новости, достопримечательности, история, карта, фотогалерея Донецкой области
Донбасс информационный - путеводитель по Донецкой области

Новости Донецка и области

8 декабря 2016 года

Почему борьба с коррупцией неэффективна

коррупция 

коррупция

Несмотря на огромный уровень коррупции вместо того чтобы наблюдать громкие коррупционные дела против высших чиновников мы все чаще видим вспышки противостояний между ГПУ и Национальным антикоррупционным бюро, а также...

Несмотря на огромный уровень коррупции вместо того чтобы наблюдать громкие коррупционные дела против высших чиновников мы все чаще видим вспышки противостояний между ГПУ и Национальным антикоррупционным бюро, а также специализированной антикоррупционной прокуратурой. Кроме того, вот-вот начнет свою работу и новый орган досудебного расследования – Государственное бюро расследований.

Почему же между этими органами постоянно возникают недоразумения и конфликты? Эксперты мотивируют это различной трактовкой законодательства – этот вывод они сделали из писем-запросов ГПУ в университетские кафедры правосудия. В частности имеет место различие в толкованиях применений отдельных положений Конституции, Закона о прокуратуре и уголовно-процессуального кодекса. Имеются определенные неясности в вопросах прав прокуроров и следователей, а также определение подследственности и допустимости сборов доказательств. После анализов указанных законодательных актов, становится понятно, что там не все так однозначно насколько должно быть в цивилизованно-правовом государстве и прежде всего это касается правил написания законов, чтобы их не пришлось трактовать по-разному.

Так досудебное расследование коррупционных дел возложено на следователей НАБУ согласно УПК. Контроль деятельности следователей НАБУ осуществляет специализированный антикоруппционная прокуратура как составная часть ГПУ. В то же время деятельность ГПУ и САБ установлена Конституцией, а также законом о прокуратуре и УПК. Основной конфликт возникает в вопросах неопределенности функций и полномочий НАБУ и прокуратуры касательно досудебного расследования. Например, в Конституции на прокуратуру возложена организация и процессуальное руководство досудебным расследованием, однако ничего не говорится о прокурорском надзоре и контроле над деятельностью других органов досудебного расследования. В законе же о прокуратуре указано, что надзор за соблюдением законов, в том числе следственных, осуществляет прокуратура.

В результате получается, что Основной закон Украины и профильные законы сформулированы по-разному даже по смыслу так как надзор, руководство, организация и контроль являются разными понятиями. Надзор представляет собой внешнее наблюдение и контроль какой-либо деятельности, организация – это координирование определенной деятельности для ее оптимизации, а руководство – это полное управление деятельностью, а значит и ответственность за результат этой деятельности. В итоге законодатель объединил в прокуроре сразу две функции – процессуальное руководство, то есть управление, и процессуальный надзор за своим же руководством, а функцию организации оставил между двумя другими и именно это порождает нарушение сроков досудебных расследований и эффективность работы следствия. А это влечет неэффективную работу всей системы.

Вопрос начала досудебного расследования в качестве проблемы создан надуманно – об этом же говорят и сами следователи и прокуроры. Прежде всего, это низкий профессионализм при оценке заявления о коррупционном правонарушении, а также поиска оснований для внесения данных в ЕРДР. Кроме того, следователи и прокуроры имеют чрезмерный уровень ответственности для принятия такого рода решение. Независимых следователей и прокуроров указаны в законодательстве весьма декларативно, так как полномочия зачастую противоречивы и неоднозначны, а вот административная и процессуальная подчиненность по вертикали всегда охраняется. В итоге следователи просто боятся, что их накажут за ошибку, даже если она не влияет на факт досудебного расследования. Прокуроры и следователи попросту боятся всего – необоснованно подозревать какого-либо чиновника, совершить ошибку при квалификации действий, боятся оправдательного судебного приговора по их делу, а также любых ссор со своим руководством, полицией или судом, из-за чего могут последовать различные препятствия при принятии каких-либо решений или даже обычной подписи документов.

