новости, достопримечательности, история, карта, фотогалерея Донецкой области
Донбасс информационный - путеводитель по Донецкой области
Загрузка...
Loading...
Загрузка...

Новости Донецка и области

18 ноября 2014 года

Геращенко: Цивилизованный мир понимает, что, сдавая Украину, следующей будет Прибалтика

Советник министра внутренних дел Украины Антон Геращенко

Советник министра внутренних дел Украины Антон Геращенко

Советник министра внутренних дел Украины Антон Геращенко дал эксклюзивное интервью для телеканала NewsOne.

Корреспондент: Антон, еще раз спасибо за то, что согласились пообщаться. Первый вопрос сразу о грядущей реформе МВД. Она была публично объявлена. На какой стадии реализации сейчас и каковы ожидания?

Антон Геращенко: На сегодняшний день наработаны нормативные документы, которые необходимо принять решениями Верховной Рады, решениями Кабинета Министров. В дальнейшем - имплементировать в законодательную базу Украины. Наработка проходила, начиная с марта месяца комиссией из правозащитников, собранных по приказу министра внутренних дел. В частности, главой комиссии был Евгений Юхимович Захаров - всеми признанный правозащитник, который показал, что реформы нужно делать в милиции не изнутри самой милиции, а со стороны тех лиц, которые видели, как милиция унижает людей, как пытает людей. То есть извне, со стороны общества. Главный тезис этой реформы - то, что милиция должна приблизиться к европейским стандартам: как по количеству на душу населения, так и по качеству своей работы. При этом качество работы милиции мы не сможем увеличить, если мы не передадим часть полномочий на местный уровень. Речь идет о том, что в реформе предполагается создание по-настоящему муниципальной милиции. До сегодняшнего дня были только разговоры об этом. Что значит "муниципальная милиция"? Значительный блок вопросов... Например, торговля на улицах, шум, незаконный выброс мусора и прочие моменты. Эти фактические моменты сейчас не функционируют. Например, чтобы закрыть кафе, которое гремело всю ночь на площади Льва Толстого, выезжал лично начальник милиции города Киева. Так быть не должно. Вопросы, связанные с работой участковых. Вопросы, рассмотрением которых занимается Административный кодекс.

То есть ближе к народу?

Совершенно точно. И фактически муниципальная милиция должна стать инструментом в работе городских властей. Например, сейчас где-то проходит незаконная стройка. В этом случае должна работать вертикаль милиции, которая на сегодня огромная как динозавр. Пока проходит какой-то сигнал на хвосте, то до мозга это не доходит. А так, городские власти получат реальный инструмент урегулирования вопросов на местах. Но при этом эта милиция не будет вооруженной, она не будет владеть огнестрельным оружием. Она будет лишь регулировать вопросы, связанные с фиксацией тех или иных правонарушений.

Административных?

Да. Решение административных протоколов. И координироваться плотно с городскими властями. Это очень важно. Второй вопрос идет - это то, что мы создадим вместо ГАИ патрульно-постовую службу, которая сейчас передвигается пешком, настоящую патрульно-постовую службу по примеру Европы и Америки. Когда работники милиции быстро могут приехать на любое правонарушение, предотвратить его или задержать преступников. Сегодня у нас этим занимаются как работники ГАИ, так и патрульно-постовой службы. Это все раскоординировано. Так быть не должно. Кроме всего прочего, мы будем вводить использование электронных систем фиксации тех или иных правонарушений. В частности, ДТП. Мы должны удалить возможность контакта между работником милиции и гражданином там, где это возможно. Причем современные электронные системы позволяют фиксировать не только превышение скорости, а вообще фиксировать все виды нарушений. Например, проезд на перекрестке на красный цвет или же нарушения, например, перестройки по полосам. В Киеве, если поставить несколько тысяч видеокамер и ввести законодательство, которое позволит создавать фотофиксацию, выкладывать в Интернете видеоролик, чтобы гражданин, когда приходит штраф, мог прийти по ссылке и посмотреть непосредственно, что он совершил; таким образом мы полностью закроем вопросы конфликтов между работниками ГАИ, которые сейчас имеют место быть, и водителями.

Деньги меньше ходят…

Так вообще не будут ходить. Извините, все должна решать электроника. Это все уже продумано в европейских странах и используется 30 лет. Почему у нас это не стало использоваться? Открою вам маленький секрет. Когда ввели так называемые "Визиры" и начали получать штрафы граждане, я помню, за один месяц я получил сам пять штрафов, которые пришлось заплатить. Потому что в одном месте я превышал скорость, а там было четыре полосы движения, и, скажем так, просто не замечал, как я превышал скорость. Однако эти штрафы оплачивал. Так вот, такие же штрафы стали приходить главам областных администраций, прокурорам, судьям. И все эти лица начинали давить на милицию, на работников ГАИ и говорили: как это так, мы великие люди… Раньше же, естественно, показывали свою "корочку". И пошла процедура давления, при которой начали требовать вмешиваться в эту систему. И доходило чуть ли не до того, что работники ГАИ складывались деньгами и оплачивали штрафы за прокуроров, за глав обладминистраций, за судей. Потом нашлись специалисты, которые взломали систему и смогли вставлять туда такие номера, которые не фиксировались. То есть номер губернатора, просто-напросто система больше не фиксировала и не выписывала никому счета. То есть писала ошибку. Вот до чего доходило. Даже хорошие европейские новшества могут здесь не приживаться, если нет политической воли. А потом уже были различные иски правозащитников, которые привели к решениям определенных судов, что эта система используется неправильно. Во всем мире это используется, а у нас, значит, в Украине, фотофиксацию превышения скорости делать нельзя? Нонсенс, да? При этом, когда работник ГАИ тебя ловит с радаром - тебе это тоже не нравится.

