новости, достопримечательности, история, карта, фотогалерея Донецкой области
Донбасс информационный - путеводитель по Донецкой области
Загрузка...
Loading...
Загрузка...

Новости Донецка и области

12 ноября 2014 года

Принятие ВСК решений относительно судей похоже на осуществление расправы над ними

Член Временной спецкомиссии по проверке судей Юрий Кармазин 

Член Временной спецкомиссии по проверке судей Юрий Кармазин

Более полугода прошло с того момента, как состав Высшего совета юстиции - органа, который решает, подлежит ли судья увольнению за нарушение присяги, утратил свои полномочия. И пока вокруг его новых членов продолжаются споры, работу по очищению судейского корпуса взяла на себя Временная специальная комиссия по проверке судей, созданная на основании Закона «О восстановлении доверия к судебной власти в Украине». В ее полномочия входит проверка только тех судей, которые выносили решения во время массовых акций протеста, влияли своими решениями на избирательный процесс в ходе парламентских выборов 2012 г., и тех, в чьих решениях Европейский суд по правам человека увидел нарушения Конвенции. За 2 заседания ВСК успела принять решения о наличии нарушения присяги в действиях 8 судей.

Впрочем, в судейской среде отношение к деятельности этой комиссии неоднозначное. Многие судьи полагают, что ее работа - не что иное, как давление на суд. Более того, 2 члена ВСК - ее председатель Владимир Мойсик и секретарь Марина Соловьева намеревались заняться политической деятельностью и баллотировались в парламент на прошедших парламентских выборах.

Под конец последнего заседания, когда члены ВСК удалились в совещательную комнату, произошло событие, на которое некоторые СМИ не обратили внимания - член Временной спецкомиссии, избранный от Верховного Суда Украины, судья ВСУ в отставке Юрий Кармазин покинул зал. Корреспондент «Судебно-юридической газеты» обратился к нему за комментарием, на что тот заявил о выходе из Комиссии. Какие причины привели члена ВСК к такому решению, он рассказал в эксклюзивном интервью нашему изданию.

- Юрий Маркович, в связи с чем Вы покинули заседание Временной специальной комиссии по проверке судей судов общей юрисдикции 24 октября?

- Отвечая на данный вопрос, в первую очередь хотел бы сделать краткий экскурс по своей прежней трудовой деятельности, представившись таким образом читателям Вашего издания. За время своей работы в судах, стаж которой составляет полных 28 лет, мне выпала честь работать в Высшей квалификационной комиссии судей Украины (далее - ВККС) и даже в течение 9 лет возглавлять данный орган. Хочу отметить, что ВККС того периода, как и нынешняя Временная специальная комиссия по проверке судей судов общей юрисдикции (далее - ВСК), работала на общественных началах. Несмотря на это, к решению вопросов, которые были поставлены перед ВККС действующим на тот момент Законом «О судоустройстве Украины», этот орган, в отличие от ВСК, подходил взвешенно и ответственно, осознавал важность возложенных на него обязанностей как по формированию судейского корпуса, способного непредубежденно, объективно и справедливо осуществлять правосудие, так и по его очищению от судей, которые скомпрометировали себя на судебной работе: совершали дисциплинарные проступки, нарушали присягу и т. д.

Таким образом, приобретенный в этой сфере деятельности опыт дает мне основания утверждать об очевидном наличии признаков предубежденности некоторых членов ВСК (это касается, прежде всего, так называемых представителей общественности) при решении вопроса о том, имело ли место нарушение присяги судьи при постановлении того или иного судебного решения в делах об ограничениях прав граждан на проведение собраний, митингов, походов, демонстраций в Украине и об административных правонарушениях. Принятие решений относительно судей, которые принимали участие в рассмотрении дел данных категорий, похоже на осуществление расправы над ними, поскольку при этом не учитываются ни данные, которые характеризуют их, ни тяжесть наступивших последствий от постановленных ими решений, ни общественно-политическая обстановка на момент принятия ими таковых. Остается вне внимания ВСК и тот факт, что решения в данных категориях дел в своем большинстве исполнены не были.

