новости, достопримечательности, история, карта, фотогалерея Донецкой области
Донбасс информационный - путеводитель по Донецкой области

Новости Донецка и области

17 декабря 2015 года

Почему в одной из беднейших стран Европы никогда не было Голодного Майдана?

Украина

Украина

Украинцы дважды массово выходили на сугубо политические Майданы, но так и не устроили ни одного социально-экономического. И это удивляет, поскольку у наших сограждан куда больше причин протестовать против экономической политики государства и требовать социальных реформ, чем вопить с баррикад «банду геть!». В чем же секрет этого парадокса украинского менталитета?

Богатые тоже скачут

Еще одним ярким штрихом в картине этого парадокса стало недавнее выступление в парламенте лидера пропрезидентской фракции Юрия Луценко, который, в силу своей природной неспособности держать язык за зубами, не просто призвал коллег ускорить реформы налогового законодательства, но и прямо проговорился об их сути. Не моргнув глазом, Луценко сказал следующее: «…надо прекратить заниматься популизмом в интересах самых бедных слоев населения, хотя их надо поддерживать, но поддержать средний класс, который уже дважды провел революцию и не получил от этого возможности для нормального функционирования в нашей стране».

Что ж, спасибо Юрию Витальевичу за честность - он официально озвучил то, о чем в Украине уже давно шепчутся на кухнях и в блогах, со свойственным ему красноречием высказав в одной фразе сразу три секрета Полишинеля украинской политики.

Во-первых, что оба Майдана были не столько народными, сколько буржуазными, и по своей сути являлись политической дракой украинской буржуазии за власть, которая обеспечивала бы победителю лучшие условия для своего бизнеса. Так что представители среднего класса, а также «люди олигархов» скакали на этих Майданах не просто так, не за абстрактное «европейское будущее», а за свои конкретные интересы.

Увы, но простые киевляне и гости столицы, из числа наемных рабочих, бюджетников и пенсионеров, выполняли там роль бесплатной массовки, поддерживающей интересы буржуазии бесплатно, за печеньки. Ведь никаких социальных и экономических требований для себя они не выдвигали, они боролись чисто за идею. Это же касается и участников Антимайдана, выступавших за интересы регионалов: они защищали власть, которая четыре года занималась лишь улучшением условий для бизнеса «донецких» и их союзников.

Во-вторых, уже давно, еще с 90-х годов, украинская власть, независимо от того, кто стоит у ее руля, считает социально-экономическую политику поддержки малоимущих лишь популизмом. О чем, впрочем, можно было и так догадаться по специфике этой политики, ведь она никогда не пыталась ликвидировать причины, раз за разом сталкивающих за черту бедности миллионы украинцев, а, скорее, сама же их и создавала! И лишь бросала в качестве компенсации, подачки в виде небольшого повышения зарплат и пенсий, аккурат перед выборами, что действительно было популизмом.

В-третьих, новая власть решила отказаться от социального «популизма», о чем она изначально дала понять заморозкой зарплат и пенсий «до лучших времен», которые, похоже, наступят теперь очень не скоро. Так что теперь малоимущие украинцы, составляющие большую часть оставшегося населения страны, не получают даже таких жалких подачек. Вместо этого новая власть решила заняться популизмом, рассчитанным на «средний класс», очевидно, задабривая его подачками в виде небольшого снижения налогов.

Судя по всему, политические силы, правящие ныне Украиной, решили руководствоваться сухим прагматизмом. К этому их привела крайняя скудность ресурсов: на всех не хватит, нужно отсеять лишних. Ну а так как основной движущей силой обоих Майданов был «средний класс», а не «нищеброды», то и задабривать популизмом решили именно его. То, что фактически «поддержка среднего класса» (снижение налогов) будет осуществляться за счет еще большего обнищания малоимущих (сокращение социальных расходов), власть, похоже, не волнует и не тревожит. Во всяком случае, опасения того, что находящиеся за чертой бедности украинцы выйдут на свой Голодный Майдан, у нее нет. Политики полагают, что раз этого не случалось до сих пор, то этого не случиться никогда.

