новости, достопримечательности, история, карта, фотогалерея Донецкой области
Донбасс информационный - путеводитель по Донецкой области
Загрузка...
Loading...
Загрузка...

Новости Донецка и области

5 ноября 2014 года

Экономика Украины уходит в «густую тень»

Президент Украинского аналитического центра Александр Охрименко 

Президент Украинского аналитического центра Александр Охрименко

Президент Украинского аналитического центра Александр Охрименко дал эксклюзивное интервью для телеканала NewsOne.

Корреспондент: Александр, сразу первый вопрос. За последнее время украинцы сняли с депозитов большую кучу денег.

Охрименко: Большую - это есть.

Корреспондент: На сегодняшний день как убедить их вернуть обратно, как им объяснить, что их деньги - это кровь для национальной экономики?

Охрименко: Пока никак. Успокоить надо. Для того чтобы людей убеждать, сначала надо их успокоить. А успокоить можно только одним образом. Я не знаю. Поклясться, дать гарантию, что больше не будет временных администрацией. Сейчас что произошло? Нацбанк не сообразил. Когда в "Брокбизнесбанк" вводил, предупреждали: нельзя это делать. Мы хотим. Когда "Форум" ликвидировали, говорили: нельзя это делать. Мы хотим. А когда началась череда… Почему люди забирают? Даже вот некоторые банки подняли проценты, ставки - не помогает. А если введут временную администрацию? Сейчас вообще анекдоты ходят. Мне задают вопрос: за счет банка надо забирать? Зачем? Все, я уже понял, что просто людям невозможно объяснять. На сегодняшний момент есть крупнейший банк. Там надо… "Мне кум говорил, что с завтрашнего дня будет". "Кто тебе сказал?" "А вот "Форум"… Действительно перестарались. Сейчас, не знаю, президент должен кулаком по столу стукнуть: еще одна временная - тогда может подействовать.  Или, не знаю, поклясться. Потому что сейчас, что бы ни говорили… Говорят, будет временная администрация, деньги подвиснут, будут давать, неизвестно когда. И уже агитация не идет. Умные слова не подходят.

Корреспондент: Уже слухи.

Охрименко: Слухи давят сильно.

Корреспондент: В любом случае, убирают один банк, убирают другой банк - это же значит, что они не могут работать, или это какое-то насильственное очищение?

Охрименко: Если "Брокбизнесбанк" - это чисто политическое решение… давай уничтожим, потому что это банк той власти. Банк "Форум" - абсолютно бессмысленно. Действительно, в мире есть такое изречение. Он очень большой, чтобы обанкротиться. В мире есть железное право: большой банк никогда не банкротят. Никогда. Несмотря на любые политические лозунги. Ему помогают, его финансируют. Да, маленький банк - пожалуйста. Его имя никто не знает, названия. Но крупный банк - это святое. У нас, знаете, нарушили. А теперь попробуй восстановить. И действительно глупость сделали большую. На сегодняшний момент такие средние банки, как "Актив-банк", как фактически "Еврогазбанк". Зачем было доводить его до банкротства? Надо было дать только рефинансирование. Если взять математически сумму, которую можно было дать, она значительно меньше, чем надо сейчас напечатать денег, чтобы успокоить людей.

Корреспондент: Значит ли это, что государству просто не хватает средств рефинансировать этот банк, поэтому они идут таким путем?

Охрименко: Я бы сказал, не у государства не хватает. А ума не хватает. Смотрите. У нас уже, наверное, раз десять заявляли, что надо рефинансировать прозрачно, справедливо, честно. Это постоянно. Мало того, заявляют и наши, и зарубежные эксперты. Доходит до этого - не работает. Почему? Включаются политические амбиции. Что на сегодняшний момент мешает сделать рефинансирование? Инфляция все равно высокая. Разговоры, типа… куда влиять? Влиять дальше некуда. На сегодняшний день рефинансирование - это тот выход, который может спасти ситуацию. Но где-то не хочется, где-то… МВФ время от времени тоже говорит: вроде бы, не надо, вроде бы, надо. А где же ваше решение? Вы же видите, вы же должны принимать решение.

Корреспондент: Откуда тогда брать деньги для рефинансирования? Это государство должно делать?

Охрименко: Эмиссия. Рефинансирование - это классическая эмиссия гривны. Это никто ничего не изобрел, не придумал. Тут очень все просто. Делается эмиссия гривны, заливается…

Корреспондент: Это же повышает инфляцию.

Охрименко: Какая разница? Смотрите, сейчас, на сегодняшний момент инфляция у нас почти 20% будет. Ну и что? Хорошо, будет 25. Есть уровень, когда уже смысла держать инфляцию нет. Я понимаю, когда было три, поднялось до пяти. Сейчас - уже все. Это уже не проблема. Сейчас проблема - спасти банковскую систему. А для этого нужна эмиссия. Как в Америке выходили из кризиса? Замечательно. Они включили станок, причем открыто, публично, напечатали приблизительно 8 триллионов долларов - и их совесть не мучила. Мы же начинаем рассказывать, что может это куда-то… Не может это. Берите пример у специалистов - печатайте. Монетаристы бы сказали: эмиссия, эмиссия, эмиссия. Хотя кейнсианцы сказали: тоже допускается эмиссия, но в пределах допустимой балансировки бюджете. Но это все…

Корреспондент: Почему же они никак не могут найти тогда точки соприкосновения? Вы рассуждаете правильно. Помимо вас есть другие эксперты, которые рассуждают в этом ключе. Почему тогда вас не слушают, а занимаются вот этими вещами?

