новости, достопримечательности, история, карта, фотогалерея Донецкой области
Донбасс информационный - путеводитель по Донецкой области
Загрузка...
Loading...
Загрузка...

Новости Донецка и области

22 августа 2014 года

Губернатор рассказал о перспективах мира на Донбассе

председатель облгосадминистрации Сергей Тарута

председатель облгосадминистрации Сергей Тарута

Сергей Тарута - один из двух губернаторов-олигархов, призванных Украиной для борьбы с угрозой сепаратизма. Сам Тарута называет себя кризисным менеджером. Впрочем, и он сам, и те, кто вверил ему губернаторский пост, едва ли представляли, какие задачи придется решать в Донбассе. И вряд ли найдется много желающих завидовать его нынешней судьбе.

Тем не менее, Сергей Тарута остается, несмотря ни на что, официальным главой Донецкой области и имеет свой, особый взгляд на происходящее в регионе. «Репортер» побеседовал с губернатором о перспективах мира в Донбассе, будущем его экономики и излечении душевных ран.

- Вы давали прогноз: антитеррористическая операция завершится в самое ближайшее время, до конца августа. Но сейчас мы видим, что ДНР и ЛНР не только не сворачивают сопротивление, но часто идут в контратаки. АТО явно затягивается. Важна ли здесь скорость?

- Думаю, здесь важнее победить без больших разрушений и жертв. Это главная цель, которую мы преследуем. Если в результате боевых действий мы полностью разрушим наши города, некем и нечем будет опекаться. Мы не должны оставить выжженную землю. Никто не может точно спрогнозировать действие противной стороны по введению сюда техники и живой силы. Были предпосылки, что мы справимся до конца августа, если не будет большой внешней подпитки. С другой стороны, затягивать, конечно, нельзя. Мы не можем позволить себе войти с этим ворохом проблем в зиму. Иначе все станет совсем плохо.

- Есть ли какая-то альтернатива проведению АТО, некий мирный план? Можно ли решить вопрос без войны, путем переговоров и компромисса?

- Переговоры нужны всегда. Предмет переговоров - заложники, гуманитарная помощь и, конечно, деэскалация конфликта. К сожалению, мы пока не видим большого положительного эффекта от переговоров. Но это не значит, что нужно сворачивать контактные группы. Альтернативы продолжению АТО сейчас я не вижу - до полного завершения операции или принуждения противника к сложению оружия и возвращению за стол переговоров. Иной дороги нет. С другой стороны, боевики пришли сюда с одной целью - воевать. Переговоры можно вести с теми лицами, которые позиционируют себя как защитники интересов Донбасса. Вот сегодня появился лидер ДНР Захарченко (его объявили «премьер-министром» непризнанной республики. - «Репортер»), который до этого не был боевым генералом, в основном охранял объекты. Есть группа Ходаковского (бывший «министр безопасности» ДНР, командир батальона «Восток». - «Репортер»), который также несогласен с тем, что разрушают Донбасс. Есть другие, те, кого называют донецкой УПА. Их лидер утверждает, что он против боевиков, разрушающих Донбасс, но одновременно он против Коломойского и Яроша. Эта такая себе шахтерская дивизия, их там до тысячи человек. Находясь в тылу ДНР, они вынуждены лавировать и пока открыто не выступают против боевиков. Но есть предпосылки, что внутри самого Донбасса зреет критическая масса людей, готовых создать свое ополчение и разрушить ДНР изнутри.

- Сейчас поменялись практически все руководители и ДНР и ЛНР. Можно ли говорить о том, что к руководству непризнанными республиками пришло умеренное крыло, с которым можно говорить?

- Умеренность должна подтверждаться действием. Единственное, что изменилось, - в руководстве «республик» место российских граждан заняли представители Донбасса. У них здесь есть родственники и друзья, а значит они не должны быть заинтересованы в полном разрушении собственной земли. Надежда на патриотическо-земляческие мотивации может стать основой для диалога с этими людьми. Но пока они продолжают жить иллюзией прихода миротворческих сил из России, которые помогут, спасут, освободят.

О РАЗРУШЕНИЯХ

- Как вы оцениваете масштабы разрушений в Донбассе?

