новости, достопримечательности, история, карта, фотогалерея Донецкой области
Донбасс информационный - путеводитель по Донецкой области
Загрузка...
Loading...

Новости Донецка и области

22 июня 2015 года

Система государства построена так, что оперативно принимать решения невозможно

Юрий Бирюков 

Юрий Бирюков

"Для одного приказа министра обороны иногда требуется подписи 37 человек. На это часто уходят недели", - объяснил основатель "Крыльев Феникса".

На сайте glavred.info состоялся чат с советником Президента Украины, помощником министра обороны, основателем группы волонтеров "Крылья Феникса" Юрием Бирюковым. Общаясь с читателями, он рассказал, почему сейчас уменьшились размеры пожертвований украинцев на армию, тяжело ли достучаться волонтерам до Президента и министра обороны, чего из экипировки и бытовых вещей не хватает украинским военным сегодня, а также каковы впечатления основного волонтера страны от работы внутри государственной системы. 

Представляем стенограмму чата с Юрием Бирюковым.

Александра Романюк: Как вы оцениваете нынешний этап волонтерского движения? Становится оно более массовым или наоборот? Приходят ли новые люди? Как изменились размеры пожертвований (увеличились, уменьшились и на сколько)? Какие новые тенденции и формы работы появились? Каким вы видите следующий этап волонтерского движения?

Юрий Бирюков: На мой взгляд, волонтерское движение в ноябре-декабре прошлого года достигло пика по количеству людей, решивших помогать армии. На тот момент война длилась уже полгода, и если человек до того не хотел помогать армии, то он вряд ли начал делать после. Но, тем не менее, новые люди все-таки появляются. Часто это связано с волнами мобилизации: у кого-то призвали родственника, и он начинает помогать родственнику, а потом втягивается.

Размеры пожертвований уменьшились. Во-первых, у нас экономическая ситуация - не ахти. А, во-вторых, само перемирие снизило градус тревоги, паники и страха - это тоже влияет.

Все больше волонтеров заходят внутрь, в структуру власти и пытаются решать проблемы.

Inga: Пане Юрію, як гадаєте, чому поряд із героїзмом, відвагою, самопожертвою українців лишається "в верхах" так багато людей, що просто наживаються на війні, думають тільки про сьогоднішній день - як набити кишені та втриматися якомога довше при владі? Дякую за відповідь.

Юрий Бирюков: Почему же только "в верхах"? У нас наживаются на войне представители всех слоев населения, не только "верхов". Мало что изменилось в срезе общества. У нас есть герои и те, кто жертвуют на нужды армии, а есть и подонки. Разные люди…

Ma_rina: Юрий, каких законодательных инициатив сегодня не хватает волонтерам, чтобы власть и командование не то чтобы помогало им, а хотя бы не мешало?

Юрий Бирюков: Не знаю, мне и нашей команде власть помогает. Это все частные случаи.

polit_ua: Чи складно вам достукуватися до Президента чи міністра оброни, аби приймалися справді корисні рішення?

Юрий Бирюков: Да нет. Министра обороны вижу три-четыре раза в день, Президента - дважды в неделю. Решения они принимают правильные, правда, те потом саботируются на средних уровнях.

Olga__: Каково на сегодняшний день процентное соотношение того, насколько обеспечивает необходимым (имеется в виду не вооружение, а экипировка, те же приборы ночного видения, бронежилеты, чисто бытовые вещи и т.д.) украинских военных государство, насколько - волонтеры? Как изменились эти показатели с начала боевых действий?

Юрий Бирюков: Бронежилетами и касками военные у нас сейчас полностью обеспечены. Более того, их запас есть на складах. Регулярно всплывают какие-то бойцы, которые чего-то не получили. Мы каждый раз бьем тревогу, начинаем разбираться, и оказывается, что-то какой-то начвещь не оформил заявку, то кто-то ее не получил, то кто-то необходимое не привез. Да, беда с формой, обувью. Согласно нашим нормам обеспечения, предполагается, что один комплект формы - на девять месяцев. Кроме того, форма, которую утвердили в прошлом году, плохого качества. Мы над этим работаем, но объемы производства нашей легкой промышленности и скорость приема необходимых законов ВР далеки от идеала.

polit_ua: Інколи рядові військові зізнаються, що буває враження, що вони борються на два фронти: з бойовикам безпосередньо на передовій та із командуванням, яке часто не приймає вчасних та потрібних рішень, чи то свідомо зволікає. Як ви вважаєте, чи відповідає це дійсності?