Плоды декоммунизации

Чтобы понять, почему в одной из самых беднейших стран Европы практически полностью отсутствует социальное движение, достаточно вспомнить события общественной жизни Киева последних полутора лет. Несколько раз там пытались, было, собрать «тарифный Майдан», «пенсионный Майдан» и прочие акции протеста под социальными лозунгами. Но что из этого вышло? Мало того, что на акции почти никто не пришел, так еще эти жиденькие пикеты киевлян обвинили в политическом экстремизме, «предательстве Украины» и «пособничестве Путину». В ряде случаев протестующим открыто угрожали какие-то молодчики в модных карнавальных костюмах «патриотов» (камуфляж, маска, шевроны с трезубцами и мечами).

Это, конечно, лишь одна из многих причин. Но подобное отношение к социальным протестам населения стало как бы апофеозом той политики, которую вот уже более четверти века проводит постсоветская «элита», ставящая своей целью полное уничтожение призрака… нет, даже не коммунизма, а, скорее, Стеньки Разина (в украинском варианте - Устима Кармелюка).

А началось это еще в конце 80-х годов, когда в советском обществе более-менее равных впервые обострился социальный раскол. Оно окончательно разделилось на большинство, живущее на зарплату и стоящее в очередях за колбасой и маслом, и на меньшинство, жирующее со спецраспределения, внешторга, фарцовки, взяток и спекуляции. Тогда социальный накал был настолько велик, что до самосуда толпы над партаппаратчиками был всего один шаг. Однако умелой рукой перекрасившихся «демократов» это социальное недовольство было ловко направлено не против власти как таковой и не против конкретных лиц, а против политической идеи, против «коммунизма» и «коммуняк».

Благодаря этому те же партаппаратчики смогли перебраться в другие партии и остаться при власти. А заодно, при полной поддержке народа, ликвидировать социализм и советскую власть, которые им теперь лишь мешали строить «рыночную экономику» и превращаться в официальных олигархов. Удивительно, но на всем постсоветском пространстве эту мимикрию восприняли как должное. И люди, которые в 1990-м году возмущались, что секретарь горкома ездит на казенной «Волге» и кушает ветчину из спецбуфета, в 2000-м уже спокойно смотрели на чиновников и бизнесменов, едущих в личных «мерседесах» на обед в элитный ресторан. И это при том, что почти все понимали, откуда у новой «элиты» взялись ее капиталы. То есть чувство социальной справедливости умерло в Украине еще в конце прошлого века, уступив место дарвинизму: кто хапнул - тот и крут!

Удивительное дело, но запущенная четверть века назад декоммунизация до сих пор эффективно работает в интересах «первого сословия», продолжая морочить голову простолюдинам из третьего. Вспомним тот же Евромайдан, на котором лозунги «долой олигархов» очень быстро сожгли в бочках, а вместо этого устроили бессмысленную войну с памятниками Ленину. Сейчас вот декоммунизацию продолжают путем переименования улиц, площадей, городов. Решило ли это хоть одну социальную или экономическую проблему? Нет! Однако этим вот уже два года с энтузиазмом, с каким-то нездоровым азартом, продолжают заниматься украинские активисты. То есть те люди, которые могли бы использовать свою энергию в более полезных для народа целях - например, в социальных протестах. Но они никогда не будут в них участвовать, потому что считают любой социальный протест «коммуняцтвом».

Случайно ли это? Отнюдь! Вот уже четверть века на постсоветском пространстве (не только в Украине) планомерно и методично насаждается антисоциальное мировоззрение. Декоммунизация в виде борьбы с миражами прошлого - это часть данного процесса, он куда более масштабный, поскольку его организаторы понимают, что «коммунизм» далеко не единственная левосоциальная идеология. Их десятки, от умеренной социал-демократии и лейборизма до радикального маоизма и ультра-анархизма. И многие уже более ста лет работают в той же Европе, самым кардинальным образом изменив облик тамошнего общества. На смену вкалывающим за гроши по 12-14 часов бесправным персонажам романов Гюго и Диккенса пришли современные британцы, немцы и французы, чьи условия труда, зарплаты и система социальной защиты являются завистью для всего мира, в том числе постсоветского.