Невыносимой, как для меня, является обстановка в комнате для совещаний при принятии решений. Обсуждение сопровождается шумом, упреками, обвинениями представителей судебной власти во всех грехах и заканчивается одним-единственным выводом - о наличии в действиях судьи нарушения присяги. Предложения о возможном применении к судье другого вида дисциплинарного взыскания воспринимаются в штыки, и дело доходит до оскорблений. Такие события стали негативно отражаться на состоянии моего здоровья.

Именно эти обстоятельства вынудили меня 24 октября 2014 г. покинуть заседание ВСК и подать заявление о прекращении своих полномочий в ней. Тем самым я высказал протест против принятия ВСК невзвешенных, а отсюда и не всегда законных решений.

Намеренно не касаюсь, обсуждения постановленных ВСК заключений относительно наличия нарушения присяги судьи (а именно так излагаются резолютивные части большинства заключений, что, на мой взгляд, является неправильным, поскольку, таким образом, унижается честь и достоинство судьи еще задолго до решения этого вопроса органом, который уполномочен это делать - Высшим советом юстиции) в действиях тех судей, которые избирали меру пресечения в виде содержания под стражей, оставляли ее без изменений, продлевали сроки содержания под стражей. Арестовывая ночью или даже в рабочее время раненого (травмированного) участника массовой акции протеста, судья осознавал, какие действия он совершал, и обязан был предусмотреть их последствия как для лица, которое он арестовывал, так и для себя. Здесь судейский произвол был крайне опасным, а поэтому недопустимым. Такие судьи должны отвечать по всей строгости закона.

- Соответствовал ли законодательству процесс формирования ВСК, и легитимен ли ее состав?

- Согласно п. 8 ст. 4 Закона «О восстановлении доверия к судебной власти в Украине», ВСК считается созданной при условии назначения в ее состав не менее 9 членов. Именно такой количественный состав был назначен по квоте Пленума Верховного Суда Украины и правительственного уполномоченного по вопросам антикоррупционной политики. Членами ВСК стали 5 судей в отставке от Верховного Суда и 4 адвоката.

Верховная Рада Украины, к сожалению, не воспользовалась своей квотой и своих представителей не назначила. Это негативно отразилось на работе ВСК. Думается, что участие в ее деятельности именно представителей, назначенных Верховной Радой стало бы объединяющим фактором, поскольку тот антагонизм, который имеет место между судьями и адвокатами, будет продолжаться до тех пор, пока они не перестанут усматривать в судьях своих процессуальных противников, а судьи, в свою очередь, не увидят в лице защитника (представителя) добропорядочного коллегу в принятии законного и справедливого судебного решения.

- В комментарии нашему корреспонденту Вы отметили, что ВСК заангажирована. Что именно Вы имели в виду?

- Как я уже говорил, обстановка, которая складывалась при обсуждении вопроса относительно конкретного судьи, была такой, что вытерпеть ее было тяжело. Доходило до того, что одна из членов Комиссии выхватывала дело прямо со стола и, перевернув несколько страниц, сразу делала вывод, что имеет место нарушение присяги судьи. Для других членов ВСК это было как будто аксиомой - они были готовы голосовать, даже не выслушав до конца докладчика. И такая ситуация начала складываться еще с первого заседания ВСК, которое состоялось 24 сентября. К моему большому разочарованию, члены ВСК-судьи в отставке согласились с остальными членами Комиссии, и в отношении всех судей, которые подверглись проверке, были приняты решения о «нарушении ими присяги».

