новости, достопримечательности, история, карта, фотогалерея Донецкой области
Донбасс информационный - путеводитель по Донецкой области
Загрузка...
Loading...

Новости Донецкой области (Донбасса) и Украины

4 сентября 2017 года

26 примеров системной коррупции в Украине

коррупция 

коррупция

Редакция liga.net собрала 26 схем системной коррупции, которые годами убивали конкуренцию, сдерживали экономический рост и обостряли кризисы, лишали страну инвестиций и возможностей. Нельзя сказать, что после Майдана, начала войны и смены власти ничего не изменилось. Под давлением гражданского общества, западных союзников и доноров политики и чиновники вынуждены отказываться от некоторых кусков коррупционной ренты. Однако, часть схем осталась, сменились лишь выгодополучатели, и появились новые - чего стоит только скандально известная Роттердам плюс.

Они отличаются масштабами, приемами вымывания денег, степенью вовлеченности бизнеса, секторами поражения. Общее во всех схемах - их живучесть и применение невозможны без политического прикрытия, админресурса, продажных правоохранителей, судов, без цивилизационно отсталого истеблишмента и без инфантильного избирателя, продающего свое будущее за мелкие подачки и пустые лозунги.

Роттердам +

В марте 2016 года Национальная комиссия, осуществляющая государственное регулирование в сферах энергетики и коммунальных услуг (НКРЭКУ), утвердила новую методику определения оптовой рыночной цены на электроэнергию.

По этой цене тепловые электростанции, работающие на угле, продают произведенную электроэнергию в единый оптовый рынок. Согласно методике, стоимость угля считается по формуле «цена угля в портах Амстердам — Роттердам — Антверпен (АРА) + стоимость его доставки в Украину». Цена угля, рассчитанная по такой методике, закладывается в стоимость электроэнергии, которую отпускают ТЭС. 70% мощностей тепловых станций находятся в собственности ДТЭК Рината Ахметова, остальные принадлежат государственной Центрэнерго и Донбассэнерго, которую связывают с Александром Януковичем.

Эту методику применяют ко всему углю, который идет на ТЭС, в том числе добытому в Украине. Роттердам+ ввели несмотря на то, что Украина – профицитное угольное государство. В 2016 году на долю импортного угля пришлось не более 5%. Монополист по добыче угля в стране все тот же ДТЭК.

Методика начала действовать с мая 2016 года. Привязка тарифов на электроэнергию к цене угля в Роттердаме с учетом доставки в Украину привела к удорожанию электроэнергии для бизнеса. Это в свою очередь влечет за собой удорожание стоимости конечной готовой продукции.

С мая 2016 года по июнь 2017-го средневзвешенный тариф электроэнергии ТЭС увеличился на 62% – до 1,70 за кВт-час.

Цена вопроса

По подсчетам бывшего члена НКРЭКУ Андрея Геруса, с мая 2016 года генерирующие компании дополнительно получили от введения формулы Роттердам+ более 15 млрд грн. Примерно 80% этой суммы получила компания ДТЭК Рината Ахметова. Остальное досталось компаниям Центрэнерго и Донбассэнерго.

Ливела

Схема безакцизного ввоза нефтепродуктов в Украину начала действовать через несколько месяцев после победы на президентских выборах Виктора Януковича. В июле 2010 года компания Ливела (дочернее предприятие СП Тайстра) на основании ряда судебных решений начала импорт нефтепродуктов, а затем и нефти без уплаты каких-либо налогов.

Поводом стало судебное решение, вынесенное еще в 2004 году. Тогда Автозаводский районный суд Кременчуга на основании закона о защите иностранных инвестиций разрешил украинско-польскому СП Тайстра и его дочерним компаниям ввозить в Украину топливо без уплаты налогов. Решение суда лежало на полке около шести лет. В мае 2010 года Харьковский апелляционный суд подтвердил законность вердикта первой инстанции – и схема заработала.

Деятельность Ливелы сводилась к оказанию услуг реальным импортерам за определенное вознаграждение – большую часть суммы оптимизированных налогов. Схема действовала около полугода. Доля Ливелы в импорте нефтепродуктов достигала в отдельные месяцы более 50% всего украинского рынка нефтепродуктов.

АМКУ под давлением общественности в конце 2010 года начал расследование по факту безакцизного ввоза топлива. Государственная фискальная служба заинтересовалась компанией лишь спустя полгода после начала ее активной деятельности. В марте 2011 года Ливелу ликвидировали учредители. На этом основании АМКУ и налоговая закрыли все дела в отношении компании. За время деятельности через компанию в Украину ввезли около 600 000 тонн бензинов и дизельного топлива, а также 410 000 тонн нефти.

Бенефициары схемы до сих пор неизвестны. Наказания за нанесенные государству убытки никто не понес. Специальная комиссия Рады по деятельности Ливелы прекратила свое существование в ноябре 2011 года.