Кстати, если брать ГАИ, я всегда рассказываю замечательную историю. Мне в Facebook пишут много граждан. И пишет один гражданин. "Я из Сумской области, еду по какому-то городу, райцентру, в три часа ночи. И забыл включить фару. Останавливают работники ГАИ и говорят: вы не включили фары - штраф 450 гривен или давайте нам 200 взятки. Я дал 200 гривен взятки". "За это мы стояли на Майдане?!" - пишет человек мне. Я взял и использовал этот пост… вернее, использовал эту информацию для написания поста в Facebook. Я объяснил этому человеку и обществу: "Подождите, дорогие друзья, первое - вы нарушили правила? Нарушили. Ездить с невключенными фарами ночью опасно. Вы можете сбить человека, вы можете создать лобовое столкновение. Дальше, вас остановили работники ГАИ. Если вы виновны, вы это признаете - заплатите полностью штраф, оформите протокол. И вперед. И эти деньги пойдут в бюджет, на эти деньги мы закупим бензин для наших танков, мы закупим медикаменты для наших бойцов. Вы вместо этого нарушаете правила - раз. И второе - вы даете взятку работнику ГАИ. Да, они не ангелы. Да, они негодяи. И нужно их находить и увольнять из органов милиции. Но на их место придут другие, которые точно так же, в такой же ситуации с зарплатой в 2000 гривен будут соблазняться этому. А так будет стоять в вашем райцентре видеокамера, которая зафиксирует факт проезда машины без фар. Есть камеры, которые позволяют снимать, в том числе в местах слабоосвещенных. Это не проблема. И дальше вы автоматически получите ваш штраф. А деньги пойдут в бюджет".

Антон, идея хорошая. Но идея дорогая. Средства под это дело уже есть? Или это пока еще все на бумаге и пока такие вот хорошие, радужные мысли?

Я могу сказать, что эти мысли… Как говорится, сначала было слово. Потом идея. Потом эти слова и идеи превращаются в дела. Есть предложение, которое я, как депутат Верховной Рады, буду предлагать - это сделать так, чтобы, допустим, 50% суммы штрафа могли зачисляться в местные бюджеты. Сейчас все штрафы идут в один котел, в Государственный бюджет. Если мы так сделаем, мы скажем мэрии города Киева, Харькова, Днепропетровска: давайте финансировать установку камер. Поставили в городе тысячу камер стоимостью 20 миллионов гривен. В течение двух или трех лет вы получите эти же деньги в виде штрафов. Вот и все. То есть вся система должна действовать экономически окупаемо. Мне рассказывали, что в некоторых странах Европы, если частный дом гражданина находится в оживленном месте и там выгодно поставить видеокамеру, то у него место арендуют даже для установки данной видеокамеры. Ведь задача конечная какая? Это ведь не заработок денег на гражданах и на штрафах. То, что не могут понять наши многие граждане. Это - безопасность дорожного движения. Чтобы вы, выехав из своего дома, не нанесли ущерб никому, ни создали ДТП, чтобы никто не погиб, никто не был ранен. Я напомню, что на сегодняшний день за год гибнет более 4000 человек на дорогах. Каждый год. У нас проходит антитеррористическая операция, а десятки тысяч людей становятся ранеными, становятся инвалидами, тысячи людей, кто без ног, кто без рук, кто лишается трудоспособности на всю жизнь только потому, что какой-то человек привык, что он может превысить скорость, его остановит гаишник, и он даст 50 гривен. Кстати говоря, в девяти случаях из десяти граждане сами дают 50 гривен гаишнику, даже не дожидаясь, что тот скажет. Потому что знают, что они нарушили. Штраф 255 гривен - прямая экономическая целесообразность… Кроме того, у нас есть два штрафа. Думаю, тоже надо будет... Например, за превышение скорости - от 255 до 510 гривен, по-моему, был. То есть, есть люфт. И работники ГАИ могут назвать большую часть штрафа, а бывает - меньшую. Мне кажется, надо сделать штраф стандартным, чтобы не было никакого люфта ни для кого. То есть четко, ясно и понятно.

Во Франции так, например.

И все. Нарушил, красный свет проехал - пожалуйста, такой-то штраф. И не должно быть никаких возможностей манипулировать этими цифрами. Поэтому деньги будут находиться. Естественно, что в первую очередь сейчас мы должны деньги тратить на оборону нашей страны. На то, чтобы ездили танки, стреляли пушки, были медикаменты и все, что нужно для обеспечения нашей армии и сил безопасности. Естественно, что установка камер - это вопрос второстепенный. Но в любом случае мы должны сделать реформу, отработать, создать нормативную базу для этого, которая бы стала стимулирующей, в том числе для местных советов, устанавливать камеры на своих улицах. И давайте работать.

Один из вопросов по реформе МВД. Министр Аваков сказал о ликвидации УБОПа. Насколько это, на ваш взгляд, действительно нужно? Ведь все-таки ребята занимаются организованной преступностью, которая, в общем, существует миллионы лет.

Смотрите, когда существовала советская милиция, был угрозыск и ОБХСС. Угрозыск ловил убийц, разбойников и грабителей. ОБХСС занимался расхитителями социалистической собственности. Когда появились в начале 90-х банды, особенно на фоне спортсменов, в которые входили сотни людей… Типичный пример - известный фильм "Бригада". Саша Белый. Сто или двести вооруженных людей, которые под себя подминали только нарождавшиеся местные советы, как это было в Крыму, когда половина Верховного Совета Крыма в 90-х годах были бандиты... Тогда уголовный розыск был не в состоянии бороться с такого рода структурами, потому что бандиты опережали на три шага по техническому оснащению. Например, у бандитов в 94-м году уже были мобильные телефоны. И лучший автотранспорт. В то время, как у наших розыскников были "Жигули" и "шестерки", а бандиты уже щеголяли на джипах Cherokee. Поэтому было принято решение в 93-м году создать управление по борьбе с организованной преступностью, передать туда лучшие кадры, финансово обеспечить, технически, материально и так далее. На сегодняшний момент таких крупных бандгруппировок, которые бы явно и открыто воевали за свои рынки нет. Они все интегрировались во власть. Некоторые стали мэрами городов, некоторые стали, к сожалению, депутатами Верховной Рады и так далее. Или же оставили это все в прошлом. На сегодняшний день произошла ситуация, что УБОП дублирует функции в части расследования убийств уголовного розыска, в части расследования экономических преступлений - отдела по борьбе с экономическими преступлениями. Мы не можем позволить себе в государстве иметь две структуры, которые дублируют друг друга. Поэтому лучшие сотрудники УБОП, следователи, оперативники, они пойдут работать или в угрозыск или в ОБЭП. Также сейчас планируется создание у нас Антикоррупционного бюро. Там будет штат 700 человек на всю Украину, которые будут бороться с наиболее крупными взяточниками и коррупционерами. И часть работник УБОП пойдет работать туда. Также обсуждается сейчас в парламенте вопрос создания еще отдельного управления - бюро расследований, которое должно заниматься более крупными преступлениями. Поэтому работа для тех, кто хочет работать на государство Украина, найдется. Те, кто хочет воровать и брать взятки, - извините, мы должны строить новую страну.

