новости, достопримечательности, история, карта, фотогалерея Донецкой области
Донбасс информационный - путеводитель по Донецкой области
Загрузка...
Loading...
Загрузка...

Новости Донецка и области

11 июля 2014 года

Украина и «информационный фронт»: специфика национального бессилия

пресса

пресса

С самого начала российской агрессии против Украины, еще во время событий в Крыму, мы были поражены мощью машины пропаганды Кремля, начавшей работу против нашей державы. Выполнив работу по Крыму, этот колоссальный механизм без проволочек переключился на события в Донбассе.

Но и на сегодня, спустя четыре месяца после начала вторжения, Киев мало что может противопоставить российской агрессии на «информационном фронте». Почему? Неужели в 45-миллионной державе никто никогда не задумывался над тем, что современная война без информационного противостояния немыслима?

Конечно же, задумывался. Более того: структуры, занимающиеся информационным противостоянием, давно существуют в составе украинских министерств и ведомств, они укомплектованы специалистами и необходимым оборудованием, на их содержание держава ежегодно тратит немалые средства из кармана налогоплательщиков.

Вот, например, с марта 2014 г, т.е. с начала агрессии, развила бурную деятельность подобная структура в Минобороны. Существующего штата ей не хватило, а потому в ее распоряжение были срочно откомандированы специалисты из других структурных подразделений, на нее перезамкнули военные заведения с «научной составляющей», предоставили немыслимые (по нашим, группы «ИС», меркам) ресурсы.

Руководитель этой структуры регулярно посещает высокие совещания, где решаются стратегические вопросы государственного уровня, где с умным видом рассказывает, что и как надо делать в сфере информационного противостояния. И высокие начальники одобрительно кивают: ай да молодец, эвон какие мудреные слова знает!

А в итоге - пшик. Четыре месяца работы (если термин «работа» здесь уместен), и полный ноль. Ни следа в информационном пространстве.

Я бы грешным делом подумал, что где-то в недоступных мне и другим украинцам сферах эта структура ведет тайную и успешную информационную войну против России, но у меня нет поводов надеяться на это. Ибо случилось ознакомиться с продуктом, который выдает «на гора» (якобы для распространения в информационном пространстве) этот грандиозный «высокопрофессиональный» коллектив.

Не буду вдаваться в детали, охарактеризую этот продукт одним словом - это печаль. Профанация уровня детского сада. Такое в информпространстве можно распространять только в тоталитарной державе с жесткой цензурой, ибо ни один вменяемый редактор СМИ, если он работает не под дулом автомата, такое в эфир не выпустит. И «скушает» такой информпродукт только потребитель с уровнем интеллекта улитки. Говорить о каком-то «ответе России» явно не приходится.

(К слову - это полный абзац! - в настоящее время горе-руководитель этой структуры пытается возглавить информационное направление, касающееся сразу нескольких министерств и ведомств, задействованных в АТО, и пользуется серьезной поддержкой и лоббированием со стороны очень высоких чиновников).

И пример данной структуры - лишь деталь в общей холостой работе госструктур в этой сфере.

В чем же причина подобной информационной импотенции? Основной причиной я вижу… коррупцию. Объясню логику такого вывода.

Наше глубоко коррумпированное государство устроено так, что бюрократический аппарат усиленно развивает не те сферы, которые объективно необходимы державе, а лишь направления деятельности, которые дают возможность получить выгоду конкретному чиновнику. Потому в сфере информационного противостояния у нас всегда усиленно развивалась теория - как возможность получать должности и научные звания, возглавлять научные коллективы, в конце концов, не имея особых талантов, заниматься преподавательской деятельностью, втюхивая молодому поколению (студентам и курсантам) высокие материи, без малейшего понимания методики их практического использования.

Те же, кто хоть немного шурупает в практике, давно покинул госструктуры, найдя места в куда более оплачиваемом рекламном бизнесе (все же законы рекламы и пиара во многом строятся на тех же механизмах манипулирования сознанием, что и ИПСО). И их никто никогда не пытался удержать, чиновники-теоретики в госструктурах за ними не горевали - наоборот, отсутствие практиков им только на руку. А практическая работа… Да кому она нужна?