Охрименко: Слушают больше политиков. Ситуация простая. Действительно большая проблема - руководство Национального банка. Вся беда в том, что да, Валерия Гонтарева - умный человек. Хорошо владеет английским, замечательный банкир - это факт. Но у нее не было опыта работы. Она плохо представляет, как работает банковская система в целом. Она хорошо знаете, как работает банк. Она пытается институционными методами влиять. Вы представляете, что получается. То, что вы говорите. Инфляция вырастет? Та причем тут инфляция? Про инфляцию уже не вспоминайте. Уже все, уже, что называется, сгорел сарай - палим хату. Уже не поможет. Какая инфляция? Я понимаю. Про что вы говорите? Да, действительно инфляция. Сделайте 40%. Какая уже разница? Уже все равно вы ее не контролируете. Но действительно банки начнут работать. Но опять же начинается непонимание, дискуссия.

Беда в чем? У нас, получилось, глава Национального банка не может сама стать в позицию. Практически она постоянно спрашивает МВФ: делать или не делать. А что такое МВФ. То делай, то не надо. Наоборот, МВФ должен к тебе приходить и стоять в приемной, а ты должен приглашать и спрашивать: вы мне не очень нравитесь, ваши рекомендации мне очень не понравились - может, давайте подумаем. А у нас получилось наоборот. Доходит до смешного. Она ссылается на пресс-конференции: я сегодня утром говорила, мне МВФ сказал. Та вообще про это рассказывать нельзя. Ты же глава НБУ.  Ну что это такое? Ты наоборот должна отвечать, что я построила МВФ, они прибежали и дали денег. Вот так говорят.

Корреспондент: У нее пока так не получается.

Охрименко: Не умеет правильно говорить.

Корреспондент: Александр, насколько, на ваш взгляд, еще ниже может упасть гривна? Или все-таки будут поддерживать изо всех сил?

Охрименко: Официально, я думаю, будет пока 13. Почему 13? 12,95. Это как анекдот. Почему? Потому что в свое время, когда МВФ выдавал кредит, он просчитал так называемый пессимистический прогноз, и там посчитал курс 13. Считалось, что курс 13 - это критический курс, выше которого проблемы. По этой причине официально держать 12,95 и хотят показать МВФ, что мы все сделали. А то, что на "черном" рынке 14 - не обращают внимания. Я скажу так. Держать такой курс условно 13 будут, я думаю, до  конца года однозначно. Все-таки есть надежда, что деньжат могут дать. А на "черном" рынке он может быть любой. Понятно. Пока 14. Может быть и 15, может быть и 16. Тут зависит от очень многих факторов. И не обязательно от населения, от бизнеса… Сейчас теневая экономика начнет более активно работать - курс вырастет, спрос на валюту вырастет.

Корреспондент: Насколько большая вероятность того, что сейчас экономику смогут вытащить из тени в связи со всеми этими событиям?

Охрименко: В тень наоборот зайдет. Нет. Смотрите, официально в тени где-то процентов 70. До всех этих "майданов" было процентов 60, я бы сказал так.

Корреспондент: Сейчас активнее растет?

Охрименко: Конечно, растет. Смотрите, на сегодняшний момент официальную смотрим статистику. Есть такой интересный показатель. Называется "производство в штуках", В деньгах смотреть можно. Цены выросли - а рост куда? И мы видим, что идет падения. Причем падение товаров, как бы сказать, полутеневого характера. Они как падают? Соответственно, предприятия идут в тень. Действительно, на сегодняшний момент крупные предприятия приходят на предприятие. Вам нужен эшелон, к примеру, цемента. Нет проблем. Приноси наличку - сейчас будет эшелон. Безнал не интересует априори. Чемоданчик принес - получил. Чемоданчика нет - смысла нет. Получается, если ты по документам прогонишь, то надо будет заплатить все налоги. Смысл какой? Во-вторых, увидят, что у тебя есть деньги - тебя еще раз обложат. А так получается в этом бардаке… Беда в том, что, к сожалению, даже несмотря на все это, теневая экономика, скажем так, страдает: нет заказов, нет денег. Раньше как? Теневая экономика - это торговля. А сейчас получилось - они вынуждены допродавать то, что набрали раньше. Продажи слабо идут. Стройки жутко плохо идут. При всех стараниях - и так, и так, и так... Металлурги бедные. Проблема в том, что нет самого спроса. Теневая экономика выживает, но ей тоже покупатели нужны.

Корреспондент: Александр, насколько сильно влияние российского кризиса, где тоже рубль, в общем, движется так, что дальше уже практически некуда?