Юрий Бирюков: Часто у рядовых военнослужащих нет понимая всей картины - они видят только свой окоп и сегмент. Иногда они правы, и кто-то из офицеров действительно затягивает с принятием решения. К примеру, случай в Марьинке: рядовые бойцы, что отражали атаки, не знали, что артиллерия уже вышла, и у них могло сложиться впечатление, что кто-то затягивает с принятием решения.

Ma_rina: Юрий, когда закончится война, будете ли вы заниматься общественной деятельностью, возможно, пойдете в политику?

Юрий Бирюков: Очень мечтаю прекратить заниматься общественной деятельностью и не хочу идти в политику - накушался уже до изжоги.

journ_: Як людина, яка неодноразово бувала на фронті, скажіть, наскільки, по-вашому, об'єктивно українські ЗМІ подають інформацію про події на Донбасі? Чи не творять вони, як і російські медіа, власні міфи про цю війну?

Юрий Бирюков: Необъективно.

Mitia: Юрий Сергеевич, почему так: мобилизованные (!) военные по-прежнему пишут родным, чтобы те за свой счет купили им бронежилет, поскольку у них один на пятерых? Почему находятся деньги на переименование улиц и городов, но не находится средств, чтобы обеспечить военных на передовой такими элементарными вещами?

Юрий Бирюков: Бронежилеты точно есть, есть их запас. Бывают ситуации, к примеру, в прошлом году, что мобилизованный, не понимая свой функционал в армии, считает, что бронежилет ему нужен, хотя он находится за 150 километров от зоны АТО, еще и повар.

Pavlo: Ваше бачення перспектив урегулювання конфлікту і припинення війни суто дипломатичним шляхом під час переговорів, чи тепер має сказати останнє слово зброя?

Юрий Бирюков: Нужно работать, восстанавливать армию, промышленность и заниматься военно-патриотическим воспитанием. Тогда через продолжительное время можно будет о чем-то говорить. И, скорее всего, дипломатическими путями.

Petro: 1. Чого на даний момент найбільше потребують українські військові на передовій? 2. Чи доводилося вам, відвозячи необхідне на "передок" стикатися в зоні АТО з сепаратистами, якщо так, чи нормально вони пропускають волонтерів та вантаж, що волонтери везуть військовослужбовцям?

Юрий Бирюков: 1. По-прежнему очень нужна форма. Поскольку на передовой нет проблем с продовольствием, но оно однообразно - очень нужны свежие овощи и любые вкусности, которые могут разнообразить рацион.

2. Был один инцидент. Но я не спрашивал у сепаратистов, пропустят ли они нас. Просто вступили в бой, на том и порешили.

Fedor: Юрий, как вы считаете, если бы изначально так не мобилизовалось, чтобы помочь армии общество, если бы не появились разнообразные волонтерские инициативы, возможно, государство как-то больше бы шевелилось в плане обеспечения войска нужными вещами? А так, оно действовало как бы спустя рукава, вполсилы… Или это не так?

Юрий Бирюков: Работая внутри системы, вижу, что на самом деле само Министерство обороны достаточно шевелилось в плане попыток обеспечить войска. Но сама система государства построена так, что оперативно принимать решения невозможно. Вчера выкладывал сфотографированный рабочий стол, где разложены все бумаги-согласования по одной единственной подписи министра обороны. Для одного приказа потребовались подписи 37 человек. На это часто уходят недели.

Pavlo: Пане Юрію, як ви оцінюєте рівень забезпечення бойовиків, наскільки потужно їх оснащує Росія? Чи поступаються їм у цьому питанні наша сторона?

Юрий Бирюков: Не знаю, я у них не был. Этот вопрос к разведке.

NI_Kyiv: Как думаете, что стоит за ядерными угрозами России, которые она в последнее время не раз озвучивала? Путин действительно настолько сумасшедший, что способен нажать на "красную кнопку"?

Юрий Бирюков: За прошедший год вы еще не поняли, что он настолько сумасшедший?

Vopros: Налажена ли как-то на уровне государства помощь мирному населению, которое стало заложником ситуации и остается на оккупированных территориях? Есть ли какие-то волонтерские организации, помогающие тем же старикам на многострадальном Донбассе?

Юрий Бирюков: Мы бы с удовольствием помогали бы всему населению Украины, но мы чисто технически не можем помочь жителям оккупированных территориях. А волонтерские организации есть.

Vopros: Вы не жалеете, что пошли на госслужбу, и каковы ваши впечатления о происходящем "в верхах" после того, как увидели эту "кухню" изнутри?