Конечно, сейчас, подойдя к разным управлениям борьбы с организованной преступностью, можно увидеть иномарки, которые навряд ли можно купить на зарплату. Но все они, естественно, зарегистрированы на кума, свата, брата, тещу и так далее, и так. Естественно, так быть не должно. И при этом там есть и хорошие люди, которые работают честно, за зарплаты. Государство не обеспечивает в должной мере сейчас милицию. Поэтому, в том числе, нужно оптимизировать структуру милиции, для того чтобы она выполняла важные свои функции. Например, есть у нас Госслужба охраны. Она входит сейчас в структуру Министерства внутренних дел, выполняя охранные функции. Коммерческая структура. Она должна быть? Должна быть. Но она должна работать как хозяйствующий субъект, не будучи вовлеченной в понятие органов милиции как охраны правопорядка. Это разные вещи.

Милицию необходимо сокращать до европейского уровня, который колеблется от 220 до 300 сотрудников милиции на сто тысяч граждан. При этом повышать ее квалификационный уровень, создавать материальные условия для работы работников милиции. Например, американский полицейский обыкновенный получает 5000 долларов. Это патрульно-постовая служба. Ездит на машине стоимостью 150 тысяч долларов. Потому что она бронированная, потому что там берегут жизни своих людей. И если какая-то перестрелка, он может в ней укрыться, закрыться и так далее. В ней установлена спутниковая связь, компьютер, Иинтернет, доступ ко всем базам данных и так далее. Что есть у нас? Слава богу, надарили "Тойоты". Они хороши тем, что экономят топливо. По городу - 5-6 литров. Но сейчас в одном только Киеве всего лишь внедрена система электронной передачи информации от диспетчера к непосредственно выехавшей на мероприятие группе. Это система "Цунами". Она только в Киеве. По всей Украине ее нет. У нас нет даже в областных управлениях систем, которые позволят начальнику областного управления провести видеоконференцию с подчиненными райотделами. Например, мой товарищ Вадим Троян - 35-летний боец батальона "Азов" - назначен начальником милиции Киевской области. Он в первый день говорит: могу я провести сейчас конференцию, аудио хотя бы, видео? А ему говорят: у нас нет такой системы. С каждым начальником из 29 райотделов и горотделов нужно связываться персонально, что-то у него спросить. Или для того, чтобы донести свою мысль начальнику, в 21 веке… их нужно всех собрать. При этом некоторые будут ехать за 150 километров, из самых отдаленных районов, типа Таращанского, в Киев. Теперь посчитайте, сколько бензина тратится в год на, допустим, 30 таких совещаний. Это очень серьезные деньги. Хотя мы живем в 2014 году и стоит использовать программное обеспечение, и обеспечить видеоконференцию, как есть у нас в системе МВД, так должно быть в каждой области. Поэтому вопросов очень много. Все можно и нужно решать. И для этого я пошел в Верховную Раду, чтобы в паре и в контакте с министром внутренних дел Арсеном Аваковым менять нашу милицию. Я - как законодатель вместе с коллегами, а министр внутренних дел - как представитель исполнительной власти.

Перед вами стоит еще одна такая большая проблема. Накануне прокурор Киева Юлдашев заявил, что большая проблема - это незарегистрированное оружие, бойцы батальонов вооруженные ходят по Киеву, и надо эту махновщину остановить. Что теперь делать с оборотом оружия? К тому же, по словам того же Юлдашева, количество уголовных дел по этой статье - незаконный оборот оружия - выросло в 2,5 раза.

Это правда.

Что делать с оружием незарегистрированным?

Знаете, что делать с таким оружием, очень хорошо описано в известном фильме "Ликвидация" и в известном фильме "Место встречи изменить нельзя". Во время любой войны или после любой войны такая проблема имеет место быть. Вспомните фильм "Ликвидация", как подполковник в Одессе боролся с тем, что там террористы и немецкие агенты грабили склады с оружием. Это оружие ходило по рукам и так далее. Это спутник любой войны. Как бороться? Содружество милиции с населением. Видите, что какой-то человек ведет себя странно, хвастается каким-то оружием, приехал из зоны АТО, позвоните в 102. Мы приедем и будем разбираться: то ли у него этот пистолет наградной за достижения, то ли это его табельное оружие и ему разрешено было оставить его дома. Например, по сотрудникам милиции есть приказы, которые разрешают сотрудникам милиции оружие табельное носить с собой, в том числе использовать его… ночевать с ним. Но это для ограниченного контингента лиц, которые могут быть подняты в три часа ночи и выехать, например, на задержание опасного преступника.

Списки есть?

Конечно, это все зафиксировано. Есть масса приказов и так далее. И поэтому, когда из зоны АТО приезжают бойцы, которые с собой захватывают автомат, то, естественно, что это неправильно, это незаконно, и такой боец должен быть привлечен или к дисциплинарной ответственности или к уголовной. И поэтому мы с этой проблемой боремся теми методами, которые у нас есть. Для этого есть система блокпостов на выезде из зоны АТО. Сейчас эта система будет ужесточаться. Сейчас эта система будет заниматься персонификацией данных, чтобы мы фактически понимали, кто выезжает и кто заезжает в эту зону. Это будет правильно. И поэтому другого пути нет. Помогайте нам бороться с этим вопросом. Потому что оружие - это страшное дело. Пожалуйста, четыре дня назад или чуть больше был застрелен, например, глава кооператива жилищного на Троещине. Мужчина 63-летний получил три выстрела. Откуда этот пистолет - будем разбираться. Вчера было покушение на замначальника киевской таможни. В него также выстрелили из огнестрельного оружия. Пуля прошла навылет через брюшную полость. Слава богу, он остался жив.

Естественно, количество оружия прямо пропорционально влияет на криминогенную ситуацию в стране. И когда идут вопросы - разрешить или не разрешить у нас оружие - я говорю таким людям: ребята, давайте мы разберемся. У нас охотничье оружие разрешено. Если тебе 18 лет, ты имеешь справку, что ты не сумасшедший, ты не наркоман, ты имеешь право получить гладкоствольное оружие. Пожалуйста, стреляй. Если тебе 25 лет, ты психически здоров и не наркоман, ты можешь получить нарезное охотничье оружие. У нас в любом охотничьем магазине… зайдите, пожалуйста, там есть автоматы Калашникова, которые стреляют одиночными патронами и так далее. У нас запрещено только лишь ношение короткоствольного оружия, которое может быть скрытого ношения и удобно для преступников, чтобы совершать преступления. И у нас запрещено использование автоматического оружия. Хотя на самом деле при желании из продающегося в магазинах делается копия… Но за это уже уголовная ответственность. Все. Если ты хочешь защитить свой дом, ты можешь защитить свой дом, просто получив оружие. Могу сказать, что официальная стоимость квитанции - 120 гривен. Это доступно каждому гражданину. Пожалуйста, оформляйте себе охотничье оружие, держите его у себя в доме. Если вы считаете, что вам кто-то угрожает, пожалуйста, его используйте.