Цена вопроса

По данным Гостаможни, в 2010 году деятельность Ливелы нанесла госбюджету ущерб около 3 млрд грн ($380 млн). Это стало одной из причин невыполнения плана по поступлениям таможенных сборов в казну.

Прерванный транзит

На смену Ливеле уже в 2012 году пришла новая схема импорта нефтепродуктов, известная как «прерванный транзит». Ее реализовал украинский бизнесмен Сергей Курченко и его компания ВЕТЭК. Фирмы опального олигарха ввозили в Украину топливо в транзитном таможенном режиме, то есть для дальнейшей поставки в третьи страны. В действительности оно оставалось в Украине. Акцизы, НДС и другие налоги никто не платил.

Топливо ввозили из Беларуси, России, Румынии, Болгарии и Греции. Его оформляли в режимах «транзит», «реэкспорт», «таможенный склад» и размещали под таможенным контролем на нефтебазах, арендованных предприятиями, входящими в ВЕТЭК.

Продукция, завезенная без таможенного оформления и уплаты налогов и сборов, хранилась на нефтебазах в Кировоградской, Ровенской, Черкасской, Одесской, Киевской, Харьковской и Хмельницкой областях. Впоследствии ее продавали нефтетрейдерам и распространяли в сетях АЗС.

Для оформления купли-продажи трейдерам частично подделывались финансово-хозяйственные документы. Выручку с помощью конвертационных схем переводили в наличные без уплаты НДС и других налогов.

Цена вопроса

По данным Генпрокуратуры, группа ВЕТЭК на протяжении 2012–2014 годов завезла на территорию Украины более 5 млн тонн нефтепродуктов на сумму 36 млрд грн для их переработки и дальнейшего «реэкспорта» за границу. Убытки государства оцениваются в 7 млрд грн ($900 млн).

РосУкрЭнерго

В 2011 году скандальный газотрейдер РосУкрЭнерго (РУЭ), 50% которого принадлежало Газпрому, 45% – Дмитрию Фирташу, отсудил у НАК Нафтогаз Украины в Стокгольмском арбитраже 11 млрд кубометров газа. Судебное решение стало следствием одной из крупнейших афер в истории газового рынка Украины.

Договоры об 11 млрд кубометров газа РУЭ возникли после украинско-российской газовой войны 2008–2009 годов. Скандальные соглашения Нафтогаз и Газпром подписали в январе 2009-го. Газпром в ходе переговоров не согласился на уступки по газовому контракту, и стороны решили урегулировать вопрос за счет 11 млрд кубометров газа в украинских ПХГ, которые принадлежали РУЭ.

Формула в газовом контракте предусматривала конечную цену газа для Украины на 2009 год около $360 за 1000 кубометров. Премьер-министр Юлия Тимошенко и ее переговорная группа решили снизить эту стоимость до $228, «разбавив» российское топливо газом РУЭ, который стоил $153,9.

Для того чтобы оформить право собственности на этот объем, Нафтогазу нужны были формальные основания. И он их получил. Газпром как акционер РУЭ переуступил Нафтогазу право требования от швейцарского трейдера $1,7 млрд долга, или 11 млрд куб м газа в ПХГ по $153,9 за 1000 кубометров. После этого Нафтогаз и Газпром заключили еще две сделки. Нафтогаз продал 11 млрд кубометров газа Газпрому и в этот же день купил их у российского монополиста.

После того как РУЭ лишилась своих 11 млрд кубометров в ПХГ, швейцарский трейдер обратился в Стокгольмский арбитраж. К этому времени в Украине сменилась власть – президентом стал Виктор Янукович, министром энергетики – Юрий Бойко, главой АП – Сергей Левочкин.

Слушания в шведском суде прошли в кратчайшие сроки. Уже в июне 2010 года арбитраж обязал Нафтогаз вернуть РУЭ 11 млрд кубометров и еще 1,1 млрд в качестве неустойки. В течение четырех месяцев решение арбитража подтвердили все три украинские судебные инстанции, и в ноябре 2010 года оно вступило в силу. За последующие пять месяцев Нафтогаз благополучно выполнил предписание суда и вернул РУЭ 12,1 млрд кубометров, которые ранее купил у Газпрома – совладельца швейцарской компании.

Цена вопроса

Ни Нафтогаз, ни Генпрокуратура не воспользовались тогда своим правом оспорить судебные решения. Убытки от арбитража Нафтогаз оценил в 11,2 млрд грн ($1,4 млрд).

Приватизация по заказу

Существует множество способов избавить государство от фабрик и заводов. В Украине испробовали все: от ваучерной приватизации якобы в интересах трудовых коллективов в самом начале 1990-х до вывода активов через процедуру банкротства и санацию, как в случае с Днепрэнерго в конце нулевых. Откровенно мошеннические схемы легализовывали через решения Кабинета министров, Фонда госимущества и Верховной Рады.