- Оценить ущерб сейчас невозможно. Но очевидно, что это миллиарды долларов. В Снежном, Шахтерске идут масштабные боевые действия с применением тяжелого вооружения. Гибнет мирное население, которое думает, что их уничтожает украинская армия. В Донецке - сложнейшая ситуация. Целые районы города остаются без электричества. Цинично уничтожаются подстанции. Недавно за одну ночь было разрушено 300 подстанций. Практически все предприятия, находящиеся в зоне АТО, прекратили работу. Шахты останавливаются, и это, к сожалению, необратимый процесс. Многие шахты уже затоплены, другие не могут завозить и вывозить сырье. Из-за разрушения высоковольтных линий остановлен крупнейший в Европе Авдеевский коксохим, от сырья которого зависят три меткомбината - ММК им. Ильича, «Азовсталь» и Енакиевский метзавод.

- Как-то вы сказали, что частные собственники разрушенных активов не смогут восстановить их самостоятельно - у них просто не хватит денег. Ведь речь идет о восстановлении куска советской инфраструктуры, которую строила вся страна. Но сегодня денег нет и у государства. Если быть до конца откровенным, вам не кажется, что какие-то активы потеряны навсегда? Например, часть государственных шахт, которые и без того планировалось закрывать и консервировать.

- Возможен и такой подход. Восстанавливать такие шахты действительно будет нецелесообразно. Но останется проблема создания альтернативных рабочих мест. В Донбассе альтернативных производств просто не существует. Кроме того, есть экологическая проблема, связанная с обводнением шахт. Необходимы будут средства для поддержания этих шахт. Такую проблему с кондачка не решить. Но если ее не решать, техногенной катастрофы в регионе не избежать. Те шахты, которые нерентабельны, те, на восстановление которых понадобятся огромные деньги, уже не будут восстановлены.

О ГУМАНИТАРНОЙ КАТАСТРОФЕ

- Госказначейство фактически не осуществляет свою деятельность в Донбассе с начала июля. Уже существует почти двухмесячная задолженность по выплате зарплат бюджетникам, пенсий и социальных пособий. Это техническая проблема или - я, может быть, будут говорить жестокие вещи - Киев таким образом мотивирует местных жителей покидать зону АТО?

- Киев не вынуждает местных жителей покидать зону АТО. Скорее всего, высшее руководство страны преувеличивает реальные риски. До недавнего времени нам удавалось обеспечить работу казначейства. Сейчас мы переводим его в Мариуполь из соображений безопасности. Но, до того как это произойдет, отключение региона от бюджетных денег я считаю неоправданным. Я неоднократно говорил на эту тему с Яценюком. Мэр Лукьянченко постоянно пробивает эту дорогу, находясь в Киеве. К сожалению, субъективные взгляды на проблемы довлеют над объективными реалиями.

- И какие это реалии?

- Реалии таковы, что риски от невыплат бюджетных и пенсионных денег значительно превышают риски по возможному взлому казначейской сети или сети Нацбанка. Грабежи торговой и банковской систем, которые могут быть вызваны денежным голодом, больше, чем риски от попытки отладить выплаты в проблемных регионах.

- У людей в городах Донбасса нет денег, нет электричества, перебои с водой. Созданы все предпосылки для появления микса гуманитарной катастрофы и социального бунта.

- В Донецке нам удается периодически пробивать маршруты для доставки электроэнергии, воды и денег. Хуже было в Славянске - там была настоящая катастрофа. Сейчас такая же ситуация наблюдается в Снежном и Шахтерске. В остальных городах пока удается как-то балансировать. Сейчас действует очень тонкий компромисс. Его нужно продлить максимально. Вероятно, он будет разрушен, когда АТО вступит в решающую фазу. Я имею в виду операцию по освобождению городов. Если такие операции будут длиться две-три недели - их люди переживут. А два-три месяца люди не переживут.

Сергей Тарута: «Образно говоря, сейчас мы находимся в психиатрии, а не в инфекционном отделении. Сепаратистов нужно лечить, а не наказывать».

О РОЛИ МЕСТНЫХ ЭЛИТ

- Сергей Пашинский, бывший глава АП, недавно заявил следующее: в марте днепропетровская и харьковская элиты заняли позицию за единую Украину, тогда как донецкая решила вступить в торг. Что в итоге и породило ДНР и ЛНР. Есть ли в этих словах доля истины?

- Если и есть, то мизерная. К тому времени уже состоялась аннексия Крыма и началась операция по подрыву ситуации в Донецком и Луганском регионах. Мало что зависело от жесткой позиции местных элит.

- Но Ринат Ахметов, который после бегства Януковича остался фактически единоличным моральным и бизнес-лидером в регионе, очень долго не занимал никакой позиции.