Я еще готов рассмотреть варианты использования, может быть, для всех граждан Украины резиновых патронов, с точки зрения защиты. Они в состоянии остановить другое лицо.И при этом это снизить риск гибели другого человека. Для владения оружием гладкоствольным или любым нужна определенная культура, культура владения оружием. У нас… Я могу привести пример. Звонит мне товарищ. Его подрезал какой-то товарищ на Porsche Cayenne. Выскочил. Начал стрелять под ноги и в воздух из "резинового" пистолета, потому что кто-то кому-то поцарапал бампер. Это нормально? Это ненормально. То есть так быть не должно. А если бы пистолет был бы настоящим, он бы выстрелил в асфальт, был бы рикошет, которым можно убить человека. Вот и все. Нужно здесь очень хорошо взвешивать все моменты.

Антон, в чем сакральный смысл перевода батальонов под эгиду МВД и Нацгвардии?

Вчера позвонил товарищу Константину Матейченко. Он тоже стал депутатом Верховной Рады. Вообще мы с ним познакомились в апреле, когда я в Донецкой области создавал первые батальоны добровольческие. Я говорю: "Как у тебя дела?". Он: "В батальоне уже 120 человек. Мы все на броне". "Как на броне?" Он говорит: "Танки есть, БТРы есть". У них же склад в Артемовске оружия. И они там, скажем так, добровольно-принудительно договорились и посадили милицейское подразделение на броню. Это ненормально. Милицейские подразделения не должны заниматься стрельбой из танков. Они должны заниматься поддержанием правопорядка на тех или иных территориях. Изначальная мысль была - создание добровольческих батальонов как замена тем подразделениям милиции, которые разбежались, распались или перешли на сторону врага. В этом был смысл. И в апреле-мае месяце, когда мы формировали их, не было тогда понимания, что могут прийти танки или "Грады", или пушки. То есть задача была такая. Армия освободит Славянск и Краматорск - мы наведем порядок, будем отлавливать террористов, сепаратистов и так далее. Судьба распорядилась иначе. То есть в Иловайске мы увидели, что наши ребята были брошены по приказу Генерального штаба с автоматами против танков, против пушек. Это было совершенно неправильно. И мы их доукомплектовали более тяжелым вооружением, крупнокалиберными пулеметами, автоматическими гранатометами и так далее. Кроме того, у наших ребят-добровольцев большая склонность к ведению разведывательно-диверсионной деятельности. Это особенно в батальоне "Азов", который научился и мины ставить, и танки взрывать, и так далее, и так далее. Поэтому стал вопрос: что такие подразделения нужно передавать в армию, в Национальную гвардию, чтобы они еще больше укреплялись вооружениями. Но, опять-таки, не все из добровольческих подразделений такими будут. Есть и те, которые выполняют свои функции как милицейский подразделения. Всего у нас около 5500 добровольцев пришло в подразделения милиции. Они все постоянно находятся то на востоке, то возвращаются для отдыха, для ротации в свои регионы.

А что будет с батальонами "Правого сектора"? Вы как-то с ними взаимодействуете?

С "Правым сектором"… Мы им предлагали еще в апреле месяце вступать в ряды или армии, или милиции, или Национальной гвардии. Однако эти ребята, они хотят как кошки гулять сами по себе. Потому что все-таки вступление в определенные взаимоотношения с государством требует определенной ответственности и обязательств. Поэтому часть "Правого сектора", какая-то часть, она пришла к нам. Допустим, батальон "Азов" - это ребята, которые из организации "Патриот Украины", костяк там, футбольные фанаты и так далее. Они поняли, что, да, это нужно для страны, нужно для защиты нашей страны. Они стали милиционерами. Хотя многие из них раньше сидели в тюрьмах по обвинению в хулиганстве, в подрыве государственного строя. У нас даже есть ротный Шпара - так он вообще был осужден как "васильковский террорист", сидел 2,5 года. А сейчас он боевой офицер. Поэтому тут так нельзя сказать. Или Андрей Билецкий, командир батальона, сейчас депутат Верховной Рады, 2,5 года отсидел по надуманным обвинениям в хулиганстве. Поэтому проблем там никаких нет. Это генезис, это развитие. Нам важно, чтобы было как можно больше организованной вооруженной силы, которая может защищать нашу страну.

То есть вы с ними в плотном контакте, продолжаете их убеждать принять какую-то сторону?

Сейчас вернусь к "Правому сектору". Они все-таки не хотели переходить… А потом начинается такой вопрос. Например, погибает парень из "Правого сектора". Он не был ни в милиции, ни в Нацгвардии, ни в армии. На него не распространяются льготы, которые положены для бойцов АТО. Это страховка по смерти, это пенсия его родителям или его жене и детям. И поэтому здесь есть вопрос. Поэтому я думаю, что как депутаты Верховной Рады мы будем разрабатывать закон, который позволит через, например, судебную процедуру фиксировать факт того, что человек не просто погиб, а он погиб, защищая страну. Но в будущем, я еще раз повторяю. Сейчас уже ситуация, на мой взгляд, настолько стабилизирована, что ребята из "Правого сектора" себе могут выбрать направление и пойти, например, в армию.

Сегодня ваш коллега, господин Шкиряк, сказал, что на миллиард гривен было закуплено тяжелое вооружение для ребят, которые работают в зоне АТО. Но при этом не назвал какое. Вы можете назвать?

Я могу сказать. Там огромные закупки сделаны. Современные бронемашины, "Кугуары", "Спартаны", вы их тоже видели. Это все новая техника. Она стоит значительные средства.

Это все украинского производства?