К примеру, чтобы отсечь лишних претендентов на покупку акций облэнерго, Кабмин выставлял на продажу небольшие пакеты акций, которые мог купить только действующий миноритарий – крупная ФПГ. Для стороннего независимого инвестора такая покупка означала бы билет на войну. В случае продажи контрольного пакета акций предприятия ФГИ придумывал инвестиционные обязательства, прописанные под конкретного претендента.

Пример присвоения госимущества с особым цинизмом - законы об «особенностях приватизации» отдельных заводов, когда будущих покупателей определяли в Верховной Раде.

В результате отдельного закона парламента в 2000 году покупателем и номинальным владельцем Мариупольского меткомбината им. Ильича стал его трудовой коллектив, а реальным собственником – менеджмент завода. В 2004 году к приватизации горно-обогатительных комбинатов объединения Укррудпром депутаты допустили только действующих миноритарных акционеров.

Так, на закате президентской каденции Леонида Кучмы железорудные предприятия (каждое из которых уже тогда стоило сотни миллионов долларов) перешли в полновластное владение всего трех финансово-промышленных групп: СКМ Рината Ахметова, Приват Игоря Коломойского и Геннадия Боголюбова и Смарт Вадима Новинского.

Цена вопроса

Всего через несколько лет после взрывного роста цен на руду приватизированные украинские ГОКи сделали миллиардерами своих новых владельцев.

Прокладки и откаты в госкомпаниях

Официальные результаты работы украинских госкомпаний редко отражают действительность на 100%. Они показывают, сколько удалось заработать самому предприятию, умалчивая о ренте его многочисленных сателлитов.

Избавить госкомпанию от лишних денег можно по-разному. Зачастую предприятия продают продукцию или выполняют услуги по заниженным ценам. Разницу получает директор – в чемодане или на счет в офшоре. Более сложная вариация – фирма-прокладка, которая связана с директором и/или его «политической крышей». Она выкупает 50–100% продукции ГП, а затем продает в разы дороже.

Это далеко не единственный способ. К примеру, предприятие перечисляет предоплату за услуги или товары, но ничего при этом не получает – контрагент оказывается банкротом. Парковка аэропорта Борисполь – яркий пример. Подрядчик строительства получил предоплату в 93 млн грн, но не выполнил работы. ГП не осталось ничего другого, как обратиться в суд.

Коррупционная классика – откаты менеджменту госкомпаний за закупки товаров и услуг по завышенным ценам. Контрагентом нередко оказывается очередная компания-прокладка.

После внедрения системы электронных торгов реализовывать такие схемы стало сложнее, но лазейки есть. Условия конкурсов иногда пытаются прописать под конкретного претендента. В декабре 2014 года благодаря жалобе датского посла удалось остановить тендер Администрации морских портов Украины. В документации тендера на закупку краски было прописано обязательное условие – краска должна быть в емкостях по 405 литров. Предложение компании-победителя обошлось бы государству вдвое дороже, чем та же самая краска в банках другого объема.

Цена вопроса

Простые схемы приводят к миллиардным убыткам госкомпаний, снижая их конкурентоспособность и убивая потенциал.

Земля даром

По закону каждый украинец имеет право бесплатно приватизировать до 2 га земель сельхозназначения. На практике этот процесс, как правило, сопровождается коррупцией – землю приобретает не законопослушный гражданин (такие обычно слышат один ответ от чиновников – «свободной земли нет»), а подставные физические лица, которые затем передают землю организатору схемы едва ли не в бесплатную аренду на 50 лет. Коррупционная такса чиновника Госгеокадастра – $300–500 за гектар.

По информации сайта zemderyban.in.ua, в 2013–2016 годах в Украине «бесплатно» выделили 456 400 га. Подобным образом распределялись и земли, предназначенные для участников АТО.

Рассадником земельной коррупции участники аграрного рынка называют и крупнейшего государственного латифундиста – Национальную академию аграрных наук, которая распоряжается 400 000–600 000 га (точно не знает никто, даже сами академики). Вместо того чтобы проводить на этих землях исследования, их неофициально сдают в аренду. Оплата (около $100 с 1 га) оседает в карманах предпринимателей от науки.

Ежегодные убытки от теневых земельных схем НААНУ превышают 1 млрд грн. Официальный доход позволил бы учреждению не зависеть от государственного финансирования и спокойно заниматься научной деятельностью. Похоже, в этом никто не заинтересован. Хотя на этот счет есть постановление Верховной Рады и материалы временной следственной комиссии парламента.

НААНУ уже заинтересовались правоохранители. По данным НАБУ, в течение 2008–2016 годов президиум Национальной академии аграрных наук инициировал ряд решений, в результате которых 200 га государственных земель перешли в частную собственность. Следователи оценили ущерб от деятельности должностных лиц академии почти в 1 млрд грн.