- Это неправда. Во-первых, ни разу в его выступления не звучала поддержка ДНР или ЛНР. Риторика была проукраинская. Может быть, она была запоздалая, с этим я могу согласиться. Но ни сам Ахметов, ни Партия регионов на своем съезде не дали повода горсоветам признавать власть непризнанных республик на своей территории. А ведь это могло дать необходимые основания для оказания поддержки этим территориям извне, как это случилось в Крыму. Даже Неля Штепа, хотя к ней есть много вопросов, публично выражала только проукраинскую позицию. Я не адвокат ни Партии регионов, ни местным элитам. Но знаю, что многих партийцев и бизнесменов парализовал страх - угрожали их семьям. В Донецкой области работали специалисты по дестабилизации ситуации, и никакая жесткая позиция местных элит не помешала бы им работать.

- Я задам еще один вопрос касательно Ахметова, хотя понимаю, что вы не в ответе за него. И все же. Я был в Донецке, тогда уже контролируемом ДНР. Незадолго до этого «республика» потребовала от Ахметова и других бизнесменов платить налоги не в Киев, а в бюджет ДНР. Ахметов публично отказался. Ни один его актив в Донецке при этом не был тронут. Хотя, к примеру, офис ИСД боевики не пожалели. Что это было - негласный компромисс?

- Думаю, сработал былой авторитет. Плюс опасения, что будут проблемы с организаторами дестабилизации в Донбассе. В тот период было по-другому, боевики балансировали, пытались понять, как будет развиваться ситуация. Не думали, что все закончится масштабными боевыми действиями. Тогда в рядах ДНР не было чужаков, все были выходцами из Донбасса, никто не собирался разрушать регион. Были надежды на большую вовлеченность местного населения, создание критической массы несогласных. Поэтому жесткий наезд на местный бизнес мог дискредитировать боевиков в глазах местных жителей.

- Сейчас освобождаются города. Местная власть в этих городах вынужденно или добровольно сотрудничала с боевиками. Имеют ли эти чиновники право оставаться на своих местах. Или должна быть проведена глубокая люстрация?

- Я против глубокой люстрации. С такими обобщениями под люстрацию должны попасть все, начиная с премьера и президента. Сотрудничать - значит помогать дестабилизировать ситуацию в регионе. Но я лично знаю многих мэров городов, которые прекрасно понимали последствия разрушения коммунального сектора в городах. Эти мэры и чиновники оставались на местах для выполнения своих прямых обязанностей. И за это их нельзя называть пособниками сепаратистов. В какой-то степени это
даже героический поступок. Какие бы глупости ни были в голове у местного населения - это не повод его наказывать. Разрушенный изнутри город - это хорошая подпитка для организаций, подобных ДНР. Украинская власть не должна бросать своих граждан, какие бы антипатии они по отношению к этой власти ни испытывали.

- Что вы думаете о законе о десепаратизации, учитывая, что его нормы коснутся десятков тысяч жителей Донецкой области, которые, так или иначе, сотрудничали с ДНР?

- Как рассматривать человека, которого идеологически дезинформировали, вправили ему мозги, дали в руки оружие и он пошел защищать на блокпост свою семью от мифического «Правого сектора»? Я точно знаю, что в Краматорске люди сознательно шли после работы на блокпосты. Они никого не убивали, ни с кем не воевали. Их нужно лечить, а не наказывать. Ограничив их в правах, мы снова создадим очаг напряженности в обществе, который рано или поздно выльется в новое гражданское противостояние. Нужно понимать, что десепаратизация может стать поводом для сведения счетов. Когда города были под контролем ДНР, многие недовольные припоминали старые обиды своему начальству, коллегам, бизнес-партнерам, используя войну как повод. Сейчас, когда города освобождаются, нельзя допустить того же, но уже с другой стороны. Мол, вот он давно у власти, давай его сковырнем, обвинив в сепаратизме. Эта дорога никуда нас не приведет.

О ПРЕСЛЕДОВАНИИ

- Ваши партнеры по ИСД - российские бизнесмены, в частности Александр Катунин. Запад вводит персональные санкции против российских бизнесменов, Украина тоже. Как изменились отношения с вашими партнерами в связи с этим?

- Проблем с бизнесом и партнерами нет, потому что нет бизнеса. Я не поддерживаю сейчас с ними отношений, мы не звоним друг другу. Скажу откровенно: даже если бы бизнес работал, я бы с ними не общался, чтобы не создавать им лишние проблемы. В глазах России я опальный украинский чиновник. Общение со мной «чревато».