Но, размахивая перед украинцами морковкой Европы, наша «элита» старательно умалчивает о том, каким именно образом там были достигнуты столь высокие стандарты жизни. Вместо этого украинцев уверяют, что все это было достигнуто благодаря либеральной рыночной экономике, которую, мол, необходимо построить и в Украине. Ну а кто с этим не согласен - тот «совок», «ватник» и «коммуняка»!

Мозги на веревочке

Теория т.н. «спирали молчания» была разработана известным германским социологом Элизабет Ноэль-Нойман (1916-2010). За свою долгую и активную жизнь она успевала поработать в разных странах с самыми разными режимами: она изучала становление и крах немецкого национал-социализма, американского «антигерманизма», а затем маккартизма, развитие коммунистических режимов, европейские левые и правые правительства второй половины XX века, крах социалистического лагеря и становление постсоветских режимов, борьбу за «однополярный» глобальный мир и многое другое. Это человек, чьему опыту и знаниям можно доверять.

Согласно этой «спирали молчания», подавляющему большинству людей свойствен страх оказаться в меньшинстве, стать «белой вороной», которую будет заклевывать окружающее общество. Поэтому они боятся проявлять свою позицию, совершать поступки, просто высказывать свою точку зрения, если та отличается от «общепринятой». Постепенно этот страх затягивает, и человек уже не просто не решается противоречить остальным, он старается подстроиться под них, копирует их, чтобы выглядеть своим. И в этой «спирали», затягивающей миллионы людей, уже не разберешь, кто действительно верит в «общепринятую» точку зрения, а кто лишь делает вид. Лишь после разрушения такой «спирали» вдруг оказывается, что добрая половина сограждан были обыкновенными приспособленцами.

Но главный парадокс в том, что на самом деле эта «общепринятая позиция общества» в большинстве случаев не рождается в обществе, а спускается ему сверху: церковью, властью, политиками, СМИ. И механизм «спирали молчания» позволяет подчинить общество такой «общепринятой позиции» даже без применения устаревших тоталитарных методов (политической полиции), что очень удобно для стран и режимов, называющих себя демократическими и свободными. Например, в Украине.

Можно, конечно, возразить: в стране, более десяти лет политически разделенной на «синий» и «оранжевый» политические лагеря, не было никого «общепринятого мнения», а значит, не было и «спирали молчания». Однако это заблуждение, поскольку следует учитывать, что таких «спиралей молчания» может быть большей одной. Например, две: одна «оранжевая» и одна «синяя», и эти две воронки всосали в себя весь украинский электорат, разделив его на два непримиримых лагеря.

Но главное, что при этом практически не осталось избирателей, видевших Украину вне «сине-оранжевой» матрицы. Не осталось избирателей, которые бы могли поддержать реальные лево-социальные политические партии. В этом отношении и «синяя», и «оранжевая» спирали были одинаково антисоциальными, можно сказать, объединенными в эдакую «восьмерку». Украинцы могли перескакивать из одной воронки в другую, голосуя то за регионалов, то за «Батькивщину», но в любом случае они фактически оставались «антикоммунистами».

Даже КПУ была компартией лишь по названию, особенно в последние годы своего тесного сотрудничества с ПР. Она то ностальгировала вместе с пенсионерами по советским праздничным шоу типа демонстраций на 7 ноября, то поддерживала «пророссийскую» политику части украинских олигархов, полностью соответствуя требованиям «синей спирали». И даже не пыталась выйти за рамки этой матрицы, стать самой собой и заниматься социальной борьбой в нынешних условиях.

Сейчас в Украине, на основе «оранжевой», образована патриотическая «спираль молчания», всосавшая в себя большинство населения страны, в том числе тех, кто просто опасается прослыть «ватником» и «сепаром». А именно такие ярлыки автоматически вешаются на всех, кто выбивается из нового «общепринятого мнения». Критикуете ли вы бестолковость генералитета и поголовную мобилизацию, экономическую политику правительства и рост тарифов, засилье у власти олигархов и кумовства - вашу позицию сразу обзовут «антиукраинской». И в итоге человеку приходится доказывать не свою точку зрения, а то, что он еще больший патриот, чем остальные.

