новости, достопримечательности, история, карта, фотогалерея Донецкой области
Донбасс информационный - путеводитель по Донецкой области
Загрузка...
Loading...
Загрузка...

Новости Донецкой области (Донбасса) и Украины

3 июля 2017 года

Роль танков в войне на Донбассе в «горячий период»

Схема боя 18 января 2015 года у Путиловского моста 

Схема боя 18 января 2015 года у Путиловского моста

Роль танков в войне на Донбассе в «горячий период» противостояния достаточно велика: часто оказывалось, что они являлись единственным ударным средством нашего наступления. С получением боевиками из России достаточного количества танков также были отмечены и встречные танковые бои. Они отмечались в ходе боев лета 2014 года, а особенно в зимней кампании 2015 года под Дебальцево. Как правило, поле боя оставалось за нашими Т-64.

Отметились танки и в ходе обороны Донецкого аэропорта. Причем тут, кроме огневой поддержки и сопровождения колонн снабжения, были и прямые столкновения с российскими Т-72. Наиболее резонансным стал наш прорыв к Путиловскому мосту, когда экипажам четырех Т-64 удалось уничтожить стратегически важную транспортную развязку. Однако обо всем по порядку.

К началу января 2015 года наша группировка на Донбассе серьезным образом увеличилась, и силами двух танковых бригад было невозможно эффективно поддерживать операции сразу на нескольких направлениях. Поэтому было принято решение о формировании в составе 1-й отдельной танковой бригады мобильных отдельных танковых батальонов, которые должны были действовать автономно, обеспечивая необходимую мобильность. Всего планировалось из матчасти бригады сформировать четыре батальона, однако фактически их было только два: 2-й и 3-й. Зимой 2015 года эти части активно «работали» на донецком направлении.

18 января 2015 года рота 2-го отдельного танкового батальона 1-й отдельной танковой бригады получила приказ выдвинуться в район «Зенита» (расположение бывшей части ПВО). Однако вместо полноценной роты к месту назначения прибыл всего лишь сводный танковый взвод из четырех танков под командованием лейтенанта Ждана.

Один из бойцов роты (старшина Скрицкий) в одном из своих интервью вспоминал: «Первые три месяца мы провели в „Десне“, а 10 января бригада уже находилась в Волновахе Донецкой области. 16-го поступила команда паковать вещи и выезжать. Куда — не сказали. Мы загрузились на танки, как цыганский табор: матрасы, кровати, одеяла, сумки. Кстати, к Путиловскому мосту поехали, так и не поснимав с бортов эти вещи. С ними и воевали. Может, это и напугало „сепаров“? Думаю, таких груженых танков они прежде не видели...

Шесть машин в сопровождении разведки вышли на марш. Поздно вечером оказались в Тоненьком. Нам выделили дом — красивый, большой, добротный. Только мы в нем расположились, как ударили „Грады“. Две ракеты попали прямо в дом. Ранило наводчика. Он с еще тремя ребятами лег спать на втором этаже. Ракета пробила крышу, потолок, пол, взорвалась на первом этаже, и их завалило». В результате обстрела две машины получили небольшие повреждения и были выведены в тыл.

Боевую задачу для танкистов ставило высшее военное руководство страны, в том числе командующий Высокомобильными десантными войсками Михаил Забродский и командир «Зенита» — полковник Воздушных сил с позывным «Граф». Детали плана доподлинно неизвестны, но, исходя из дальнейших событий, можно утверждать, что основной задачей танкистов было усиление 1-го батальона 95-й аэромобильной бригады, который должен был атаковать поселок Спартак, захватить его, выйти к Путиловскому мосту и закрепиться. Следом к мосту должны были выйти саперы, которые, собственно говоря, должны были взорвать мост.

Стоит сказать, что все время противостояния под Донецким аэропортом начиная с мая 2014 года. Путиловская развязка была стратегически важной — это фактически были северные ворота в «столицу ДНР», через которые выдвигались из Донецка боевики, чтобы атаковать наши позиции в новом терминале, Опытном и на самом «Зените». Не стоит также сбрасывать со счетов и конвои обеспечения.

Поселок Спартак вообще был плацдармом противника, где боевики удерживали отдельные опорные пункты и вели наблюдение за аэропортом, грозя в случае чего фланговым ударом.

Атака началась в полдень: с четырьмя танками пошло шесть БТР-80 с десантом и «гантрак» ГАЗ-66 с ЗУ-23. С ходу танкисты расстреляли наблюдательные пункты противника на шахте «Бутовка» и передовой блокпост на окраине Спартака. При этом по колонне в момент движения был нанесен минометный удар, который, скорее всего, был просто беспокоящим огнем «по площадям».

Четыре танка, «как на параде», заехали в Спартак и пошли по улице прямо на мост. Причем организованного сопротивления противник не оказал — видимо, никто не ждал такой «резвости». Обстрел из стрелкового оружия танки остановить не мог, попытки гранатометчиков «батальона Восток» выйти на дистанцию огневого контакта были отражены десантниками с потерями для противника.