Это, скажем так, забронировано в Украине. Например, основой для "Кугуаров" является Toyota Land Cruiser, закупленные за границей. Но она полностью, так сказать, "раздевается" и полностью "одевается" в броню, ставятся бронированные стекла. Это большой объем работ, занимает порядка двух месяцев по одной машине. И это опять-таки закупки новых вооружений для того, чтобы наши ребята чувствовали себя безопасно и так далее. Но еще раз хочу сказать. Цифра миллиард, она звучит очень круто. Или когда собирали деньги по пять гривен, говорили: вот 160 миллионов собрали. Я могу сказать следующее. Например, ремонт одного истребителя МиГ-29 может стоить порядка 100-120 миллионов гривен. Ремонт современного танка или вообще производство одного нового танка - миллион долларов. По сегодняшнему курсу - 14-15 миллионов гривен. Это все очень дорогие вещи. Был на выставке вооружений месяц назад. Там показывали артиллерийский снаряд калибра 152 миллиметра, который наводится лазерным лучом. Если наш разведчик видит какую-то цель, наводит на нее лазерный луч, который даже невидим для глаза человека, с расстояния в три километра. Снаряд выстреливает с расстояния 15 километров и точно видит эту точку. Точность попадания - плюс-минус два метра. Стоимость снаряда 50 тысяч долларов. Потому что он "умный". Или надо выпустить сотню снарядов, которые, может быть, даже и не попадут в эту точку, потому что защищенные цели. Их сложно поражать, стреляя по площадям. Другой вопрос - у нас была проблема, сейчас она постепенно решается - это вопрос беспилотных самолетов-разведчиков. Россия и террористы нас постоянно убивают благодаря тому, что они видят, куда они стреляют. А наши артиллеристы, закончившие училище, хорошо стреляющие, они не видят, куда они стреляют. Это страшный бич артиллерии. Но думаю, что уже все-таки решается путем закупки беспилотников, которые позволяют эти проблемы решать.

Здесь просто информация прошла, что есть беспилотники местного производства, украинского. Им какое-то внимание уделяется, или это все-таки закупки будут?

К сожалению, в Украине не стимулировались производства подобного рода аппаратов. Есть разработчики, есть люди, которые готовы их делать, но это все длительный процесс. На сегодняшний момент они нужны здесь и сейчас. Поэтому могу сказать, что мне известно - закупаются иностранные модели. Вообще в Украине нужно сделать системным производство вооружения. Могу сказать, что образец вооружения средней сложности занимает три-четыре года - от процесса задумки до его реализации в металле, испытания и так далее. Например, артиллерийское орудие небольшой мощности или автоматический гранатомет.

Вы имеете в виду, уже до принятия на вооружение?

Я имею в виду, что когда из него можно уже стрелять, и он не взорвется у вас в руках. Новые модели танка - это уже шесть-семь лет. Это очень длительные вещи. Или новая модель беспилотника. Наши ребята пользовались беспилотниками, купленными волонтерами, которые используют для съемок кинофильмов. Это совершенно другие вещи. Я знаком с тем, что такое боевые беспилотники, даже не те, которые в Америке, которые умеют стрелять. Это просто хороший современный беспилотник. Он должен летать на расстояние сотни километров. Есть пример - эстонский беспилотник, 24 часа может висеть в воздухе. 24 часа. При этом он может пролететь за это время 2000 километров, при этом он может передавать десяти разным потребителям информацию по защищенным каналам через спутник. И его невозможно сбить какими-то помехами и так далее, и так далее. Это серьезные вещи. Ты такой не сделаешь. Я спросил у директора эстонской компании, сколько лет у них заняло производство. Причем в Эстонии, заметьте, нет ни одного авиационного института, нет ни одного авиационного завода. Просто ребята увидели, что есть такая ниша на рынке. Это же не только разведка военная. А есть разведка полезных ископаемых, есть вопросы мониторинга пожаров, есть масса других вопросов, где применяются беспилотники. У них это заняло десять лет. Десять лет. Но сейчас мы имеем линейку беспилотных самолетов. Их покупают американцы, используют в Афганистане, в Ираке.

Накануне прошло заявление от Генпрокурора о том, что дела по расследованию преступлений на Майдане сейчас находятся в ключевом развитии. Потому что накануне Президент поторопил: ребята, надо расследовать. И уже вышло сообщение Генпрокурора о том, что, да, все есть. Каковы перспективы всех этих дел?

Я сегодня встречался с шестью адвокатами, представляющими интересы семей погибшей "Небесной сотни". И мы как раз помогаем сейчас адвокатам построить коммуникацию с Министерством внутренних дел. На прошлой неделе было заявление адвоката Евгении Закревской, что якобы МВД тормозит расследование преступлений на Майдане. Я встретился с Евгенией, потом с адвокатами, это наша третья встреча. И мы показываем, что МВД не задерживает. То, что необходимо делать, мы все делаем, расследование ведется Генеральной прокуратурой. Соответственно, отчитываться перед обществом должна Генеральная прокуратура. Вообще расследование такого рода дел - это уникальное в истории расследование. Потому что обычно преступление - какое? Постреляли в человека, ограбили банк. Здесь произошло убийство около ста человек и раненых около 300. То есть огромное количествособытий, которые произошли в этот момент. Мы знаем, кто эти люди, которые стреляли. Они все, к сожалению, выехали за пределы территории Украины сразу же - те, кто стреляли, те, кто убивали. Мы знаем, кто, как и где погибал. У нас есть экспертизы пуль. Однако надо тоже понимать, что те, кто организовывали эти преступления, они вне зоны досягаемости. Например, вместе с министром Захарченко бежали два его заместителя - Дубовик и… забыл фамилию. Которые непосредственно это организовывали. Командующий внутренними войсками Шуляк Станислав тоже бежал из Украины. И все они работают сейчас против Украины. То же было и с исполнителями этих преступлений. Они не задерживались. Всегда, когда мне задают этот вопрос, я говорю так. Поставьте себя на место убийцы. Милиционер, который взял в руки оружие, стрелял в людей - что вы будете делать после победы Майдана? Все говорят: мы бы уехали. Вот я тоже объясняю, что это непросто. В Польше в начале 80-х годов был расстрел шахтеров, бастующих в городе Катовице, кажется. И погибло несколько десятков шахтеров, в которых стреляли работники польского спецназа. Это дело было тщательно расследовано. И спецназовцы польские наказаны только в 90-х годах, когда уже сменилась власть, было проведено расследование. Эти люди получили длительные сроки тюремного заключения. И было признано, что они действовали незаконно

То есть на нынешнем этапе ваш враг - время, по большому счету?

Наш враг - то, что убийцы и те, кто их направлял, они находятся за пределами Украины.

Накануне приехала еще делегация Гаагского трибунала, международного, как раз по этим делам. Вы с ними встречались? Как они настроены? Вы настроены на работу?