В оккупированном же Крыму и захваченном восточном Донбассе запушена своя «спираль молчания», однако представляющая собой не модернизацию «синей», а совершенно новую, основанную на чисто российской идеологии. Она более жесткая и совершенно антиукраинская: если вы не соглашаетесь со «справедливостью» присоединения Крыма к России и не поддерживаете «Новороссию», если не восхищаетесь Путиным и не ругаете украинскую «хунту», а вместо этого высказываете недовольство главарями ЛНР-ДНР и боевиками, то вы попадете в разряд «украинских фашистов» и «правосеков». Причем вам будут грозить не только остракизм зомбированных окружающих, но и подвалы тамошней «госбезопасности». Так что социальная борьба там возможна еще менее, чем в Киеве.

Голодные и счастливые

Однако система держится не столько на тех, кто из страха молчит, сколько на тех, кто с энтузиазмом верит. И тут, конечно, украинский социальный парадокс вызывает очень большое удивление. По крайней мере, боящиеся хотя бы понимают, какой чушью на самом деле является навязываемое «общепринятое мнение». Верящие же своим недалеким интеллектом дискредитируют легенду о великой мудрости украинского народа.

Даже нынешняя господствующая украинская политическая идеология (уж какая есть) представляет собой откопанный в дедовских сундуках и выстиранный буржуазный национализм. Нет, национализм - это нормально, но буржуазный?! За четверть века украинцы так и не родили социального национализма, а юзают буржуазный, хотя к буржуазии принадлежат лишь 10% из них. Ну не порча ли это мозга?

Единственно, кто в Украине поступает более-менее осознанно и логично, это ее «элита» (уж какая есть), которая сама и создает это «общепринятое мнение» для оболванивания «низов». Ей можно поставить в вину лишь одно: она не захотела выстроить для себя цивилизованное государство современного европейского типа, самодостаточного и развитого, способного себя защитить, правового и социального. Но этому есть пояснение: «элита» выбрала ту модель государства, которая позволяет ей максимально и быстро обогащаться, в том числе в обход законов, и избегать при этом всякой ответственности. То, что за два десятилетия украинской олигархии несколько ее представителей побывали за решеткой, было следствием лишь межклановых разборок, а не торжества закона.

Здесь следует понимать, что в обозримом будущем Украина не сможет избавиться от модели олигархии - ни на уровне центральной власти, ни тем более на местном. Суть олигархии не в том, что миллиардер заседает в Раде или становится президентом, а в том, что государством, посредством разных схем, управляют большие деньги - а точнее, люди, их имеющие. Изменить эту ситуацию может либо национализация крупных капиталов (революционный путь), либо мощный социально-политический противовес олигархии (демократический путь). Но в нынешней Украине такой противовес еще менее вероятен, чем социальная революция.

Так что можно провести еще десять, двадцать, пятьдесят выборов - но на них будут побеждать если не сами олигархи, то их ставленники. Олигархи могут даже манипулировать майданами или сами организовывать их, причем вероятность успешного Майдана «сверху» (под лозунгами демократии и т.д.) на порядок выше успешного Майдана «снизу» (под социальными лозунгами). И это понятно: у малоимущих масс нет даже палаток, чтобы разбить их на площади, у них нет денег на сцены, на концерты, на прокорм тысяч активистов, на подкуп силовиков и чиновников, на поездки в Европу за политической поддержкой. Они вряд ли смогут даже самоорганизоваться.

Однако деньги на Майдан (или на выборы) есть у «среднего класса», который в силу своей материальной независимости (более-менее) способен на решения и действия, не ограниченные нуждой и прочей безысходностью. Поэтому еще Маркс называл его основной движущей силой революций нового времени. Вместе с тем, «средний класс» называют и главным гарантом политической стабильности. Все зависит от того, доволен ли он текущей ситуацией или хочет перемен. Вместе с тем, «средний класс» тоже можно обмануть или купить - в этом он отличается от «низов» только ценой. Поэтому то, что нынешняя власть решила переключиться с популизма в отношении малоимущих на популизм в отношении «среднего класса», говорит о том, что она просто здраво оценила ситуацию и сделала прагматичный выбор.