Юрий Бирюков: "Жалею" или нет - не могу применить этот термин по поводу госслужбы. У меня не было вариантов - нужно было это делать. Впечатления о происходящем "в верхах" - гнетущие.

Vopros: Г-н Бирюков, рядовой украинец уже доказал, что готов едва ли не "последнюю рубашку" отдать на нужды защитников страны, а вот охотно ли помогают наши далеко не бедные политики, "звезды" и прочие деятели?

Юрий Бирюков: Насчет "звезд" и прочих деятелей - не знаю. Могу сказать, что из десятков миллионов гривен, собранных нашей группой, больше половины было предоставлено нам десятком человек.

Dinka: Чим вас суто по-людськи найбільше вражає ця війна з побаченого в зоні АТО?

Юрий Бирюков: Война поражает всем. Дай Бог, людям, живущим вне этой войны, никогда этого не знать.

slava_tur: Точка зрения зависит от места сидения, вот и вы изменились, став частью ВСУ. Скажите, что меняет взгляды человека: деньги, слава, должность? Почему многие волонтеры, попав в "систему", надевают розовые очки, кто им их надевает?

Юрий Бирюков: Подтверждаю: точка зрения зависит от места сидения. Абсолютно согласен.

Денег я не получаю. Славу готов кому-нибудь отдать. Должность советника на общественных началах без полномочий - не уверен, что это нечто крутое. На самом деле все волонтеры, которые попали в систему, очки с глаз снимают, и они (кто больше, кто меньше) начинают видеть всю картину целиком.

vfvf999: Можно ли привлечь к ответственности провайдеров, которые отключили украинские сайты на оккупированной территории? Лишить их лицензии? Заблокировать их работу? Мы и так не смотрим зомбо-ТВ, а тут и последней радости лишили - смотреть и читать новости Украины. У нас провайдер - "Терра лайн".

Юрий Бирюков: Наверное, нужно обратиться к СБУ.

Andrew Yashchuk: Кажуть, по статистиці, хто наступає, той несе більше втрат. По-моєму, ми щодня ховаємо захисників Вітчизни, а толку нема - близько 500 квадратних кілометрів бойовики взяли під контроль. Може, таки варто зосередитися на диверсіях на окупованих територіях, включаючи й Крим? Позбавити їх води, світла, газу, підірвати пару "гумконвоїв", головних бандитів снайпери нехай постріляють - тобто повне сум'яття внести?

Юрий Бирюков: Когда люди предлагают сосредоточиться на диверсиях и убийствах на оккупированных территориях, пусть задумаются, что будет, если боевики сосредоточатся на том же на наших территориях. Да, действительно, кто наступает, у того больше потери: в Марьинке наших погибло четыре человека, потери боевиков - на уровне ста человек.

Andrew Yashchuk: А можна спробувати обдурити терористів: погодитися нібито з їхніми вимогами, взяти під повний контроль кордон з Росією, закрити його надійно та послати всіх і відновити повний суверенітет на Донбасі? Або ж поступово, крок за кроком брати під контроль України державний кордон (здається, 400 кілометрів - багато, згоден). Але коли терористи будуть в кільці й без російського "гумконвоя", то, може, легше буде?

Юрий Бирюков: Напоминаю июнь 2014 года. Большая часть границы контролировалась нашими войсками. 72-ая и 79-ая бригады контролировали границу в районе Изварино (Краснодонский горсовет Луганской области - Ред.) и Мариновки (Шахтерский район Донецкой области - Ред.), но это не мешало России начать обстрел со своей территории.

Pangelina: Здається, то була новина від вас: в АТО відправлено велику кількість тепловізорів. Але кріплення до них не було замовлено своєчасно, і цю проблему було вирішено волонтерами. Тож питання просте: хто прогавив кріплення? І що йому за це було чи буде? Назвіть ім'я "героя"!

Юрий Бирюков: Новость была от меня, только речь шла о приборах ночного видения. Кто их вовремя не заказал - этот вопрос к Укроборонпрому, потому что он это закупает.

Pangelina: Питання до вас одночасно як до радника Президента - Верховного Головнокомандувача та волонтера. Якщо б не було б отого допиту нашими військовими отого спецназівця та оприлюднення цього допиту, справа набула б такого розголосу, чи ні?

Юрий Бирюков: Естественно, наши бы использовали это дело на всю катушку, не зависимо от того, была ли утечка информации, которая больше навредила, чем помогла.

Pangelina: Яворів. Військові частини з проблемами у постачанні. Чому військовим потрібно було оприлюднювати свої проблеми, аби отримати жадану відповідь від керівництва? Невже так важко відслідковувати ці питання своєчасно?