Ведь практика всегда показывает слабые места теории. А как здорово надувать щеки и корчить из себя великого профи, заведомо зная, что туфтовое величие не разрушит главный инструмент - попытка практического использования этой теории.

…С этим удивительным феноменом я впервые столкнулся в 2008 году, когда возглавил по сути «ипсошный» общественный интернет-проект «Флот2017», который был призван противостоять информационному влиянию России на Крым и Юг Украины в целом, а также восточные области. Мне довелось провести немало встреч с руководителями научно-исследовательских и военно-учебных структур, готовящих специалистов в сфере ИПСО для всех вооруженных формирований и спецслужб страны. Слышал много умных слов. Со мной делились грандиозными замыслами. Мне рассказывали, почему я и мои соратники - лишь выскочки-профаны, в чем ошибки нашего практического проекта, и как нам надо работать.

Я смиренно соглашался, и напоследок просил: пусть наш общественный проект станет для вас, великих и могущественных профессионалов, и обучаемых вами молодых специалистов, учебно-практической площадкой. Используйте ее в свое удовольствие и с пользой для дела. А мы, хоть и не коммерческий проект, но еще и какие-то средства на гонорары найдем у спонсоров. Всем будет хорошо. А главное - для Украины, которая получит хоть один пусть плохонький и чахленький, но все же реальный полигон для отработки методик информационного противодействия.

После этого моего предложения великие профессионалы-теоретики сразу как-то теряли интерес к беседе. По известному адресу, правда, не посылали, но где-то около того. По крайней мере, на встречи больше не звали.

Сначала я недоумевал: ну как можно готовить специалистов без попытки «обкатать» их в полевых условиях? Но, изучая ситуацию в этой сфере в державе, вскоре понял: такая ситуация во всех госструктурах. Во всей стране нет ни единого действующего практического проекта в сфере информационной обороны (не говоря о «наступательных» действиях). Есть отдельные специалисты-патриоты, но они начисто лишены практических инструментов. С ними мы и работали - за что им большое спасибо. Ибо вместо работы с нами они могли бы, подобно своим многочисленным коллегам, сидеть спокойно в своих кабинетах, перебирать бумажки с умным видом, и получать ту же зарплату.

Справедливости ради замечу, что на сегодня в составе Минобороны есть одно очень мощное военно-учебное заведение, где на данный момент, вместе с «теорией», проводится и весьма серьезная практическая работа в плане информационного противодействия. Этот приятный феномен существует благодаря генералу, который возглавляет данный военный вуз, и является также энтузиастом, продвигающим свои идеи через непаханные поля бюрократической тупости. Но проблема в том, что данный вуз сегодня в плане практической работы оперативно замыкается на руководстве структуры МО, о которой я говорил выше. А значит, очень серьезный потенциал также уходит вникуда.

...Итог самоустранения державы расхлебываем сегодня, когда чудовищной по мощи пропагандистской машине Кремля можем противопоставить разве что отдельные «огневые точки», да и то за счет энтузиастов. А кормящиеся из госбюджета многие годы госструктуры, которые должны заниматься такой работой по определению, - это и есть те самые чиновники, греющие свои теплые места, и в реальной боевой ситуации оказавшиеся не более чем паразитами.

Говорил в последнее время не раз, повторюсь: Украину сегодня спасает то, что она - жертва агрессии. Ей, в отличие от агрессора в лице России, не нужна мощная машина пропаганды и дезинформации. Для нее оперативное информирование, предоставление объективной информации - это уже какой-никакой инструмент контрпропаганды.

Но и здесь у нас, мягко говоря, не сложилось. Не смотря на то, что КАЖДОЕ министерство и ведомство Украины имеет штатный инструмент оперативного информирования в лице пресс-служб и пресс-центров.

Сложилась следующая ситуация. В ходе аннексии Крыма подобные структуры просто молчали. Их не было в информационном пространстве. Некому было во всей стране (кроме все тех же энтузиастов-патриотов) противопоставить информирование общественности той лавине лжи, которая обрушилась в информпространство со стороны России.