Цена вопроса

Объем коррупционных услуг в сфере бесплатной передачи земли – не менее 500 млн грн в год. НАБУ расследует незаконные сделки в отношении почти 8000 га земель сельскохозяйственного назначения, которые находятся в госсобственности.

Зерно: торговля сертификатами

В Украине до сих пор продаются фитосанитарные сертификаты, необходимые для отправки продукции АПК на экспорт.

Коррупционный тариф за выдачу фитосанитарного сертификата на некоторые партии зерна оценивается в $0,3–0,5 с тонны. Коррупционная рента за выдачу сертификатов – не менее 100 млн грн в год. Если не заплатишь – не получишь сертификат. Или получишь с существенной задержкой, что выльется в огромные штрафы за простой судна. Отменить фитосанитарный сертификат невозможно – он выдается в соответствии с международными обязательствами Украины.

Решить проблему несложно. Достаточно передать право проводить анализы зерна частным лабораториям, а за чиновниками оставить только обязательство выдавать сертификаты в случае получения от них положительного заключения.

Вопиющие схемы до сих пор работают и в крупнейшем гострейдере. Государственная продовольственная зерновая корпорация Украины и Аграрный фонд, по информации аграриев, собрали в себе полный спектр коррупционных возможносте: переплату за транспортные услуги или услуги хранения зерна, дорогую покупку зерна и дешевую продажу (иногда одному и тому же контрагенту). А зерно, сданное на хранение на элеваторы ГПЗКУ, может просто исчезнуть.

Помимо этого, после ограничения максимального веса автозерновозов до 40 тонн и установки весового контроля на дорогах зернопроизводители и трейдеры платят контролерам, чтобы те закрывали глаза на нарушения и перевесы. Ну и не секрет, что в пик сезона не хватает вагонов-зерновозов. По словам собеседников LIGA.net, откаты за первоочередное право доступа к одному вагону достигали нескольких тысяч гривень. Потребность в железнодорожных перевозках в разы превышает фактическую подачу зерновозов. Как итог – ежемесячно до 1 млн тонн зерна не вывозится с элеваторов.

Цена вопроса

Следователи НАБУ оценили ущерб от коррупционных схем в АПК более чем в 2 млрд грн.

Укрспирт

Не секрет, что в Украине процветает массовое производство нелегального спирта, с которого не уплачивается акцизный налог. По данным производителей алкоголя, из-за нелегального спирта в тени находится около 45% рынка.

Как работает схема? Госпредприятие производит спирт, его часть идет налево и нигде не учитывается. Большой вклад в существование схемы вносит так называемая третья смена – сотрудники, работающие ненормированный рабочий день вне поля зрения контролеров. Далее на основе этого спирта делают нелегальную или поддельную водку и продают на рынках, вокзалах – там, где нет жесткого контроля.

Второй вариант нелегальной торговли спиртом – оформление партии товара на экспорт. Правда, до указанного контрагента за рубежом спирт не доезжает, оседая на внутреннем рынке.

Объемы левого спирта знают только организаторы схемы и, возможно, коррумпированные силовики. По последним сводкам ГФС, в результате обысков на заводах ГП изъято почти 1 млн литров спирта на сумму 180 млн грн.

Назвать всех, кто имел или имеет интерес в Укрспирте, просто невозможно. Участники рынка на правах анонимности говорят лишь, что к работе монополиста причастны как бывшие чиновники наивысшего ранга, министры и силовики, так и бизнесмены из крупных ФПГ. Смотрящие и контролеры монополии меняются, исходя из политических раскладов. Как бы ни рапортовали чиновники ГФС о борьбе с тенью, левый спирт продолжает отравлять рынок в прямом и переносном смысле.

Цена вопроса

Убытки государства от неуплаченного НДС и акцизов достигают 10 млрд грн в год.

Лес и янтарь

В прошлом году депутаты проголосовали за десятилетний мораторий на вывоз из Украины леса-кругляка. Он вступил в силу 1 января 2016 года. Временный запрет должен был не только предотвратить бесконтрольный вывоз древесины, но и помочь возрождению украинской деревообрабатывающей промышленности.

Ожидания оказались напрасными. Вместо контроля Украина получила обратный эффект – лесники и чиновники всех уровней стали звеньями цепи нелегального экспорта. По данным прокуратуры, в течение 2015–2016 годов по фактам незаконной вырубки леса начато 409 уголовных производств, завершены и переданы в суд 15 уголовных производств.

В 2015 году, только по официальным данным, незаконно вырублено 24 000 кубометров леса. В 2016-м государство недосчиталось леса на 157 млн грн. Это только прямые потери. Есть и косвенные — проблемы для экологии, коррупция в силовых структурах и органах местной власти. Масштабы нелегальной вырубки стали настолько массовыми, что вагоны с украинским лесом выстраиваются в очередь, чтобы добраться до Европы, и образуют заторы на путях. При пересечении границы древесину оформляют как топливную.