Охрименко: В России немножко другая ситуация…

Корреспондент: И насколько это влияет на экономику Украины?

Охрименко: С точки зрения рубля, если бы у нас было все замечательно, девальвация рубля для нас была бы выгодна. Курьез. Но так как мы упали сильнее, то эффект не сильный. Понимаете, сам по себе рубль российский - это немножко другое. Это нефть. У нас на сегодняшний момент, для нас хорошо - у нас подешевел бензин. Прямая зависимость. Для нас вообще хорошо, чтобы нефть по 20 долларов. Это вообще замечательно. С другой стороны, получается, что в любом случае хуже работает экономика России. Ну даже не хуже, а торговые войны. Мы теряем экспорт. На сегодняшний момент, по официальной статистике, за 9 месяцев - это, правда, данные таможни, не Госстата, они немножко отличаются - мы где-то 4,5 миллиарда потеряли.

Корреспондент: Это только начало, на ваш взгляд, или восстановление будет?

Охрименко: Нет, будет больше потерь. Смотрите, что получилось. Мы фактически потеряли готовые продукты, что экспортировали. Твердые сыры - это классический пример. Твердые сыры упали на 8%. Кондитерские изделия, которые делятся - с какао и без какао. С какао - 60%. Это очень большое падение. Ну, машиностроение - понятно. Я понимаю, машиностроению чего падать. В России никто что-то строить не собирается активно. И у нас, к примеру, был момент - трансформаторы хорошо поставляли. Меняли линии. Был момент - поставляли, к примеру, оборудование для промышленных предприятий. Но сейчас…

Корреспондент: Метро.

Охрименко: Было. Просто получилось так, что заказ выполнили, а сейчас новых заказов нет. И, в принципе, вряд ли ожидается что-то новое.

Корреспондент: И тут вдруг появляется Джеффри Пайетт, посол США в Украине, который говорит: а чего это украинские компании санкции не вводят? Вы что, не с Европой вместе? Вот это заявление как-то можно оценивать с точки зрения экономической, без политики?

Охрименко: Нет, без политики - никак. Это просто… Курьез в чем заключается? Европа может позволить себе ввести санкции против России. А Украина? Это даже немножко смешно. Представьте, на сегодняшний момент есть проблема продать твердые сыры в Россию. Проблема. Мы хотим продать. А теперь мы говорим: мы из принципа продавать не будем. Кого накажем? Другая ситуация. У нас действительно, что постоянно наши политики говорят, ну, когда говорю с "технарями", они очень ругаются. Наш военно-промышленный комплекс, он, в общем-то, полуроссийский и полуукраинский. Сами понимаете, в Советском Союзе он был единым. И на сегодняшний момент, типа, прекратим сотрудничество в военно-промышленном комплексе. Все замечательно.

Но курьез заключается в том, что даже автомат собрать нельзя будет. Так случилось, что часть комплектующих приходит из России. И наоборот. У нас есть на Западной Украине предприятия, которые испокон веков делали комплектующие, поставляли в Россию. С помощью этого Россия делала, я так понимаю, что-то связанно с подводными лодками. Сейчас завод стоит намертво. Они могут делать действительно хорошую продукцию, но она нужна только московскому предприятию или российскому. Но мы нужны тоже. То есть это осталось от Советского Союза. Его поменять? Поменять не возможно. Его просто закрыть. Потому что, во-первых, немножко он специальное… военные, это же хитрость - один комплект, второй, третий. Вместе не соберешь. Это тоже своя хитрость. И тут получается. На сегодняшний момент даже такие громкие заявления России: Украина будет производить свои танки. Замечательно. А комплектующие где брать? У России? Просто это все от Советского Союза осталось. Там не поменяется. Я понимаю, что сейчас зашкаливает политика. Честно говоря, если убрать политику, то экономика у нас в плачевном состоянии. Если посмотреть политику - все замечательно.

Корреспондент: Как вы оценили газовые договоренности? В итоге заключили.

Охрименко: Компромисс. Тем более, хороший компромисс. Конечно, можно было заключить еще летом. Это однозначно. Но политики… Фактически то, что первоначально предполагалось заключить летом, мы заключили сейчас. То есть все то же самое, тот же самый компромисс. Просто, так сказать, с размахом.

Корреспондент: Мы так хотели поговорить про экономику с вами, а все время к политике.

Охрименко: В Украине так не получается. В Украине вы сейчас не сможете назвать ни одного экономиста. Сейчас назовете всех политиков.

Корреспондент: А чего? Вы.

Охрименко: Поэтому я не у власти. Президент - это политик, премьер - это политик. Они не занимаются экономикой абсолютно. Они занимаются только политикой. Министр экономики, министр финансов занимаются только политикой. Даже глава НБУ занимается больше политикой, чем Нацбанком. Это проблема Украины. Это действительно на сегодняшний момент действительно постоянно зашкаливает. Фактически газовое соглашение. Что мешало? Причем, еще, когда в мае МВФ давал кредит, он говорит: да, два миллиарда из них я разрешаю использовать для погашения долгов по газу. Дождались, пока стало три миллиарда, и теперь будем погашать три миллиарда. Логика? Причем говорили, что цена будет 385. Та же самая цена 385 осталась. Дискуссий было, разговоров и так дальше. Я понимаю, что на сегодняшний момент политика… Премьеру тяжело говорить про зарплату. Вы же понимаете. А вот говорить про глобальную борьбу и геополитическую - это красиво. Это беда.