Далее. В начале событий на Донбассе картина кардинально не изменилась - госструктуры предпочитали не высовываться. Затем с началом АТО в штабе операции формально была создана информгруппа (это предусмотрено законом про АТО), во главе которой поставили «свадебного генерала», занимающегося решением своих проблем. В группу вошли по два пресс-офицера от каждого вооруженного формирования и спецслужбы. Которые, не имея единого руководителя, занимались «информационным обслуживанием» руководства своих структур. О единой информационной политике речь просто не шла.

Ситуация изменилась с подписанием в апреле и.о.Президента Украины распоряжения о создании группы информационного обеспечения во главе с офицером Минобороны. Писалось это распоряжение под конкретных людей, которые уже показали свой потенциал. Так в штабе АТО появился спикер.

Следующим шагом, согласно распоряжению и.о.Президента, должно было стать обеспечение и организация полноценной работы группы - причем в трехдневный срок. Однако, увы, прошло три месяца (!), но этого так и не сделано. То есть спикер АТО фактически вещает в плане оперативного информирования лишь в части, касающейся армии, в то время как остальные вооруженные формирования - в частности, Национальная гвардия - живут своей «информационной жизнью», отдельной от централизованной системы информирования в рамках АТО.

Сейчас эта ситуация частично исправлена после создания информцентра СНБО, куда стекается информация от всех силовиков. Это архиважная инициатива, но речь об оперативном информировании здесь идет несколько условно.

Тогда как именно оперативность информирования - с промежутком в пару-тройку десятков минут после события - имеет колоссальное значение. Ведь правила игры диктует тот, кто сообщает о событии первым. Если это сделали не украинские структуры, а российские пропагандистские СМИ (а механизм оперативного получения, «интерпретации» и выдачи в эфир сообщений у них отлажен до мелочей, и вся система пропаганды работает как часы), то мир получает полностью перекрученную картинку. В итоге мы постоянно лишь опровергаем российские сообщения и оправдываемся, что уже само по себе является безусловным проигрышем в информационной войне.

Стоит заметить, что после долгого ступора в министерствах и ведомствах наконец поняли, что противостояние России на информационном фронте необходимо. Но (вот она, специфика бюрократической Украины) понимание этой необходимости выразилось не в защите интересов державы, а в стремлении отдельных наших чиновников пиариться на АТО (особенно после того, как она стала демонстрировать успехи).

Я не против того, что кто-то безумно рвется попиариться. Это личные проблемы каждого чиновника или политика в отдельности. Если бы это не мешало делу.

Так, против нас, группы «ИС», не столь давно вспыхнула тайная и необъявленная война со стороны одной весьма серьезной госструктуры. Причин этой войны мы не могли понять. Нам попортили немало нервов, а мы все гадали: это чиновничья тупость или какая-то диверсия? Когда же мы о причине войны против нас узнали, были изумлены: дело в том, что наша оперативность мешала пиариться некоторым чиновникам. Только они подготовили пресс-релизы и приготовились красоваться перед телекамерами, как оказывается, что эта информация уже давно в эфире - от группы «ИС».

Понятно, что никто и не попытался работать оперативнее нас (что мы только приветствовали бы, ведь это позволило эффективнее противостоять российской пропаганде - за что мы, собственно, и боремся с марта этого года). Нет, посчитали более логичным просто попытаться нас заткнуть.

Но это половина проблемы. Вторая половина состоит в том, что даже после создания (с безумным опозданием) информцентра при СНБО, вокруг него постоянно идет какая-то мышиная возня. Некоторые господа в СНБО (те самые, которые в марте посчитали глупостью наше предложение создать такой информцентр) никак не угомонятся и не могут решить, кто будет красивее смотреться в роли спикера информцентра. Нынешний спикер полковник Андрей Лысенко (кстати, как раз его в этой роли я считаю более чем уместным) всем хорош, кроме одного - у него нет высоких покровителей. А потому сейчас доходит до прямых провокаций, лишь бы его заменить.