Особенно поразило то, как принимали решение относительно судьи Шевченковского райсуда Киева Натальи Сиромашенко. Поводом для проверки ее работы явилось принятое ею решение в деле об административном правонарушении, предусмотренном ст. 122-2 КУоАП. Она лишила прав на управление транспортными средствами лицо, которое таковых не имело. Думаю, что такие действия судьи нельзя рассматривать как нарушения присяги, тем более, что каких-либо последствий материального либо морального характера не наступило. А если даже они есть, ВСК должна была учесть поведение этого лица, предшествующее принятию в отношении него решения.

Для большинства членов ВСК сразу ясны решения, которые будут приниматься, даже без их обсуждения в совещательной комнате. Вот в этом я вижу заангажированность. Возникает ощущение, что большинство членов Комиссии все беды и несчастья, которые были при прошлой власти, пытаются свалить на плечи судей, будто бы те сыграли ключевую роль во всех проблемах.

- Соответствует ли законодательству регламент деятельности ВСК?

- От ответа на этот вопрос воздержусь, поскольку законность регламента ВСК является предметом рассмотрения Окружного административного суда Киева.

- Как следует из отчетов ВСК, большинство заявлений, подаваемых в Комиссию, возвращаются заявителям «в связи с несоответствием требованиям Закона». Вместе с тем, можно наблюдать, что в повестках дня заседаний ВСК 24 сентября и 24 октября фигурируют одни и те же фамилии заявителей (Середа М. Л., Костюченко Н. А., Погосян В. Е.). Почему Комиссия «обслуживает» лишь 3-4 заявителей? Она проверяет, поручили ли заявителям лица, чьи права были нарушены судьями, представлять их интересы на ВСК?

- Заявления о проведении проверки определенного судьи, согласно ст. 3 Закона «О восстановлении доверия к судебной власти в Украине», подаются в ВСК юридическими или физическими лицами в письменной форме. Обязательным условием принятия такого заявления, согласно требованиям п. 3 и 4 ст. 2 этого Закона, является приобщение к нему копии судебного решения, принятого судьей, относительно которого возбуждается вопрос о проверке. Если копии решения не приобщены, ВСК может заявление вернуть.

Эти нормы Закона являются своеобразным фильтром, который не позволяет всем желающим по любым мотивам ставить вопрос о проверке судьи на предмет выявления в его работе признаков нарушения присяги или дисциплинарного проступка. При условии их соблюдения заявитель должен был бы при получении копии решения в суде подтвердить свои полномочия (предъявить ордер, договор, доверенность и т. д.) на право предоставления услуг по защите прав и законных интересов лиц или общественности, относительно которых были постановлены указанные в ст. 3 Закона судебные решения. Однако не тут-то было.

ВСК оставила без внимания указанные требования Закона и начала принимать к производству заявления с приобщенными к ним извлечениями из Единого реестра судебных решений, которые, исходя из положений п. 28.17 Инструкции о делопроизводстве в местных общих судах, апелляционных судах областей, апелляционных судах городов Киева и Севастополя, Апелляционном суде АРК и Высшем специализированном суде Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел, утвержденной приказом ГСА №173 от 17.12.2013, никоим образом не могут считаться копиями судебных решений. Такая практика дала возможность упомянутым заявителям и другим лицам непозволительно упрощенным способом ставить вопрос о проверке судей, решения которых их вообще никак не касались. Вдумайтесь, пожалуйста, каким образом могли быть ограничены права одного из заявителей на участие в митингах, которые проходили в Киеве, Днепропетровске, Одессе и Житомире одновременно? Это же лицо подписало заявления о привлечении судей к ответственности по всей территории Украины. По сути, некоторые заявители представляют по 7-8 человек, и Комиссия никак не проверяет их полномочия.

Отмечу, что существует еще один вопрос. Сейчас в ВСК поступают заявления от граждан, которые просят привлечь судей к ответственности за решения о запрете проведения митингов Коммунистической партии, партии «Русский блок» в Одессе и т. д. Закона, который регулирует проведение мирных собраний, нет, поэтому очень интересно, как ВСК поступит с судьями, рассмотревшими эти дела.