Аналогичная история с янтарем. Как и лесной промысел, добыча янтаря очень выгодное дело. Желающих добывать и экспортировать солнечный камень не становится меньше, несмотря на ответственность перед законом.

Чтобы получить доступ к промыслу, предпринимателям приходится договариваться о содействии с представителями правящих политсил. Недавнее расследование НАБУ выявило причастность к янтарному делу двух депутатов – от БПП Борислава Розенблата и от Народного фронта Максима Полякова. Идет следствие.

Цена вопроса

Ущерб от незаконной вырубки леса за пять лет вырос на 77% и оценивается приблизительно в 300 млн грн.

Липовые ремонты

В транспортном бизнесе есть свои схемы, которые приводят к потере госкомпаниями ценного имущества. В 90-е годы прошлого века Украина лишилась Черноморского морского пароходства. Есть что терять и сейчас.

Как происходило отчуждение? К примеру, в договоре на аренду судна указывается, что затраты на ремонт, которые несет арендатор, засчитываются в стоимость аренды. После чего еорабль уходит в далекие страны, а в Украину шлют акты о миллионных ремонтах. При стоимости судна в $2 млн ремонтный счет может достигать $3 млн. После отказа платить судно арестовывают.

В зоне риска находится Украинское Дунайское пароходство (УДП), рассказывал в интервью LIGA.net экс-замминистра транспорта Владимир Шульмейстер. На долю УДП приходится более 25% транспортных перевозок по Дунаю. Флот компании насчитывает 320 речных судов, шесть сухогрузов и один нефтеналивной танкер. Также у компании есть шесть пассажирских теплоходов.

В 2015 году 25 украинских судов находились под арестом в разных частях мира.

Цена вопроса

Судно стоимостью $2 млн можно отобрать у государства, организовав ему долгов за липовый ремонт на $3 млн.

Игра с тарифом

Укрзалізницю (УЗ) называют одной из самых коррупционных госкомпаний наравне с Укрспиртом. Вокруг железнодорожного монополиста выстроено множество схем. Одна из них касалась ж/д транзита российских грузов, который сильно просел в 2014–2015 годах, рассказывал в интервью LIGA.net Владимир Шульмейстер.

Когда у наибольшего российского транзитера – холдинговой компании Металлоинвест (крупнейший производитель железной руды в РФ. – Ред.) – закончился срок действия скидки на грузоперевозки через Украину (до этого они работали в Украине с компанией Лемтранс), представители УЗ на переговорах в Москве якобы предложили новые условия работы: «Вы работаете в Украине через новую компанию и получаете очень хорошую скидку. В противном случае не получаете ничего».

В результате эта компания-прокладка проходила комиссию в УЗ и получала скидку на объем около 40%. Частная компания получала 30%, а 10% – заработок посредника.

Фокус в том, что уставной фонд этой компании составлял 2 фунта, и создана она была за месяц до переговоров в Москве.

Цена вопроса

В 2015 году 10% скидки для УЗ означали $8 млн.

Скрутки

Крупный бизнес привык к тому, что в Украине нельзя быть эффективным, если не знаешь, как оптимизировать налог на прибыль, снизить НДС, скрыть валютную выручку или обойти импортные пошлины.

У истоков налоговых скруток стоят крупные импортеры, которые работают с нетехнологичными товарами. При ввозе такой продукции в Украину импортер платит НДС на таможне, после чего продает товар за наличные мелким торговцам, которым не обязательно использовать кассовое оборудование и вести подробный учет товаров с документацией на каждую единицу. В результате сделки импортер получает кеш, оставляя документацию на партию при себе.

Скрутка начинается уже на этом этапе: по документам импортер продает товар другому юрлицу, но физической поставки продукции не происходит. Покупателю это и не нужно: документы на товар дают ему право на налоговый кредит – грубо говоря, это возможность требовать у государства частичного возврата денег, которые компания ранее передала в бюджет вместе с НДС.

Главный бенефициар этой схемы – импортер, который, по сути, дважды продает одну и ту же продукцию, получая одновременно и кеш, и официальный платеж через банк. Компания, покупающая документы без поставки товара, рискует получить блокировку налоговых накладных, особенно если товары на входе и выходе у нее не совпадают. Но в некоторых случаях это метод помогает снизить затраты, когда компания видит, что ей дешевле найти партнера для скрутки, чем, например, заплатить взятку за официальное возмещение НДС.

Цена вопроса

Чем больше массив оплаченного налога, что подтверждается импортной документацией, тем больше оснований требовать возврата налогового кредита. Как правило, главная цель здесь не столько получить новое возмещение, сколько снизить обязательства конкретной компании по начисленному НДС.

Продам НДС. Дорого

Еще одна вариация на тему налоговых схем – «нетипичный экспорт», за счет которого компании проводят взаимозачет по уплаченному и полученному из бюджета НДС. Крупные производители заинтересованы в том, чтобы платить в бюджет меньше налога, более мелкие экспортеры хотят получать больше возмещений по НДС. Две цели объединяются в одну, когда крупная компания покупает у мелкой несвойственную для себя продукцию и от своего имени экспортирует ее за границу.