Корреспондент: Как себя вести сейчас простому жителю? В связи со всеми этими…

Охрименко: Выживать.

Корреспондент: Симбиоз политики с экономикой. Простому человеку что делать?

Охрименко: Выживать. Сейчас и выживать. Мы вспомнили теневую экономику. Сейчас действительно официальная безработица у нас растет, а неофициальная у нас еще больше. У нас задолженность по заработной плате с начала года выросла в четыре раза. Это у нас такой индикатор безработицы. Многие люди, кто пошел работать в полутеневую компанию, кто в схематику, кто где-то, шабашка. Потому что нормальной работы нет. Но зато там хоть кое-что платят. И действительно на сегодняшний момент часть людей выехала. Сейчас действительно довольно таки много выехали кто в Россию, кто в Европу. Кому куда больше нравится. Сейчас действительно кризис надо пережить. И часть людей мучается с банками, с депозитами: кто забирает, кто размещает. Зато шабашка хорошая. Сейчас валютным спекулянтам раздолье. Действительно.

Корреспондент: Им всегда раздолье.

Охрименко: Нет, не всегда. До Майдана было горе, они все жаловались. Сейчас получилась какая ситуация? Сейчас единственные вопрос: сколько людей занимается спекуляцией? Миллионы. Действительно, такая массовость, такое количество людей. Кто-то побольше, кто-то поменьше, но массовость невероятная.

Корреспондент: Насколько, с точки зрения простого жителя, они делают правильно? Он снимает долларовый депозит и тут же переводит его в гривны.

Охрименко: Не обязательно.

Корреспондент: Это правильно? Или уж раз снял, то снял?

Охрименко: Долларовый депозит попробуйте еще снять в долларах. Чаще всего предлагают гривну. У нас другая ситуация. Человек вырывает гривну, бежит искать доллары, покупает доллары. А потом есть некоторые, которые несут в банк, а некоторые дома прячут. Это тоже ситуация. Действительно, сейчас есть такое понятие - пережить кризис. Сейчас действительно пережить. Кто-то скупает товары, в прямом понимании этого слова. Кто-то бросился… на сегодняшний момент некоторые люди, вырвавши деньги, бросились в стройку, строят себе дом. Они считают, что пока суть да дело, что-то сделаю, потому что нет работы. У меня есть какие-то запасы. Будет так. Кто-то бросился в сельское хозяйство, что называется. Понимаете, украинцы… Это же не первый кризис. Опыт имеется. По этой причине опыт переживания есть. Вот такая ситуация.

Корреспондент: В таких положениях, когда страна находится, экономических появляются обычно новые возможности. Вы на сегодняшний день можете оценить качество новых возможностей, которые появляются?

Охрименко: Низкий старт. Для валютных спекулянтов - да. Смотрите, кто стал возле потока, я так понимаю, пройдет это все - он будет скупать банки. Они столько заработают на этом этапе, что они скажут: у меня же столько денег, я буду скупать. Это факт. Это крупные. А, в принципе, что касается низкого старта… ну, понимаете, какая ситуация. На сегодняшний момент действительно некоторые бизнесмены и около-бизнесмены, воспользовавшись таким хаосом, конечно, где-то могут дешевые активы приобрести. Это факт. Но для населения массово низкий старт не сработает. Даже вот, насколько я знаю, некоторые пытались на низкий старт, запустить свой бизнес. Нет потребителей. Понимаете, что сработало? Людей так напугали, что даже если у человека есть деньги, он экономит. У него есть достаточно большая сумма денег. Ты ему предлагаешь прибрести автомобиль новый, причем со скидками, со всем. Ему он нужен. Но он думает: нет, кто же знаете, сколько будет кризис - год, два или десять. Нет, пускай я пережду. И вот это пережидание… Если бы люди понимали, что кризис закончится через год - начнут покупать. А никто не будет гарантировать, что он через год закончится. Вот это ожидание очень давит. Сейчас единственное, в чем возможность возникла, опять же не для всех, а это и раньше было, - действительно уехать на Запад и там получить или образование, или найти работу.

Корреспондент: То есть самый выгодный путь, грубо говоря, вложить деньги в образование?

Охрименко: Сейчас действительно теоретически, если стоит такая цель, даже если вы имеете какое-то образование, но вы понимаете, что для того, чтобы вы нашли работу, условно, в той же Испании, вам не хватает какого-то диплома и квалификации. Или даже языка, грубо говоря. Вы можете инвестировать деньги в знания, своего языка. Действительно, все, нет у вас работы или вы понимаете, что эта работа вас не кормит, вы как танк рванули, подтянули себя и начинаете полноценно искать работу, понимая, что у вас есть определенная квалификация.

Корреспондент: Люди вкладывают в себя?