(К слову, пытаясь - на голом энтузиазме - оказать посильную помощь державе в создании механизмов информационного противостояния, мы, координаторы группы «ИС», констатируем: за все годы жизни мы не сталкивались с таким количеством интриг и подковерных игр, как за последние несколько недель, столкнувшись с нашим чиновничьим аппаратом. Это весьма гадкое зрелище, но теперь мы понимаем, отчего Украина в целом оказалась столь малозащищенной против российской агрессии. Наши чиновники во всей сфере нацбезопасности и обороны решают совсем другие проблемы - интриги занимают слишком много их служебного времени).

Но вернемся к штабу АТО. Как я упомянул, информгруппа и сегодня так и не начала полноценную работу. Особенный провал - в аккредитации журналистов и обеспечении их деятельности в зоне АТО.

…Как-то на одном из брифингов журналист, если не ошибаюсь, из Австрии меня спросил, почему украинские силовики не проводят такую аккредитацию, и западные журналисты вынуждены работать в зоне АТО по аккредитации террористических организаций «ЛНР» и «ДНР». Я для начала заметил, что не могу себе представить, чтобы, например, в Афганистане тот же западный журналист работал по аккредитации Талибана или «Аль-Каиды». Но тут же признал, что это даже не проблема журналиста - это проблема наших силовиков, которые не дают возможности журналистам работать по аккредитации на нашей, т.е. «на светлой стороне».

Здесь надо понимать важность такой работы в плане информационного противостояния. Этот циничный (а точнее - прагматичный) прием давно освоили военные на Западе, где, с одной стороны, свобода слова, а с другой стороны - надо и интересы державы блюсти. Хитрость состоит в том (это общеизвестная истина), что если вы обеспечиваете работу журналиста - он фактически у вас в кармане, если только не имеет четкого задания освещать события в нужном кому-то ракурсе. Работая с военнослужащими, которые защищают представителя СМИ, катают его по передовой и едят с ним из одного котелка, журналист поневоле проникается к ним симпатией. Это чистой воды психология. Журналист (как и любой человек) не лишен эмоций, он ассоциирует себя частью той стороны, в окопах которой он сидит.

Но и на сегодня вопрос аккредитации не решен, и журналисты в основном имеют возможность работать в зоне АТО при «содействии» силовиков разве что в различных пулах при высоких чиновниках, приезжающих сюда и жаждущих пиара. Во всех остальных случаях для журналиста упросить военных поработать в их среде «на передовой» - очень большая проблема. В штабе АТО просто боятся ответственности за этих самых журналистов, что можно понять, но с чем ни в коем случае нельзя согласиться.

В то же время могу заверить, что с приходом к власти новой команды мы видим понимание этой проблемы со стороны тех адекватных ее представителей, с которыми контактируем. Есть все поводы надеяться, что уже в ближайшее время информгруппа при штабе АТО заработает в полную силу - практически в формате полноценного пресс-центра, в тесном взаимодействии с информцентром СНБО (надеюсь также, что интриги вокруг последнего все же прекратятся, ибо они безумно мешают нормальной работе).

…Помимо тех моментов, на которые я указал, существует еще масса аспектов в информационном противостоянии: проведение информационно-психологических операций на оккупированных территориях, «закрепительная» работа с населением в освобожденных районах, «война» в соцсетях и пр. Все они крайне важны, и без умения успешно осуществлять такую работу мы не увидим успеха в противостоянии с Россией. А нам ведь мало освободить Донбасс и завоевать умы его жителей. Нам еще предстоит вернуть Крым тем же образом, как он был у нас украден (чего не сделать без победы на информационном фронте). А потому проблем и задач на будущее - море. И в этом не только для державы, но и для нашей группы «ИС» и Центра военно-политических исследований работы хватит, боюсь, на многие годы.

Дмитрий Тымчук, руководитель ЦВПИ, группа «ИС»

По информация неправительственного проекта «Информационное Сопротивление»

 

Группы в социальных сетях: Группа Донбасс информационный в ВКонтакте   Группа Донбасс информационный в Facebook   Группа Донбасс информационный в Googleplus   Донбасс информационный в Одноклассниках   Донбасс информационный в Твиттере
Отправить пост в социальную сеть:
Google +

Поиск по сайту :

stat24.meta.ua
Copyright © 2011 - 2016 | www.donbass-info.com | При копировании информации с сайта активная ссылка обязательна!