- Нет ли правового конфликта между деятельностью ВСК и работой, которая проводится соответствующими органами и лицами согласно с Законом «Об очищении власти»?

- Сейчас такого конфликта нет, поскольку такая работа относительно представителей судебной власти, насколько мне известно, еще не проводится. Но в будущем такой конфликт неизбежен. Почему? Со вступлением в силу Закона «Об очищении власти» необходимость в деятельности ВСК, на мой взгляд, отпала, ведь все те судьи, которые принимали решения в делах, указанных в ст. 3 Закона «О восстановлении доверия к судебной власти в Украине», подлежат люстрации по Закону «Об очищении власти».

Позволю себе не согласиться с позицией тех членов ВСК, которые считают, что эти законы должны действовать параллельно, поскольку при таком условии фактически будет существовать избирательная люстрация судей. При этом одних судей с подачи ВСК будет люстрировать Высший совет юстиции путем признания их виновными в нарушении присяги с последующим увольнением с должности судьи по этому основанию Верховной Радой Украины, а другие за аналогичные действия будут люстрированы согласно Закону «Об очищении власти».

Необходимо отметить, что меры дисциплинарного воздействия, при условии их применения Высшим советом юстиции к судьям по рекомендации ВСК на основании Закона «О восстановлении доверия к судебной власти в Украине», и такие же меры, которые будут применяться к судьям согласно с Законом «Об очищении власти», неравнозначны. Если в первом случае к судье будет применено увольнение с должности за нарушение присяги, это означает, что такое лицо лишается права в дальнейшем занимать должность судьи. В другом случае предусмотренный Законом «Об очищении власти» запрет занимать должность судьи является срочным - это 5 или 10 лет.

Хорошо понимаю, что хрен редьки не слаще, но все-таки считаю, что последний Закон является более гуманным по отношению к судьям, поскольку существенно смягчает их дисциплинарную ответственность, а поэтому именно его положения должны применяться при люстрации судей. В связи с этим Закон «О восстановлении доверия к судебной власти в Украине» на основании ст. 3 Заключительных положений Закона «Об очищении власти», на мой взгляд, применению не подлежит, а ВСК необходимо упразднить. В скором времени возобновит свою деятельность Высший совет юстиции, и при принятии решений относительно судей, которые нарушили присягу, в услугах временно созданного органа потребности не будет.

- Один из судей, материалы относительно которого направлены в Высший совет юстиции, рассматривал дело о назначении 5 членов ВСК по квоте правительственного уполномоченного по вопросам антикоррупционной политики. Как Вы считаете, не должны ли были при таких обстоятельствах эти члены заявить самоотвод?

- Я знаю, о каком судье идет речь. В заседание ВСК он не явился из-за болезни и заявил ходатайство о перенесении рассмотрения материалов осуществленной относительно него проверки на другую дату. Однако его никто не услышал - это был крик вопиющего в пустыне. Отклоняя ходатайство, ВСК сослалась на норму Закона «О восстановлении доверия к судебной власти в Украине» (абз. 4 ч. 5 ст. 6), согласно которой неприбытие по любым причинам на заседание ВСК судьи, относительно которого проводится проверка, или его представителя не препятствует проведению заседания ВСК и принятию ею заключения.

Скажите, пожалуйста, как может ВСК помочь навести порядок в судебной власти, если в своей деятельности она допускает нарушение предусмотренного Конституцией Украины и массой других законов права человека на защиту? Именно при проверке этого судьи было важно выслушать его пояснения, поскольку дело, в котором он постановил решение, не было предметом изучения Комиссии - оно пропало в суде при нападении неустановленных лиц. Мое ходатайство о перенесении проверки заявления до восстановления дела было оставлено без удовлетворения.