Охрименко: В себя. Это действительно реально. Вообще во время кризиса вкладывать в себя - это как раз рекомендация всех великих гуру международного рынка. Они всегда рассказывают, что во время кризиса вкладывайте в себя. Но у нас не совсем понимают, что значит вложить в себя.

Корреспондент: Александр, а какова, на ваш взгляд, сегодня в этом хаосе роль олигархов украинских?

Охрименко: Олигархи были и остались. Действительно олигархи, в общем-то, революцию затеяли, если на то пошло. Не будем трогать вопрос, кто с кем не поделился. Это понятно. Но я так понимаю, что олигархи на сегодняшний момент… Когда закончится кризис? Когда олигархи окончательно рассядутся. Они сейчас делят активы, ругаются очень сильно. Хотят переделить, но это святое. Был бы я олигархом, я бы тоже хотел бы что-то переделить. И вот это сильно давит на экономику. По той простой причине, что они постоянно хотят что-то переделить. Вот когда они уже успокоятся и поймут, что делить уже остановились, вот тогда действительно экономика начнет выживать. Но главную роль как играли олигархи, так и будут. Может быть, поднимутся более молодые и какие-то другие ослабнут. Это да. В принципе, в олигархов это постоянно - кто-то усиливается, кто-то слабеет. Но останутся все.

Корреспондент: На ваш взгляд, сколько они еще делиться будут? Как долго они будут рассаживаться?

Охрименко: Честно говоря, я думал, что на выборах рассядутся. Честно, я думал, что к выборам. Но вижу - нет. Будем надеяться, в следующем году рассядутся. Я понимаю, что делить всегда сложно. Но сейчас эти выборы показали, что они не дали возможности поделить. Надо опять выборы, честно говоря. Выборы должны были сказать, что они поделили. Все, кто делал ставку на президента из олигархов, они проиграли. Теперь получается: мы же планировали, что сделаем вот так, а теперь оно так не получается. Мы сделаем, типа, временно вот так… Что значит временно? На год, на полгода. Ну, давайте на годик. А потом переиграем так, как мы хотим. Потому что, понимаете, получается, что президент проиграл выборы. Однозначно. И теперь ему надо, во что бы то ни стало, хотя бы через год затеять новые выборы, чтобы выиграть. Вот в чем проблема.

Корреспондент: В принципе, да. Это уже политологический расклад.

Охрименко: Нет, это практически. Вы сами понимаете, что в Украине… Украина - это чисто, скажем так - хотите, татарская страна, хотите, азиатская - какая угодно. Здесь должен быть один президент и свой ручной премьер. Это нормальная, классическая модель управления Украины, экономики Украины. Две политические фигуры - президент и премьер - никогда не работают. Ющенко и Тимошенко можете вспомнить, если интересно. Даже Лазаренко и Кучма, если уже вспомнить подальше. То же самое. Сейчас Яценюк и Порошенко - это новые выборы. То есть в любом случае все равно сейчас экономикой никто заниматься не будет. Будут заниматься политикой и ждать новые выборы, чтобы все-таки или действительно поставить своего президента, или опять же поставить своего премьера. Вот такая беда нашей экономики.

Корреспондент: Александр, на ваш взгляд, чисто экономически, что называется, экономическими методами можно решить проблему юго-востока?

Охрименко: Можно было бы решить давно. Но, опять же, мы сейчас в олигархов упремся. Понимаете, ситуация очень простая. Если бы действительно вот эти льготы, которые сейчас дали Крыму… Мы уже слышали, что поскольку Крым мы потеряли, они приняли закон про зону свободной торговли Крыма. А что, раньше нельзя было принять? Вроде бы, времени не было. Вот если бы они взяли этот закон… Даже ничего не надо делать. Просто дополнение - включить. И перечислили туда Донецкую и Луганскую область. Просто включить. Вот сразу бы это был сильный удар по, скажем так, амбициям сепаратистов, по всем. То есть тогда бы самим сепаратистам было бы выгодно переиграть. Вот хитрый вариант. Да. Тут сразу скажут: ну как же, они же будут сами, без нас, без наших… Вот это вот беда.

Корреспондент: А почему без нас, если там действительно сделать свободную экономическую зону?

Охрименко: Понимаете, что такое Украина? Где хан, там и орда. Это - Киев. Все налоги собираются в Киев - и Киев делит.  Соответственно, кто главный? Хан. А теперь представьте ситуацию. Если налоги собираются в Луганской области и распределяются, часть пересылается в Киев. Кто будет хана выбирать? Луганская область? А какой хан хочет  быть, чтобы... Вы же не путайте. Хан - это у нас президент. Это хан. А есть еще хакан. Хакан - это которого избирают. На сегодняшний момент, в идеальном варианте, если бы действительно сделали децентрализацию, сделать выборность губернаторов, действительно экономическую самостоятельность регионов сделать, - власть президента и премьера очень сильно ослабнет. Это факт. Его будут избирать области. Но зато для экономики Украины это будет рывок колоссальный.