- По иску ВТБ арестованы активы тех компаний, которые не входят в ИСД и являются вашим личным бизнесом. Это и металлосбытовая компания УГМК, и отели в Крыму, и ряд других активов. В данном случае речь идет о политической мести?

- Безусловно. Это плата за проукраинскую позицию.

- Вы не думаете продавать свою долю в ИСД?

- Как ее можно продать, если она арестована?

- Возможно, блокировка счетов и есть намек на продажу?

- Пока таких предложений не поступало.

- Вы стали губернатором, когда не было больших проблем в Донбассе, когда еще не был аннексирован Крым. Наверняка перед вами тогда ставились совсем иные, нежели сейчас, задачи. Вас не посещала мысль: «Не для этого нанимался»?

- Посещала. Но уход сейчас несвоевременен. Время намного более критическое, чем несколько месяцев назад.

- Но тогда вы в некотором смысле заложник ситуации: уйти нельзя, но и оставаться не хочется.

- Я вижу смысл в этой работе до тех пор, пока я могу влиять на происходящие процессы. А я могу на них влиять. То, что краматорские заводы остались целы, - это мое личное влияние и бессонные ночи. Пока я могу это делать, нельзя проявлять слабость и уходить. Если передо мной поставят задачи, противоречащие моим внутренним убеждениям, тогда я уйду.

- Как к вам относятся в Донецке и области, учитывая, что вы занимаете позицию, которую не разделяют многие жители региона? А если учесть, что на эту должность, как утверждает Игорь Коломойский, изначально прочили не вас, а Ахметова, не кажется ли вам, что вы страдаете за других?

- Говоря образно, мы сейчас находимся в психиатрии, а не в инфекционном отделении. Люди обижаются и злятся, но завтра они, возможно, скажут спасибо. Когда я стал губернатором, я почти никого из мэров городов не знал, не считая Хотлубея и Лукьянченко (мэры Мариуполя и Донецка. - «Репортер»). Сегодня для них всех я самый большой друг, потому что помогаю им выживать, спасать и упреждать разрушения. Естественно, проукраинская позиция здесь, в Донбассе, никогда не была популярной. Но я уверен - это пройдет. Главное, чтобы мы провели реформы.

О БЕЗДЕЙСТВИИ ВЛАСТИ

- По поводу реформ. Их не видно не только на местном уровне - потому что война, - но и на общегосударственном. Объявленная децентрализация бюджетов, которая должна заложить основы для восстановления Донбасса, да и всей Украины, так и не реализована. Вам комфортно работать в условиях, когда Киев не выполняет своих обещаний?

- Конечно, некомфортно. Более того, я считаю, что сегодня Киев принимает самостоятельные решения, которые не согласовывает ни с Донецкой, ни с Луганской областями. Но по крайне мере один пункт нашей реформаторской программы мы выполнили - ликвидировали копанки. Как говорится, этот бизнес сейчас «не на часі». Киеву сегодня ничто не мешает проводить реформы. Нет никаких оснований говорить, что этому мешает война. Наоборот, консолидация общества в связи с этой войной поможет ему пережить те болезненные моменты, которые неизбежно сопровождают реформы. Трудно придумать лучшее время для проведения преобразований - это страшный, но исторический шанс для страны. А децентрализация бюджетов в этом контексте занимает главное место.

- Вам не кажется, что в центральной власти формируется некая партия войны, для которой нынешнее противостояние - способ сохранить бразды правления?

- Такая сила не имеет будущего и очень быстро себя дискредитирует. Вот, Яценюк говорил, что сделает все, чтобы у следующего президента не было таких полномочий, за которые стоило бы так ожесточенно бороться. Но борьба все равно продолжается. В любом случае нужно понимать одно: запрос в обществе на войну краткосрочный, запрос на реформы - постоянный.

По информации Донецкой областной государственной администрации. www.donpress.com

 

Группы в социальных сетях: Группа Донбасс информационный в ВКонтакте   Группа Донбасс информационный в Facebook   Группа Донбасс информационный в Googleplus   Донбасс информационный в Одноклассниках   Донбасс информационный в Твиттере
Отправить пост в социальную сеть:
Google +

Поиск по сайту :

stat24.meta.ua
Copyright © 2011 - 2016 | www.donbass-info.com | При копировании информации с сайта активная ссылка обязательна!