Вчера сотрудники Министерства внутренних дел проводили встречу с представителями Гаагского трибунала. Я лично не присутствовал на этой встрече. Речь идет о следующем: Гаагский трибунал рассматривает возможность признания тех лиц, которые организовывали данное преступление, подсудными именно международному трибуналу. Я скажу, что о Гаагском трибунале говорили много, когда еще Майдан не победил, когда еще не было известно, сможем ли мы добиться правосудия, в частности, в этом вопросе. На сегодняшний момент никто не мешает Украине провести собственное расследование, собственный суд. Кроме того, был принят в октябре закон о заочном осуждении преступников. То есть, если мы это сделаем, то мы сможем по данному закону признавать виновными тех или иных лиц, даже если они не были, не присутствовали на судебном заседании. При этом такие лица могут иметь своих адвокатов, которые могут представлять их позицию. Но самый главный вопрос в другом: что у нас не будет половинчатости. Общество будет знать, что этот человек, и это доказано судом, виновен в том, что, например, организовал убийство людей на Майдане. Поэтому он буде пожизненно в розыске Интерпола. И мы когда-нибудь сможем его, наверное, захватить. Хотя, еще раз повторяю, что очень все непросто, и многие из этих негодяев могут дожить до конца своих дней в Российской Федерации. Если у нас не будет тех возможностей, которые создал себе Израиль, своей решимостью и желанием расправляться с врагами государства на территории других государств, то они могут там и умереть собственной смертью, к сожалению.

Сейчас очень много критики в адрес миссии ОБСЕ, которая работает на востоке. И вот их обвиняют во всех смертных грехах. При этом за них вступился Президент, за них вступилось Министерство иностранных дел. Вы в этом вопросе давно уже знаете, что и как. Ваше отношение к этой критике в адрес ОБСЕ.

Мое мнение, как начинающего, молодого политика, следующее: нашим дипломатам надо было добиваться того, чтобы в миссии ОБСЕ не было ни украинцев, ни россиян, чтобы эта миссия была из независимых лиц. Тех лиц, жизненный путь которых никак не пересекался с Российской Федерацией. Не секрет, что Путин - это в прошлом сотрудник КГБ. Он привык действовать подобными методами. И там есть простой момент. Если ты не можешь врага победить, то купи этого врага или перевербуй этого врага и получи нужный результат. Каков нужный результат от миссии ОБСЕ? Это чтобы ее отчет не был резко против России, а какой-то половинчатый: о том, что все там виновны и так далее, и так далее. На самом деле мы понимаем прекрасно, что вина за развязывание этой войны лежит исключительно на Путине и его клевретах, которых все это устраивает. Знаете, смотрел недавно интервью на телеканале "СТБ" журналиста, который живет в Америки, но сам русский по национальности. И он был на Донбассе, в аэропорту, в Славянске. И он прям с таким надрывом говорит: вы знаете, самое страшное, что это война, для которой не было никаких оснований, никаких причин, никаких противоречий глубоких. То есть все то, что сделано, - это сделано искусственно.

Как теперь ее остановить?

Вы знаете, это тот вопрос, над которым предстоит работать политикам и Президенту в ближайшие годы. И стоит вопрос - не только нам, но и всему мировому сообществу. Потому что Путин стал угрозой для мира во всем мире. Это есть факт. Работать надо по двум направлениям. Одно направление - дипломатическое. Путем дипломатии укреплять коалицию стран, которые будут все крепче и крепче сжимать экономические санкции против Путина. Второй вопрос - это добиваться того, чтобы страны цивилизованные оказывали нам экономическую помощь. Потому что, будем говорить откровенно, Путин добился того, что он отнял у нас сейчас четверть валового внутреннего продукта. Остановлены тысячи заводов и фабрик, шахт. Люди стали безработными. Налоги с этих территорий не платятся. Население находится за чертой бедности. Значительная часть людей уехала в Украину и живет в качестве беженцев, или в Россию. Поэтому нам нужна экономическая помощь. Все это работа дипломатов и Кабинета Министров. Второе направление - это укрепление национальной безопасности и обороны. Я только что, например, опубликовал в Facebook пост о том, что сегодня у нас 12 ноября. Мы уже знаем о том, что 18 ноября будет проходить… хотят провести митинг сепаратистов в Харькове. Мы знаем, где он будет проходить, мы знаем, кто будет его организатором. Мы знаем, кто и сколько хочет получить. Причем расчеты в рублях, что интересно. То есть мы уже работаем так, что мы заранее предвидим и просчитываем эти шаги. Естественно, милиция будет требовать запретить этот митинг провокационный, чтобы, не дай Бог, не взорвали какую-нибудь гранату и так далее. И будут приниматься все меры безопасности. То есть, вторая линия - это укрепление обороны, национальной безопасности нашей страны. То, чего фактически 23 года не делалось.

Вы сказали про коалицию. Но, судя по последним международным событиям, что произошло в том же Китае, говоря простым языком, Америка сливает Украину, Европа не готова финансово помогать. И Украина в этот момент остается одна. Потому что у Америки есть ИГИЛ, у Америки есть Эбола, у Америки есть Иран, который с Россией… подписан договор с Ираном на шесть новых атомных блоков. И для Америки это большая проблема. И в какой-то момент Украина остается одна на сегодняшний день, как мне кажется.

Украина - не одна. Весь цивилизованный мир понимает, что, сдавая Украину, следующей будет, например, Прибалтика. А страны Прибалтики связаны договором о НАТО, по которому Америка должна включать свою военную мощь, напрямую для защиты этих стран. И поэтому западным странам выгодно помогать нашей стране для того, чтобы мы стали таким же заслоном для Путина, как когда-то Киевская Русь стала заслоном для татар, не пустила их в Европу. Поэтому нельзя сказать, что мы одни. Вопрос в другом - эффективность наших дипломатических усилий. Я говорил и говорю, что я бы очень хотел увидеть отчет наших дипломатов об их работе. МВД… Видите, вы меня пригласили, хоть со второго раза, но я пришел. Я бываю на каналах. Мое следующее выступление - прямой эфир на "Еспресо TV" и так далее. Приходят и представители дипломатических ведомств. Однако я не знаю, сколько, например, посол во Франции Украины провел встреч с прессой, сколько статей во французской прессе инициировано посольством, напечатано, сколько выступлений представителей нашего посольства или дипломатии было. Есть такое понятие - контент-анализ. Берем французскую прессу, смотрим упоминания об Украине. Мы понимаем, что Россия делает все, чтобы эти упоминания были не в нашу пользу. Лгут, обманывают, рассказывают неправду. И сколько упоминаний есть благодаря действиям наших дипломатических ведомств - это большой вопрос.