Корреспондент: Но им же этого не надо. Поэтому они вряд ли…

Охрименко: Олигархам не надо. Олигархам выгодно. Есть хан, до которого они ходят, да, его можно менять, ругать, - это вопрос технический. Но тогда получится: нам придется договариваться… Грубо говоря, приходит даже в Херсонскую область. Сейчас она ничейная. В Киеве решили - здесь сделали. А там приходишь и говоришь: я хочу, к примеру, забрать эту землю. А губернатор говорит: знаешь, для этого построишь порт, построишь дороги… Как? А без этого не дам. И вот этого не хотят. Но для области будет проще. Мы всегда любим хвастаться, рассказывать - Англия. В Англии действительно премьер, его избирает графство. Во Франции почти то же самое. Несмотря на то, что… ФРГ. По этой причине Меркель так тяжело. Ей приходится туда-туда.

Корреспондент: Именно поэтому здесь боятся так федерализации?

Охрименко: Боятся. Потому что получится, что из хана у нас будет хакан. Представьте ситуацию. На сегодняшний момент президенту для того, чтобы стать президентом, надо будет удовлетворить амбиции, я не знаю, Тернопольской области или какой-то там, Ровенской. Как это? Я, великий и могущественный, и я должен согласовывать с губернатором Ровенской области, что, оказывается, там нет дорог? Да вы что? Куда?

Корреспондент: Александр, почему такие сильные ребята на экономическом поле, типа Китай, не заинтересованы сейчас войти в Украину?

Охрименко: Нет. Китай как раз был заинтересован. Вы не забывайте.

Корреспондент: Был. Но это еще до Майдана, когда они работали…

Охрименко: Смотрите, в чем немножко специфика Китай. Китайцы, они дружат персонально. Те договоры, которые заключил Янукович до Майдана, для того чтобы они действовали, наш Порошенко теперь лично заключил еще такие. Они не заключают договоры со странами. Они заключают договоры с лидерами. Вот почему действительно Китаю очень удобно работать с Россией? Китаю удобно работать с Россией, потому что есть лидер. Китаю удобно работать с Казахстаном. Мало кто знает, что интеграция Казахстана в Китай невероятная. Очень сильно.

Корреспондент: Я знаю, да.

Охрименко: А вот, к примеру, с Украиной, ну, с кем он будет беседовать? Получается, он побеседовал с Порошенко, а Яценюк в позу стал и говорит: я не буду с Китаем, мне он не нравится. Они этого не понимают. Этого не может быть. Есть ЦК, есть политбюро. Приняли решение - и все "за". А если два мнения - это неинтересно. Хотя действительно, честно говоря, дружить надо с Китаем. С Европой бессмысленно дружить. У нас своя специфика. С Россией тоже дружить опасно. А с Китаем - выгодно. Во-первых, Китай никогда не навязывал Украине какие-то геополитические цели. Когда Китай требовал, пожалуйста, народную республику? Какую хотите… Да хоть десять. Хотите памятники Бандере - та нет проблем. Для Китая все равно. Деньги - прежде всего. И - рынок. Тоже вопрос: может ли Китай инвестировать в экономику Украины сто миллиардов? Легко. Потому что у него избыток. Мало того, Китай, что делает? Он старается тормозить инвестиции на саму территорию Китая. Он боится перегрева своего рынка. Ему проще туда зайти. Почему он в Африку пошел? Потому что он понимает, он перегреет рынок. Те разговоры, чтобы взять три миллиона гектаров в аренду - он мог бы взять. Мало того, за свои деньги бы ирригацию сделал. Он порт бы спокойно построил. Это не те миллиарды, которые Китай бы разорили. Понимаете, в чем проблема?

Корреспондент: Он теперь и построит в Саках.

Охрименко: То отдельный разговор. Просто тут ситуация заключается в том, что с Китаем дружить надо. Мало того, мы, несмотря на все события, мало кто знает, мы в этом году начали больше торговать с Китаем. Без всяких лозунгов, без истерики, спокойно. В этом году впервые в Китай продали подсолнечное масло. И оказалось, что мало. Надо еще больше. Еще больше.

Корреспондент: Как вы оцениваете с точки зрения экономики вот этот вот договор между Россией и Китаем по поводу всех газопроводов и всего остальное?

Охрименко: Это сильный удар. Посмотрим. Вы же понимаете, Китай и Россия - это два мощных игрока. Китай не уступит России. Теоретически вы сами понимаете, что если Китай будет покупать газ, то, в общем-то, Европа для России не нужна. Рынок, в общем-то, Китая, даже тот газ, который они закупят, им все равно мало. По той простой причине, что, в принципе…

Корреспондент: Бездонные ребята.

Охрименко: Не то, чтобы бездонные. Во-первых, действительно много населения. Во-вторых, что там получилось? Растут доходы населения, и растет понятие комфорта. А комфорт - это энергия. Тоже не тайна. Соответственно, больше, больше и больше. Тут тоже все практически к этому идут. Так что, тут при всех разворотах. Другое дело, по какой цене Китай будет покупать в России. Это уже амбиции. Потому что, конечно, хотят дешево. Это естественно. Россия хочет дорого. И тут трения могут быть. Но, опять же, понимаете, как получилось. На сегодняшний момент, с точки зрения экономики, конечно, Китай России конкурент. Понятно. Но если мы говорим, что против США - это друзья. Против Европы - это друзья. Время от времени, как бы, друзья. А по отношению к Украины - это ни то, ни другое. Украина выпадает из этих всех амбиций России и Китая.