Различную бюрократизацию несет и сама отчетность и оценивание следователей и прокуроров. Руководство органов, как правило, хочет отчитываться хорошими показателями, в итоге ухудшение этих формальных показателей может сказаться на следователях выговорами, снятием премий или перемещений на неудобную должность. Потому им приходится под принуждением начальников рисовать красивые цифры и закрывать коррупционные дела, чтобы не портить статистику. Все это отрицательно сказывается на эффективности борьбы с коррупцией.

Что касается подследственности уголовных производств, то и это урегулировано в УПК Украины. Закон представляет соответствующему прокурору лишь право определять территориальную подследственность, также прокурор соответствующего уровня может передавать дела от одного следования другому, но в рамках одного следственного органа и то в случае если прокурор установит невозможность эффективного расследовании преступления. Что касается Национального антикоррупционного бюро, то это специальный орган у которого есть только предметная подследственность, а именно его следователи берутся только за определенные преступления, но независимо от территории, где они были совершены. То есть прокурор или следователь, получая заявление о внесении информации в ЕРДР на проведение следствия не должен нарушить подследственность.

После проведения первоочередных действий все собранные материалы должны передаваться следователю по надлежащей подследственности и вот именно здесь возникает вопрос допустимости в ходе сбора доказательств. Это также прописано в УПК Украины. Допустимыми в суде будут только те доказательства, которые собраны надлежащими органами досудебного следствия, то есть территориальными и предметными согласно конкретному составу преступления. Поэтому ГПУ не может вмешиваться в расследование антикоррупционных дел, которые проводятся НАБУ, но, тем не менее, она обращается с запросами в научно-экспертные учреждения с целью обосновать в случае своего вмешательства в деятельность НАБУ. Чтобы избежать двойной трактовки, а значит повысить эффективность борьбы с коррупцией нужно поработать, прежде всего, законодательному органу.

Job-sbu.org

 

Группы в социальных сетях: Группа Донбасс информационный в ВКонтакте   Группа Донбасс информационный в Facebook   Группа Донбасс информационный в Googleplus   Донбасс информационный в Одноклассниках   Донбасс информационный в Твиттере
Отправить пост в социальную сеть:
Google +

Архив Новостей

2018 октябрь
2018 сентябрь
2018 август
2018 июль
2018 июнь
2018 май
2018 апрель
2018 март
2018 февраль
2018 январь
2017 декабрь
2017 ноябрь
2017 октябрь
2017 сентябрь
2017 август
2017 июль
2017 июнь
2017 май
2017 апрель
2017 март
2017 февраль
2017 январь
2016 декабрь
2016 ноябрь
2016 октябрь
2016 сентябрь
2016 август
2016 июль
2016 июнь
2016 май
2016 апрель
2016 март
2016 февраль
2016 январь
2015 декабрь
2015 ноябрь
2015 октябрь
2015 сентябрь
2015 август
2015 июль
2015 июнь
2015 май
2015 апрель
2015 март
2015 февраль
2015 январь
2014 декабрь
2014 ноябрь
2014 октябрь
2014 сентябрь
2014 август
2014 июль
2014 июнь
2014 май
2014 апрель
2014 март
2014 февраль
2014 январь
2013 декабрь
2013 ноябрь
2013 октябрь
2013 сентябрь
2013 август
2013 июль
2013 июнь
2013 май
2013 апрель
2013 март
2013 февраль
2013 январь
2012 декабрь
2012 ноябрь
2012 октябрь
2012 сентябрь
2012 август
2012 июль
2012 июнь
2012 май
2012 апрель
2012 март
2012 февраль
2012 январь
2011 декабрь
2011 ноябрь
2011 октябрь
2011 сентябрь
2011 август
stat24.meta.ua
Copyright © 2011 - 2018 | www.donbass-info.com | При копировании информации с сайта активная ссылка обязательна!