Мой товарищ, народный депутат Юрий Стець, выходит с идеей того, чтобы был создан некий государственный орган, который бы координировал направления по информационной политики государства - как внутри государства, так и во внешних отношениях. Я горячо поддерживаю эту идею, потому что "против лома нет приема, если нет другого лома". Если Россия создала у себя информационных монстров, которые вещают на английском языке и по радио, и по телевидению зарубежном - значит нам надо делать то же самое. Если Россия вещает в Интернете против нашей страны - значит мы должны против России вещать в Интернете и рассказывать россиянам правду. Я сейчас работаю над разработкой закона, который бы позволил блокировать вредоносные сайты, которые несут терроризм, которые собирают деньги для террористов, агитируют за сепаратизм и терроризм. Мы должны иметь инструментарий защиты информационного пространства Украины от таких воздействий. От эфирного телевидения российского мы уже защищены. Оно не показывается на контролируемой нами территории. От кабельного телевидения также мы защитились. И запрет есть на трансляцию российских каналов в кабельных сетях. И милиция совместно с Комитетом по телерадиовещанию старается наводить в этом вопросе порядок. В Интернете все телеканалы вещают. И мы должны исключить возможность их простого вещания в Интернете. Если мы даже на сто процентов не сможем закрыть для простых людей… есть всякие "торренты", всякие там IP-адреса и так далее, но мы должны сделать так, чтобы простой человек не мог получать этот наркотик лжи и вранья.

Накануне здесь тоже было хорошее сообщение от спикера СНБО Лысенко о том, что 32 танка пересекли границу. Не подтвердил никто - ни Госдеп, ни ОБСЕ. Потом эту информацию сняли. Мы общались с Семенченко, мы общались с бойцами из его батальона, кто выходил из-под Иловайска. Напрямую спрашивал: вы российские видели? Они говорят: нет, но нам рассказывали. Когда-нибудь кто-нибудь предоставит доказательства, видео? Я видел видео, что был чеченский батальон, что их там много положили, я его видел...

Я хотел уточнить. Вы имеете в виду, что вам неизвестен сам факт пребывания российских войск на территории Украины?

Я хочу видео, как человек телевизионный я хочу его увидеть.

Пожалуйста, зайдите в Google, посмотрите. Я организовывал видеосъемку моего товарища Тимура Олевского с телеканала "Дождь", с десятью российскими десантниками, которые были задержаны на территории Украины. Это видео обошло все известные мировые телекомпании.

Десантники - понятно. Я про танки говорю. Лысенко заявляет про 32 танка российской армии, которые пересекли границу и зашли на Донбасс. При этом 32 танка не подтверждает ни Госдеп, ни НАТО, ни ОБСЕ. Верить кому?

У меня есть один момент. Во-первых, товарищи из ОБСЕ, они особо не хотят удаляться от своей уютной гостиницы. Поэтому им подтверждать нечем. Подтверждать могут, скажем так, спутники американские разведывательные, если они в этот момент засняли заход этой колонны. Если эта колонна заходила ночью, и потом была размещена, например, в промышленном здании под крышей, то вы ее и не увидите. Это тоже… Если бы она заходила днем, то с американских спутников видно, в принципе, Каждую пылинку, каждую травинку. Ночью значительно сложнее контролировать такое пространство и так далее. Поэтому есть методы скрытности. Если вы не находились в тот момент рядом и не фиксировали это, то вы и не узнаете. Поэтому вопрос у меня другой. Что касается наличия самых российских танков, "Градов", прочих систем артиллерийского огня и так далее, у вас есть сомнение, что они имеют происхождение из России?

Сомнений нет. Понятно, они производятся там.

А какая разница в данном случае? Россия является агрессором тем, что она поставляет оружие. Россия является агрессором тем, что она обучает боевиков. У нас есть показания десятков российских агентов, которые проходили обучение в диверсионных лагерях с целью взрывать мосты, уничтожать наших военных и так далее. Это все происходит…

Судебные процессы когда?

Я вам еще раз хочу сказать, судебные процессы идут постоянно на самом деле. Просто, может быть, надо тогда давать даты заседаний судебных, чтобы люди знали. Судебные заседания шли летом. Сейчас их всех приходится обменивать на наших ребят. И поэтому…

А, так...

Конечно. Всех, кого задерживают, мы их обмениваем. Потому что там больше 500 человек после Иловайска осталось. А было больше тысячи наших пленных, благодаря "прекрасным" действиям Генерального штаба.

Еще одно трагичное событие, которое произошло - Одесса, 2 мая. Тоже прошла информация о том, что, в принципе, раскрыто преступление, на грани завершения. Что на сегодняшний день происходит?

Я могу сказать, что в Одессе надо смотреть на несколько событий. Что произошло в Одессе? В Одессе пророссийскими силами была организована провокация против марша проукраински настроенных болельщиков "Металлиста" и местного клуба "Черноморец". На мирнуюколонну болельщиков было совершено нападение, в том числе с использованием огнестрельного оружия. И милиция на тот момент, начальник милиции Луцюк и его заместитель Фучеджи, они не среагировали так, как должны были среагировать. Необходимо было отдавать команды, которые бы позволяли разделять протестующих. И тех, кто стреляет, надо было стрелять по них на поражение и блокировать другими способами. Этого сделано не было. Болельщики и другие одесситы, настроенные антироссийски, проукраински, они тоже взяли в руки, у кого что было, какое-то оружие, охотничье или какое-то. Тоже стреляли в пророссийски настроенных митингующих. В общем и в целом, шесть человек погибло от огнестрельных ранений, 10 человек погибло, выбрасившись из окна уже в Доме профсоюзов. И 32 человека погибло, задохнувшись в дыму в самом Доме профсоюзов. К вечеру, когда пророссийские митингующие прибежали на поляну перед Домом профсоюзов, туда уже пришли агрессивно настроенные проукраинские митингующие. Дальше… вы кадры видели.

Каша.