Корреспондент: Александр, в свое время украинский бизнес очень активно ходил за рубеж, что называется, со своими инвестициями.

Охрименко: Не очень активно. На Кипр.

Корреспондент: В любом случае, в России же было достаточно много филиалов.

Охрименко: Частично, да, было.

Корреспондент: Когда восстановится, если не брать опять во внимание олигархат, когда украинский бизнес будет готов снова?

Охрименко: В Россию?

Корреспондент: Нет. Просто вовне.

Охрименко: Смотрите, если договор про ассоциацию заработает, если заработает, пока его отложили, теоретически предполагается, что… Опять возвращаемся к олигархам. Вообще, договор об ассоциации - это для олигархов. Если он заработает, что есть надежда, что наши олигархи будут покупать предприятия в Европе. Они очень это хотят. Ужасно хотят. Потому что они понимают: купивши предприятия, они выходят на те рынки, и можно будет хоть немножко продукции закинуть. Вот для чего им это все надо. И это, да, интерес очень большой.

Корреспондент: Они ждут?

Охрименко: Им надо легализацию. Вся проблема - купить.

Корреспондент: Не обеднеют, пока такая ситуация в стране?

Охрименко: Как тебе сказать? Они, в общем-то, и не сказал бы, что во время кризиса олигархи обеднели. Честно говоря, конечно, посчитать доходы сложно. Вы сами понимаете. Но даже если такие маленькие читать между строчек некоторые сообщения, так читаешь и прикидываешь: сколько же это он заработал? Боже милостивый. Понимаете, олигарх может потерять 10-20 миллионов, но он потом заработает миллиард. Вот это все время мы забываем - что он зарабатывает миллиарды. Он не зарабатывает тысячи. Когда мы считаем, что он потерял тысячу, - это и не заметил.

Корреспондент: Вы так забавно отреагировали на мою реплику "идти во вне", упомянув Россию. Не пойдет бизнес украинский в Россию?

Охрименко: Нет, теперь не пойдет, с Россией уже поссорились надолго. Я так понимаю, это приблизительно будет как с Грузией. Лет пять будет полностью конфронтация, действительно уменьшится и в Украине, разойдутся, что-то закроется, что-то уйдет. Лет через пять, скорее всего. Берем опыт Грузии. Сейчас Грузия пытается уже начинать дружить с Россией.

Корреспондент: У них сейчас возрос экспорт.

Охрименко: Но она пытается. Но беда заключается в том, что уже потерян момент. Я так понимаю, может, лет через десять, когда наши успокоятся. Они попытаются вернуться в Россию. Но уже не будет места. Просто за это время уже связи остынут. Как Жванецкий говорил, ниточка была порвана. Действительно. Потому что на сегодняшний момент, сейчас, даже если бы кто-то хотел - ему сложно. Во-первых, политически сильно давят. Во-вторых, непонятны взаимоотношения. Бизнес, который на стыке вот этих конфликтов - это очень рискованно. То тебя тут могут закрыть, то там могут закрыть. Какие-то проблемы с платежами. Это не бизнес. Все понимают, что тогда лучше вообще закрыть и не морочить голову. Бизнесмены - люди прагматичные. Неудобно. Какая разница, какой флаг, но мы просто закроем, сотрудников уволим. Ничего. Ну уволили - бывает. Потом наберу, потом уволю. Какая разница? Это же не то, что они переживать будут. Все очень просто.

Корреспондент: С вашей точки зрения, насколько Киев поступает правильно, когда давит на юго-восток с точки зрения экономики? Газ не будем поставлять. Вы сами там делайте. Тут сообщение прошло на прошлой неделе, что, допустим, та же самая Донецкая область, пенсионные… А Киев в это время говорит: нет, ни фига, идите.

Охрименко: Сложно сказать, чем это закончится. Потому что есть, во-первых, закон, есть договоренность. Теоретически теперь надо, чтобы местная донецкая власть заключила договора с Киевом. Какие договора, как заключать? Скорее всего, наверное, все-таки будет разрыв. Мне кажется, тут что-то будет наподобие Приднестровья: когда формально - да, а фактически это будет отдельная…  Мало кто знает, что Приднестровье - это часть Молдовы. Там погранпосты должны стоять, таможня. Все, вроде бы, есть.

Корреспондент: Президент - украинец.

Охрименко: Тоже вот, скорее всего, так и здесь будет. Сложно сказать. Может, оно там немножко нивелируется. Но то, что мы считаем, оно будет. По этой причине вот эти вот экономические… Практически, с точки зрения экономики, делают все наоборот. Вместо того, чтобы действительно приманить зоной свободной торговли, они наоборот отпугивают. Говорят: а вы нас не любите.