При таком раскладе выходит, что возмещение НДС небольшой экспортер получает от своего более крупного партнера, который, становясь экспортером «нетипичной продукции», сам претендует на возмещение налога из бюджета. Но поскольку у него есть свои НДС-обязательства от продажи основной продукции, происходит взаимозачет, что позволяет компании сильно снизить выплаты в бюджет.

Примеров масса. В частности, Киево-Днепровское межотраслевое предприятие промышленного железнодорожного транспорта (МППЖТ) оказалось зернотрейдером. Удивительно, да? На первый взгляд непонятно, почему предприятие, которое занимается перевозками на подъездных путях, торгует зерном. Причем в большом объеме. Профильная деятельность приносит МППЖТ 270 млн грн дохода, а экспорт зерна – 170 млн грн.

Цена вопроса

Самые масштабные схемы украинских компаний напрямую связаны с НДС. Компании с миллиардными оборотами, например, умудряются экспортировать нетипичные для себя продукты, чтобы получать милионные возмещения НДС.

Универсальные ямы

Расширить налоговый кредит и тем самым снизить обязательства по НДС традиционно помогают налоговые ямы.

Схема близка к мошеннической. С помощью фиктивных фирм легальные компании прогоняют товары и деньги, покупая их по завышенным или заниженным ценам в зависимости от итоговой цели (получить больше возмещения или, наоборот, снизить свои налоговые обязательства перед бюджетом).

Пример завышения расходов выглядит так: компания заказывает у фиктивной фирмы некие услуги по завышенной цене, которые на самом деле выполняют штатные сотрудники. Деньги за это формально проходят через «яму», обналичиваются и кешем (с ощутимой сдачей) возвращаются в виде зарплаты.

Есть вероятность, что эта схема уйдет в прошлое. В правительстве признали, что через налоговые ямы выводились миллиарды, и пообещали сделать все для их ликвидации.

Цена вопроса

По оценке ГФС, из-за деятельности налоговых ям бюджет ежегодно терял 50–70 млрд грн поступлений от НДС.

Неизбежные офшоры

Налоговая функция офшорных схем – это, как правило, вывод из-под налогообложения чистой прибыли компании. Товары, которые были произведены в Украине, идут за рубеж не напрямую, а через посредника, который становится главным выгодополучателем сделки.

Особенность в том, что офшорный посредник покупает украинские товары по очень заниженным ценам, а продает по рыночным. Производитель получает убытки, офшор – крупную прибыль.

В остальном офшоры (если это не касается госпредприятий и явной коррупции) нужны бизнесу для вполне оправданныхцелей. Например, расплатиться с западным контрагентом из Кипра проще, чем из Украины, из-за менее строгих правил финмониторинга (не нужно подтверждать реальность сделки документами с печатями со стороны контрагента).

Шансы защититься от рейдерского захвата также выше, если компания-владелец бизнеса имеет офшорную, а не украинскую регистрацию.

Цена вопроса

По оценкам экономиста Института и прогнозирования НАН Украины Инны Шовкун, с 1991 года из Украины в офшоры было выведено $148 млрд.

Серые физлица

Никаких контрагентов, больших грузов, банков, юристов и, главное, налогов – все это схема с физлицами, которые небольшими партиями провозят импортную технику через границу в своем личном багаже. Ее используют многие торговцы гаджетами известных брендов, зарабатывающие «серым» импортом. Разумеется, правоохранительные органы не могут не знать об этой схеме импорта. Знают и молчат.

Схема позволяет вписаться в безналоговый лимит в 500 евро и весом до 50 кг на человека. Как вариант – доставка по почте на имя физлиц-предпринимателей или обычных граждан (до 150 евро за раз). В первом случае в схеме участвуют жители приграничных территорий – для них это сравнительно легкий заработок, для импортера – экономия на ввозной пошлине и НДС при вполне легальном статусе товара.

Второй вариант на практике сложнее, услуги по раздроблению крупных партий товара из-за границы в Украине оказывают специализированные фирмы. Они берут на себя регистрацию подставных получателей товаров и уже в Украине формируют из сотен мелких посылок крупные грузы для поставки в розничные магазины.

Цена вопроса

В Украине по схеме с подставными лицами для минимизации налогов работает каждый пятый предприниматель.

Банки-пылесосы

«Мы не кредитуем компании своих акционеров. Наши кредиты имеют хорошие залоги. Наши заемщики исправно платят по своим долгам», – такие месседжи несут цифры официальной финотчетности украинских банков. Говорят правду далеко не все. Некоторые финучреждения приукрашивают действительность.

«Рисуют» в первую очередь капиталы банков и их кредитные портфели. Кредиты не возвращают не только реальные заемщики, но и компании, связанные с их акционерами.