Юрий Бирюков: Нужно обязательно озвучивать проблемы. Потому что отследить, где какой-то провал в обеспечении, полтора-два десятка людей в Министерстве обороны не в состоянии физически.

Pangelina: Юрію, ще у січні цього року Верховним Головнокомандувачем були анонсовані великі зміни у Міноборони, Генштабі... Розкажіть, будь ласка, так, щоб було зрозуміло звичайним громадянам, чи відбулися ці зміни? Були чутки, що зараз до цих структур приймають тільки після поліграфу... Але використовують його, здається, тільки для новеньких. Якщо це так, то виникає логічне питання: чому його не використовують до вже працюючих? Адже про великі зміни Порошенко, здається, і говорив тому, що є питання до тих, хто там вже працював. Чи не так?

Юрий Бирюков: Изменения происходят. Мы сейчас по шести проектам реформирования находимся в промежуточном состоянии, то есть когда процесс запущен, но результаты еще не видны. По многим проектам в течение полутора месяцев мы увидим конкретные результаты.

Насчет полиграфа - его применение сейчас не регламентируется, не является доказательством, не может быть использовано в суде, не может быть поводом для увольнения. Мы его используем для новых сотрудников, чтобы не брать на работу заведомо "плохих", неправильных.

vfvf999: Не верьте, что на Донбассе будут бунты. Я тут живу. Такое впечатление, что на нас испытали новое психологическое оружие. Людей, которых знаешь много лет, не узнать: это - зомби! Они не слышат ни доводов, ни цифр, не верят своим же глазам. Они никогда не поднимутся. И их много. Нас - меньше. Да и, честно говоря, очень страшно. Я не смогу убить человека. Что делать? Как Украине вернуть им человеческий облик? Как жить с такими людьми? Нужны специалисты и госпрограммы, чтоб перепрограммировать население. И это надо делать уже сейчас! Чем больше тянем, тем хуже будет с этими людьми. Мы их бросить (в отличие от Украины) не можем. Это - наши родители и даже дети. Неужели мы их плохо воспитали? Как нам быть? Это будущая очень большая проблема. Почему молчит государство? Ладно, старики умрут, а дети? Куда их-то? В концлагеря и тюрьмы?

Юрий Бирюков: Не верю, что на Донбассе будут бунты. Если бы они потенциально могли быть, они бы уже были.

Там разные люди. Есть те, кто изначально адекватно все воспринимал, а есть - наоборот. Но это не повод их сажать в тюрьмы и концлагеря. В Германии вера в фюрера была на уровне нынешней поддержки Путина - ничего, потом глаза открылись. Хотя в Германии до сих пор есть неофашисты...

OksanaKsiu: Юрію Сергійовичу, з вашої суб'єктивної точки зору, чи робить влада та найвище військове керівництво країни зараз усе можливе і від них залежне, аби пришвидшити закінчення війни?

Юрий Бирюков: Да, в противном случае это - повод для уголовного разбирательства. Они делают то, что могут в рамках того, что они реально могут. Если у нас на бумаге 800 танков, а в реале умеет ездить всего лишь 50...

Valerij: Интересно ваше мнение по таким вопросам.

  • По-вашему, какие конечные цели преследует сегодня Кремль в отношении Украины?
  • Как думаете, что изменится для нас, если, как говорил Пургин, ДНР и ЛНР объединятся? Им станет сложнее противостоять?
  • Вы видите конкретную пользу от военных и активистов Майдана в парламенте? Благодарю за ответы.

Юрий Бирюков:

  • Адрес Кремля дать?
  • У них нет тенденции к объединению. ЛНР тяготеет к Украине, ДНР - наоборот.
  • А кто у нас военный в парламенте? Боевые комбаты? Это - не кадровые военные. Из кадровых там только полковник Мамчур.

Roksolana: Юрий, изменила ли как-то эта война ваши жизненные ценности и приоритеты?

Юрий Бирюков: Да. Когда из бронежилета достаешь осколок или пулю, то ко многому начинаешь по-другому относиться.

Надежда Майная
 

Группы в социальных сетях: Группа Донбасс информационный в ВКонтакте   Группа Донбасс информационный в Facebook   Группа Донбасс информационный в Googleplus   Донбасс информационный в Одноклассниках   Донбасс информационный в Твиттере
Отправить пост в социальную сеть:
Google +


Loading...
stat24.meta.ua
Copyright © 2011 - 2017 | www.donbass-info.com | При копировании информации с сайта активная ссылка обязательна!