Около 13:00 танки, что называется, вылетели в район моста. Однако к тому времени десантники отстали. Попытки связаться с командным пунктом или с десантниками были тщетными — связь даже на такой короткой дистанции не работала. Вероятно, противник применял серьезные радиопомехи.

Тогда командир взвода отдал команду двум экипажам остановиться и прикрыть путь отхода. А он сам со старшиной Скрицким (один из самых возрастных воинов в батальоне — ему исполнилось 58 лет) решил атаковать мост. Тем более что им удалось «поймать» два танка противника, которые стояли под Путиловским мостом, развернувшись кормой к нашим, и их экипажи спешно загружали боекомплект. Тут же под мостом стояли бронетранспортер и много автомашин (в том числе и легковых). Видимо, противник с утра отстрелял боекомплект в районе нового терминала и ушел на перезарядку — под Путиловским мостом уже давно был оборудован склад боеприпасов.

Оба танковых экипажа (Ждана и Скрицкого) одновременно открыли огонь по обнаруженным целям. Боевики «Сомали» (а это были именно они) ввиду скоротечности происходящего оказались не готовы оказать сопротивление. Прошли буквально секунды боя, а под мостом начался настоящий ад. Наши танки били почти в упор, до ста метров дистанции: начали взрываться танки, машины, боеприпасы.

Убедившись в том, что мост обречен, Ждан скомандовал отход. Первыми начали отходить танки прикрытия. Как только они развернулись, тут же из переулка прямо на танк Скрицкого вылетел российский Т-72. С 20 метров российский танкист выстрелил без помех — прямое попадание в верхний бронелист. Однако экипаж Ждана не потерял самообладания и среагировал мгновенно — доворот башни, и второй выстрел Т-72 сделать не успел, получив кумулятивный снаряд почти в упор. Взрыв! Никто из экипажа не спасся. Однако и наш танк был подбит. В этих условиях экипаж Скрицкого буквально спас Ждан — посадил на башню, и они рванули по узкой улочке Спартака к своим.

Но на обратном пути их уже ждали: огонь пехоты и еще одного танка был плотным — противник, видимо, разобрался в ситуации. Во время отхода еще один наш танк был подбит — экипаж попал в плен.

Только три танка смогли выйти на окраину Спартака — как оказалось, десантники «увязли» в уличных боях на окраине. Во время отхода недалеко от блокпоста противник подбил еще один наш танк. Стрелковым огнем были ранены все члены экипажа Скрицкого (интересно, что, по воспоминаниям, было много попаданий в валенки, которые были на танкистах, однако ни одна пуля их не пробила), механик-водитель Сергей Кушнир в ходе движения не удержался на броне и попал в плен.

Результаты неоднозначной операции: хотя Путиловский мост был уничтожен, сгорели четыре танка противника (оказалось, что под мостом стоял еще один танк, который загорелся и взорвался от попаданий снарядов и детонации складов с боеприпасами), было уничтожено и много другой техники, однако и наши потери были чувствительными и составили три танка. Четыре танкиста попали в плен. К сожалению, двое из них (Иван Ляса и Богдан Патюшенко) остаются в плену до сих пор, спустя более чем два года после операции. Наши танкисты приказ выполнили и уничтожили Путиловский мост, но их никто не поддержал и не закрепился.

После боя командир бандформирования «Сомали» ныне покойный «Гиви» выложил в Интернет видео, в котором охотно врал, что его подразделение уничтожило целый отряд «укропов», которые хотели прорваться в Донецк. Мало того, Толстых-Гиви поведал героическую историю о том, как они загнали украинские танки под мост и мужественно завалили его на них. Тут же он похвастался, что они уничтожили 30 (!) украинских военных. При том, что в реальности в бою участвовали всего 12 танкистов.

За этот бой ордена «За мужество» были вручены пятерым раненым воинам, в том числе старшине Скрицкому. Он, кстати, отличился в последующих боях за Донецкий аэропорт и был ранен 22 января 2015 года. Ныне продолжает службу в составе полка быстрого реагирования Национальной гвардии Украины.

 

Лейтенант Иван Ждан был представлен к ордену Богдана Хмельницкого 3-й степени в октябре 2015 года. Герой, который в одном бою принял участие в уничтожении 4 танков и одного БТРа, уже демобилизовался и ныне работает на скромной должности в центральном аппарате Государственной финансовой службы в г. Киеве.

Атаку в районе поселка Спартак и Путиловского моста сложно назвать победой или поражением. Это отчаянная операция, которая все-таки позволила отвлечь силы противника от терминала, где разыгрывалась последняя сцена драмы Донецкого аэропорта.

fraza.ua

 

Группы в социальных сетях: Группа Донбасс информационный в ВКонтакте   Группа Донбасс информационный в Facebook   Группа Донбасс информационный в Googleplus   Донбасс информационный в Одноклассниках   Донбасс информационный в Твиттере
Отправить пост в социальную сеть:
Google +


Loading...
stat24.meta.ua
Copyright © 2011 - 2017 | www.donbass-info.com | При копировании информации с сайта активная ссылка обязательна!