Потребность в новых деньгах такие банки (в НБУ их называли особым термином – кэптивные) удовлетворяли просто: физлица получали от них одни из самых высоких ставок по депозитам. Платинум Банк, Михайловский или Приват в недалеком прошлом предлагали за гривневые вклады на 3–5% годовых больше, чем в среднем на рынке. Проценты по старым вкладам выплачивали за счет привлечения новых. За счет постоянных вливаний исправно кредитовали связанные компании.

Иногда эти задолженности формально погашались. Тот же Приват выдал в конце 2016 года 132,8 млрд трем десяткам новых юрлиц – за счет этих денег были погашены долги 232 других корпоративных заемщиков. По такой же схеме выплачивали свои кредиты и крупные заемщики банка Михайловский, в том числе компания Эльдорадо.

В своих балансах банки записывали их как реальные погашения. Кредиты гасились, по ним даже выплачивались проценты.

Если схема давала сбой, проблемы вкладчиков мгновенно ложились на плечи государства.

Цена вопроса

Масштабы проблемы показал Фонд гарантирования вкладов физлиц. В его управлении находятся активы 92 банкротов с номинальной стоимостью 480 млрд грн. На 80% это права требования по кредитам. Реальная рыночная стоимость этих активов почти в пять раз меньше – около 100 млрд грн.

Австрийские партнеры

Поучаствовали в украинских схемах и иностранные банки. Самая распространенная – использование аккредитивов под корсчет в иностранном банке. Аккредитив – это вид банковской гарантии, когда банк берет на себя обязательство в случае необходимости погасить долг своего клиента перед третьим юрлицом.

Под эти цели украинское финучреждение открывало корсчет, например в австрийском Meinl Bank, и перечисляло на него определенную сумму. В отчетности банка эти средства числились как активы (статья «авуаров» – в 2013 году НБУ оценивал совокупные авуары украинских банков, то есть средства в инвалюте на счетах за рубежом, в $8,7 млрд при общих активах системы в $20 млрд).

Примеров схемы с «иностранцами» довольно много. Чем крупнее банк, тем больше масштабы махинаций. Клиент не выполняет своих обязательств перед контрагентом – и с австрийского счета Дельта Банка в неизвестном направлении уходит $50 млн. За считаные дни до национализации по такому же принципу были списаны 12 млрд грн ПриватБанка с корсчетов в его кипрской и латвийской «дочках».

НБУ только пожимает плечами: доказать фиктивность операций между иностранными компаниями почти невозможно.

Цена вопроса

Австрийские банки Meinl и Winter&Co и люксембургский East-West United Bank помогли украинским банкирам вывести из страны сотни миллионов долларов.

Суд в помощь

В Украине необходимые разрешения на строительство жилого дома нередко заменяют судебными решениями в пользу застройщика, причем степень готовности объекта может быть различной. Участие судей в этой схеме обязательно. Если схема рушится, пострадавшими оказываются инвесторы стройки.

Самый крупный жилищный скандал за время независимости связан с именем бизнесмена Анатолия Войцеховского.

Свой первый объект в столице — жилой комплекс Элегант на пр. Победы – компании бизнесмена построили около десяти лет назад. За время своей работы неформальная группа компаний Уко строила свыше 40 домов в разных районах Киева. Покупателей привлекали невысокими ценами, в среднем на 10–15% ниже среднерыночных. От инвесторов, как выяснилось позже, не было отбоя.

Дома строились без полного пакета документов — от права пользования земельными участками до разрешений на строительства. Например, по данным прокуратуры Киева, земля под жилым комплексом Жемчужина Троещины была самовольно захвачена. Стройки вводились в эксплуатацию по решению судов, некоторые оказались поддельными.

В июле прошлого года Войцеховского задержали по подозрению в уклонении от уплаты налогов на сумму 12,4 млн грн, создании организованной преступной группы для захвата земельных участков в Киеве и присвоении средств инвесторов. Суд арестовал бизнесмена на два месяца. Через неделю он вышел под залог в 14 млн грн.

Цена вопроса

По подсчетам КГГА, на стройках Войцеховского пострадали около 12 500 человек – это рекорд для Украины.

Стройка без правил

Центр Киева обрастает скандальными новостроями — Fresco Sofia на ул. Олеся Гончара, «Монстр на Подоле» на Нижнем Валу, дома в Десятинном и Музейном переулках, а также на ул. Грушевского и т.д. Как они появились?

Главная причина — отсуствие градостроительной документации. Существующий Генеральный план развития города уже давно устарел, новый документ разработали в 2015 году. Вокруг нового Генплана развернулись споры. Многие архитекторы и общественные активисты заявили, что он легализует застройку спорных территорий.