Дальше было окружено здание Дома профсоюзов. Причем, что касается поджога, там не было, знаете, специальной мысли его поджечь. Это произошло в пылу борьбы, скажем так. Если посмотреть фильм "Айвенго", допустим. Там идет борьба - одни штурмуют замок, другие замок защищают. И вот в пылу борьбы произошел поджог этого здания. Одна сторона бросала бутылки зажигательные и другая сторона бросала. И все это мы расследуем. Вообще там, чтобы вы понимали, около 120, если не изменяет память, лицам предъявлено подозрения по тем или иным видам преступлений: начиная от хулиганства и заканчивая покушением на убийство и убийством. И после того, как произошло возгорание, там находились материалы обивки, которые выделяли ядовитые вещества. Я один раз попал в ситуацию с пожаром. И могу сказать, что сам по себе знаю, что это ужасно. Можно в том помещении, которое ты хорошо знаешь, несколько раз вдохнув ядовитую смесь, потерять ориентацию, потерять сознание и дальше ты уже просто там угоришь и сгоришь. Поэтому вина четкая - это ряда руководящихсотрудников милиции, которые вовремя не предприняли те действия, которые необходимо принимать в таких случаях. Вина есть и у митингующих с одной и со второй стороны. То, что все-таки нельзя ни покушаться, ни убивать, ни добивать тех или иных людей. Поэтому это трагедия для Украины, это трагедия для Одессы. Такое останется навсегда. По этому делу, насколько мне известно, его ведет Генеральная прокуратура. Порядка десяти сотрудников милиции руководящих привлекаются к ответственности. Какая будет мера ответственности - решит суд. Один из руководителей одесской милиции по фамилии Фучеджи бежал в Российскую Федерацию, находится сейчас в Москве. Он непосредственно отвечал за охрану общественного порядка. И он же провалил всю ту охрану общественного порядка. Случаев того, что милиция была прямо на стороне пророссийски настроенных протестующих, так напрямую сказать нельзя. Просто сами милиционеры были дезориентированы тем происходящим. Они не привыкли работать в таких условиях, когда идет на улицах Одессы перестрелка.

Каковы перспективы с "Боингом", Антон?

Что вы имеете в виду под перспективами с "Боингом"?

Приезжают люди, находят новые останки, пытаются поднять большие обломки, никак не получается. Сейчас мировые лидеры выступают - и Порошенко, и Эббот с Путиным - за открытое расследование. Что происходит? Изнутри информация какая у вас?

Тут особо никакой ни изнутри, ни снаружи информации не надо. Все мировое сообщество цивилизованное понимает, что самолет, летящий на высоте 10,5 километров, если у него не было технических неисправностей и не было вмешательства потусторонних сил, то он может быть сбит только зенитной ракетой. И, собственно говоря, этот факт зафиксирован в решении нидерландского комитета. Там было сказано так, обтекаемо: сбит предметом, прилетевшим извне. У меня тогда вопрос есть: какие предметы могли прилететь извне? Я вам могу ответить, что только российские комплексы "Бук" находились в это время в городе Снежном, в городе Торезе. Я опубликовал в своем Facebook в этот же день фотографию, которую мне прислал один из наших агентов, который показывает комплекс "Бук" на улицах городах Снежного. Я опубликовал в тот же день фотографию инверсионного следа от ракеты. Просто достаточно зайти в мой Facebook и посмотреть. Там все рассказано. На следующий день министр опубликовал фотографию того, как вывозится через Луганскую область комплекс "Бук", на котором нет одной ракеты. Они тогда так торопились, что даже не накинули брезент на него. Поэтому все это есть, все это известно. Снят целый фильм ВВС.

Я вас почему спрашиваю? Потому что вы были первый человек, кто это опубликовал.

Совершенно правильно. Я был первым. Потому что я в этот день получил за несколько часов до этой трагедии информацию от наших агентов в этих городах, что на улицах этих городов появился "Бук". И все. Его ни с чем спутать нельзя. И я эту фотографию сразу же опубликовал. После чего всем стало ясно, есть причинно-следственная связь. Естественно, найти тех солдат, которые запускали этот "Бук", или офицеров проблематично. И чтобы они дали показания - если их не укокошили в какой-нибудь ДТП. И даже если и так, то их тяжело найти физически. Они находятся на территории России под подписками, под всем, чем угодно, и так далее. Но сомнений в том, что это сделала Россия, передав комплекс "Бук" террористам, нет. Знаете, я удивлен. А в чем вообще проблема? Перед этим они сбили 20 наших самолетов. В чем проблема? Это что, не факты, что сбиты были самолеты, вертолеты. За день до этого был сбит, по-моему, Су-25 или МиГ-29.

Их на малой высоте сбивали, а тут - 10,5 км.

В том-то и вопрос, что… Проблема была в чем? Что валили наши самолеты системами ближнего боя, то есть ПЗРК, переносными зенитно-ракетными комплексами. Они стреляют на высоту до четырех километров. А проблема в чем? Во-первых, они не попадают по самолетам, которые низколетящие. Раз. И второе - фактически времени на реакцию нет. Когда летит самолет, у него скорость, допустим, 200 метров в секунду. Штурмовик. То есть пять километров он пролетает за 25 секунд. И пока услышат, что он прилетает, пока скинут трубу на плечо, то уже самолет выполнит свою задачу - нанесет удар и улетит. Поэтому эти ПЗРК эффективны для борьбы с вертолетами. Для борьбы с авиацией штурмовой они уже малоэффективны. А комплексы "Бук" потому и были переданы, потому что это были мольбы террористов о помощи. Потому что наша авиация очень серьезный наносила ущерб. Вся техника, которая передавалась, разбамбливалась и так далее. Поэтому и был передан "Бук" - комплекс, который уже позволяет поражать цели на расстояние до 35 километров. Это уже серьезно.

Теперь самая серьезная проблема. Накануне господин Томенко сказал, что министрам нужно уходить из Facebook, чтобы лишнего не наговорили. Уйдете?

Послушайте. 428 депутатов. И каждый из 428 депутатов имеет право иметь свою точку зрения. Точка зрения Томенко мне понятна. Ему, видно, завидно, что он, несмотря на то, что начинал какие-то политические коммуникации, был политтехнологом, но в Facebook он как-то не зашел или в другие социальные сети. У него есть все шансы зайти и иметь своих сторонников, и так далее, и так далее. Я наоборот считаю, что социальные сети - это способ социальной инженерии. Ты хочешь донести свою точку зрения - пожалуйста, донеси. Не хочешь доносить свою точку зрения - пожалуйста, не пиши. Все. Если ты интересен людям, на тебя будут подписываться и тебя будут читать. Если ты не интересен людям, на тебя не будут подписываться и тебя не будут читать. Все очень просто. И министры… Это европейский опыт. Twitter или Facebook есть и у Обамы, и у Дэвида Кэмерона, и у всех остальных политических лидеров. Может, нас Томенко хочет вернуть в 19 век или еще куда-нибудь, в каменный век. О чем мы говорим?

Спасибо.

По информации Сайта MIGnews.com.ua. www.mignews.com.ua

 

Группы в социальных сетях: Группа Донбасс информационный в ВКонтакте   Группа Донбасс информационный в Facebook   Группа Донбасс информационный в Googleplus   Донбасс информационный в Одноклассниках   Донбасс информационный в Твиттере
Отправить пост в социальную сеть:
Google +

Поиск по сайту :

stat24.meta.ua
Copyright © 2011 - 2016 | www.donbass-info.com | При копировании информации с сайта активная ссылка обязательна!