Кроме того, союз олигархии и «среднего класса» выглядит более логичным, чем союз с «низами». И олигархи, и «средний класс» одинаково заинтересованы в низких налогах, в сокращении социальных расходов и в низком уровне зарплат населения, потому что это обеспечивает им больший и быстрый доход. Кроме того, на фоне окружающих малоимущих соседей даже обыкновенный лавочник или нотариус чувствуют себя королями. Это объективные факторы, сближающие эти социальных два класса. Однако есть и обратная тенденция: по законам монополии, более сильная олигархия постепенно ослабляет и размывает «средний класс», превращая его в тех же неимущих. Впрочем, этот процесс настолько медленный и плавный, что его замечают только социологи и экономисты, поэтому он никогда и нигде не приводил к политическому восстанию «среднего класса».

Таким образом, неорганизованное, бессильное и замороченное «третье сословие» остается наедине со своими проблемами, которые не всегда даже осознает. И ведь если поразмыслить здраво, то совершенно непонятно, почему их должны решать олигархи или «средний класс», тем более за свой счет. Представляете, вот так взяли - и начали платить в разы большие зарплаты, и налогов еще больше, чтобы содержать для неимущих современную медицину и образование!

Думается, что у «низов» должны быть на руках очень веские козыри, чтобы вынудить «верхи» так поступить. Какие же козыри есть у украинцев? Прыжки по Майдану? Хоровое пение под окнами Кабмина? Не говоря о том, что на такое мероприятие придет всего несколько сотен человек, а остальные 20 миллионов останутся заложниками «спирали молчания». Ну а пришедших разгонят если не полицейские, так «патриоты»…

Виктор Дяченко, from-ua.com

 

Группы в социальных сетях: Группа Донбасс информационный в ВКонтакте   Группа Донбасс информационный в Facebook   Группа Донбасс информационный в Googleplus   Донбасс информационный в Одноклассниках   Донбасс информационный в Твиттере
Отправить пост в социальную сеть:
Google +

Архив Новостей

2019 январь
2018 декабрь
2018 ноябрь
2018 октябрь
2018 сентябрь
2018 август
2018 июль
2018 июнь
2018 май
2018 апрель
2018 март
2018 февраль
2018 январь
2017 декабрь
2017 ноябрь
2017 октябрь
2017 сентябрь
2017 август
2017 июль
2017 июнь
2017 май
2017 апрель
2017 март
2017 февраль
2017 январь
2016 декабрь
2016 ноябрь
2016 октябрь
2016 сентябрь
2016 август
2016 июль
2016 июнь
2016 май
2016 апрель
2016 март
2016 февраль
2016 январь
2015 декабрь
2015 ноябрь
2015 октябрь
2015 сентябрь
2015 август
2015 июль
2015 июнь
2015 май
2015 апрель
2015 март
2015 февраль
2015 январь
2014 декабрь
2014 ноябрь
2014 октябрь
2014 сентябрь
2014 август
2014 июль
2014 июнь
2014 май
2014 апрель
2014 март
2014 февраль
2014 январь
2013 декабрь
2013 ноябрь
2013 октябрь
2013 сентябрь
2013 август
2013 июль
2013 июнь
2013 май
2013 апрель
2013 март
2013 февраль
2013 январь
2012 декабрь
2012 ноябрь
2012 октябрь
2012 сентябрь
2012 август
2012 июль
2012 июнь
2012 май
2012 апрель
2012 март
2012 февраль
2012 январь
2011 декабрь
2011 ноябрь
2011 октябрь
2011 сентябрь
2011 август
stat24.meta.ua
Copyright © 2011 - 2019 | www.donbass-info.com | При копировании информации с сайта активная ссылка обязательна!