В целом хочу подчеркнуть, что в ВСК введен непонятный для меня подход к так называемым проверкам судей, поскольку фактически они не проводятся и сводятся к истребованию из суда копии дела и характеристики судьи. Вот и вся проверка.

Огульно признавая в действиях почти всех судей наличие нарушения присяги, Комиссия не поинтересовалась, все ли они такую присягу принимали.

Что же касается вопроса о том, должны ли были члены ВСК, которые пр инимали участие в рассмотрении материалов проверки относительно этого судьи по заявлению их же коллеги, заявить самоотвод на том основании, что этим же судьей ранее принималось решение о правомерности их назначения в состав ВСК, то эти лица (а все они адвокаты), по моему убеждению, должны были, скорее всего, заявить отвод судье, поскольку осознавали, что в ВСК проводится проверка его работы, по результатам которой они будут принимать решение. Такое поведение этих членов ВСК кажется, как минимум, некорректным и наталкивает на мысль, что принятое ВСК в отношении него решение было заранее спланировано. Не убежден, что остальные члены ВСК владели информацией об этом - я же лично об этом осведомлен не был.

- Использовали ли члены ВСК, которые баллотировались в народные депутаты Украины, ее деятельность для пиара перед избирателями?

- Воздержусь от утвердительного ответа, а лишь отмечу, что созданная через средства массовой информации иллюзия о массовом нарушении судьями присяги желаемого результата никому не дала.

А может быть, кто-то из них до сих пор стремится таким образом протолкнуться на должность в другой влиятельный орган - например, в Высший совет юстиции? Пусть им Бог помогает, но об этом станет известно в ближайшем будущем.

- Один из представителей судьи на заседании ВСК 24 октября во время дебатов с членом ВСК К. Смирновой отметил, что некоторые жалобы вообще написаны этими же членами ВСК, а не собственно заявителями. Соответствует ли это действительности?

- Не могу утверждать, что предметом проверки были заявления, составленные адвокатами, которые входят в состав Комиссии. Доказательств этого не имею, хотя такое подозрение иногда закрадывалось.

- Что Вы можете посоветовать судьям относительно явки на заседания ВСК?

- Плохо, что судьи не ходят на заседания Комиссии, ведь это, по сути, начало дисциплинарного производства. И они могли бы загасить его с самого начала, если бы дали нормальные пояснения, убедили членов ВСК в своей правоте. А они могут это сделать, поскольку большинство судей являются представителями молодого поколения, которому принадлежит будущее, и ничуть не хуже членов ВСК разбираются в праве.

Необходимо знакомиться с материалами дела и занимать позицию для защиты, поскольку перепоручение этого представителям, в т. ч. адвокатам, не воспринимается Комиссией так, как личные пояснения судьи.

- Будет ли польза для общества от деятельности ВСК?

- Думаю, будет, только для кого, покажет время. Если покажет…

От ответа на другие вопросы, в т. ч. относительно возможности обжалования выводов ВСК в судебном порядке, воздержусь, так как давать какие-то советы судьям по этому поводу некорректно. Они являются специалистами в юриспруденции, поэтому в ситуации, которая сложилась, должны действовать по своему усмотрению.

Наконец, хочу через Ваше издание высказать благодарность судьям Верховного Суда Украины, которые на заседании пленума 25 апреля с.г. изъявили мне доверие, избрав членом ВСК, и извиниться перед ними за досрочное прекращение работы в ней.

Наталья Мамченко

С уважением, Судебно-Юридическая газета

mailto: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script
 

Группы в социальных сетях: Группа Донбасс информационный в ВКонтакте   Группа Донбасс информационный в Facebook   Группа Донбасс информационный в Googleplus   Донбасс информационный в Одноклассниках   Донбасс информационный в Твиттере
Отправить пост в социальную сеть:
Google +

Поиск по сайту :

stat24.meta.ua
Copyright © 2011 - 2016 | www.donbass-info.com | При копировании информации с сайта активная ссылка обязательна!