Корреспондент: Вот я, поэтому и спрашиваю. Сколько с людьми общаемся здесь, разговариваем, я все время спрашиваю: как вы собираетесь людей вернуть обратно? Когда они увидят, что в Украине все хорошо, у нас ВВП будет такой-то, зарплаты будут такие-то, - они сами прибегут. Когда будет?

Охрименко: "Это понятно. Когда? Скажем, то, что называется "маниловщина". Понятное дело. Понимаете, из политиков никто серьезно на сегодняшний день ответить не может, что будет дальше. Потому что с точки зрения экономики все понимают: надо садиться за стол переговоров, прекращать амбиции, прекращать боевые действия и просто начинать, что называется, входить в нуль. Поделили, разграничили. Хотите границу - пожалуйста. Таможню? Такие вопросы. Но эти вопросы не интересны для политиков. Для политиков - лозунги, митинги. Вот это - да. А это неинтересно. Не забывайте, что для существующих политиков это очень выгодно. Проблема востока, в общем-то, нивелирует проблемы экономики. Можно сказать: проблемы с востоком - поэтому у нас зарплата маленькая. А если не будет проблемы востока, как тогда объяснить, почему зарплата маленькая? Это же вопрос немаловажный. Сейчас говорят: девальвация гривны - это причина востока. Я понимаю, что восток повлиял. Но не главное. Девальвация гривны - это ошибка НБУ и в данном случае Кабинета Министров Яценюка.

Корреспондент: Как они теперь исправят эту ошибку?

Охрименко: Никто исправлять не будет. Нет. Никто про этот вопрос не думает и не планирует.

Корреспондент: Сейчас не до этого.

Охрименко: Они специально… В чем логика? Они стараются максимально внимание ограничить: вот есть восток, есть проблема - и все. Практически, можно сказать, Нагорный Карабах. Тоже это вечная тема. Затихает. Они начинают раздувать, причем с двух сторон. Я так понимаю, где-то здесь. Оно может успокоиться, все работать, а потом политикам будет выгодно - они будут опять раздувать: вот что-то не так, нам это все не нравится. К сожалению, вся беда в том, что политики занимаются экономикой.

Корреспондент: Последний вопрос, чтобы не задерживать. Касаемо исключительно премьер-министра. Человек, который путает депозиты с евробондами и все остальное.

Охрименко: Миллиарды с миллионами.

Корреспондент: Да. И вот он каким-то макаром все-таки остается в кресле, и никто его не трогает, и он продолжает рулить. А он же ответственный за экономику.

Охрименко: Формально.

Корреспондент: Формально. Но все равно.

Охрименко: У нас ответственны за экономику олигархи. Понимаете, какая ситуация? В чем прелесть Яценюка? Он грозно говорит, красиво, но при этом олигархи, как спокойно могли, доступ имели к госбюджету, так и имеют, как дерибанили, так и дерибанят. В чем прелесть его? Он не нарушает общие правила работы бизнеса. Ты не платишь налоги - замечательно. Спокойно. Ты про "серым" схемам валюту выгоняешь - нормально все. Их устраивает. На сегодняшний момент, смотрите, сколько было истерики - все, мы тут… Когда начинаю считать, с кем борются - это несерьезно. Все же понимают, когда Яценюк ставал премьером, то кричал: с коррупцией сейчас… Они даже не поменяли закон о гостендерах. Хотя формально это могли сделать. Временная сложность. Мы поняли. Все стали довольны. Действительно он многих устраивает. По этой причине, я говорю, где-то устраивает. Есть некие, знаете, фасад, политик, который действительно плохо разбирается в экономике, но это хорошо. Потому что, если бы хорошо разбирался, он бы понимал, сколько у него воруют за спиной. А так - замечательно. Он пиарится, он выступает, он постоянно… Вы же понимаете, олигарх взял больше, средний бизнес чуть-чуть подхватил, мелкий бизнес - тоже. Все понемножку хватают. Курьезная ситуация. У меня один есть знакомый, который ЧП. Он занимается банальными вещами. Он берет и через себя прогоняет какую-то сумму денег и берет какую-то копеечку небольшую. Говорю: так ты же занимаешься оптимизацией налогов. Я - бизнесмен. Все. Человек уверен, что это его бизнес. Фактически он занимается банальной оптимизацией. Где твой бизнес? Я - бизнесмен. Я так понимаю, это… И действительно хватает. Причем очень часто как? Большая компания, возле нее куча всяких ЧП. Да, они ругаются, скандалят, не так поделили, бросили. Нормально, что-то заработает. Другое дело, если посмотреть, сколько мы теряем - это же кто-то считает.

Корреспондент: Спасибо большое.

По информации Сайта MIGnews.com.ua. www.mignews.com.ua

 

Группы в социальных сетях: Группа Донбасс информационный в ВКонтакте   Группа Донбасс информационный в Facebook   Группа Донбасс информационный в Googleplus   Донбасс информационный в Одноклассниках   Донбасс информационный в Твиттере
Отправить пост в социальную сеть:
Google +

Поиск по сайту :

stat24.meta.ua
Copyright © 2011 - 2016 | www.donbass-info.com | При копировании информации с сайта активная ссылка обязательна!