Решить проблему департамент архитектуры попытался за счет проекта зонинга для центральной части Киева. В документе указаны основные требования к застройке: месторасположение будущих зданий, их площадь, этажность, места для проведения коммуникаций и пр. Но и этот градостроительный документ до сих пор не принят. Чиновники уже больше года обсуждают его нюансы.

Получить земельный участок для строительства без зонинга вполне реально. Для этого застройщик заказывает разработку другой градостроительной документации — Детального плана территории, на основании которого и строит дом. Сейчас городской совет рассматривает такие планы едва ли не на каждом своем заседании.

Когда на рынке строителства будут утверждены единые правила игры — неизвестно.

Цена вопроса

На разработку проекта зонинга в бюджете столицы предусмотрено 6,6 млн грн.

Занижение категории строительства

По плану четырехэтажный дом, а по факту — жилой комплекс на 30 этажей. В Украине, по данным Государственной архитектурно-строительной инспекции, подобные нарушения есть на каждой третьей стройке.

Проверяющие органы традиционно предъявляют к документам претензии, связанные с оформлением права пользования земельными участками, недостатком информации об объекте, отсутствием защитных касок у строителей и т.д. Но самое значительное нарушение прошлых лет – занижение категории строительства дома, что позволяло сократить необходимое количество разрешительных документов.

Для строительства невысокого дома или дома на один подъезд достаточно было отправить в Государственную архитектурно-строительную инспекцию лишь уведомление о начале строительных работ. Проводить экспертизу проекта, как перед началом строительства больших строений, необходимости не было.

Застройщики пользовались лазейкой. Они сдавали несколькими очередями дом, состоящий из двух или трех подъездов, и экономили не только на разрешительной документации, но и на строительстве объектов социальной инфраструктуры. Например, на открытии новых школ и детских садов.

В середине января Верховная Рада ликвидировала эту схему.

Цена вопроса

Нарушения законодательства в прошлом году зафиксированы более чем на 6000 строек.

Совместные деятели

Классика совместной деятельности: инвестировать в покупку 20%-ной доли в предприятии, но в соглашении о совместной деятельности (СД) прописать свой менеджмент. Удивительно, но участвующая в соглашении госкомпания такие договоры подписывала.

После этого прибыль у СД стремится к нулю. При этом частник от управления объектом не отказывался, а все попытки продать государственную долю в СД блокирует.

Один из примеров – отель в одесском порту. Частный миноритарий владеет долей в 20%. Из-за того что имущество юридически не разделено, его подпись необходима на всех контрактах. Это позволяет блокировать назначение любого нового менеджмента, кроме своего. В результате конфликта отель уже три года не работает и медленно разрушается.

Существуют также договоры совместной деятельности, в которых прописаны обязательства сторон о размере инвестиций. Если государство не выполняет свою часть, его доля в СД постепенно размывается.

Самая известная схема – первая СД контейнерного терминала в Ильичевском порту. В конечном итоге договор разорвал суд.

Цена вопроса

Некоторые частные компании завышали объем инвестиций в десятки раз. Например, кран стоит $1 млн, а по документам его покупают за $10 млн – разницу продавец возвращает наличкой.

Тролли на таможне

В июле в Украине было зарегистрировано 229 патентов на промышленные образцы. А ежегодно Укрпатент выдает несколько тысяч таких документов на интеллектуальную собственность. Более 90% регистраций проводят украинские компании. Иностранные производители декларируют в нашей стране права на свои международные патенты гораздо реже украинцев. К примеру, компания Apple регулярно вносит в нашу базу эскизы новых серий своих iPhone, картинки со смарт-часами, и даже регистрирует внешний вид ремешка к ним.

Что же регистрируют украинские изобретатели и почему их заявок на патенты гораздо больше, чем обращений из-за рубежа? Наряду с обычными изобретениями встречаются попытки приписать себе то, к чему «изобретатель» не имеет никакого отношения.

Украина – рай для патентных троллей. Пробелы в законах позволяют им легитимно воровать чужие идеи и пытаться на них зарабатывать. Наиболее громкие истории случались с самыми обычными бытовыми товарами. Такими, например, как плечики для одежды. Тролли внесли информацию о своем патенте в таможенный реестр и пытались получить у ритейлеров Fozzy Group и JYSK «компенсацию» за ввоз в Украину любой вешалки, которая с виду напоминала эскиз их промышленного образца.

В последнем обновлении базы жительница Днепра зарегистрировала на себя патент на обычную губку для мытья посуды. Такие губки можно найти в любом супермаркете, но это не помешало украинке оформить права на патент с изображением этого продукта на себя.

Спички, перчатки, ручки, зубочистки, крышки и прочие бытовые товары хотя бы раз становились жертвой патентного тролля в нашей стране. Бизнесмены нередко откупались от них – проведение специализированной судебной экспертизы обошлось бы в несколько тысяч долларов.

Привкус легкой наживы и чувство безнаказанности все больше разогревали аппетиты дельцов. В Украине появились фирмы, которые не занимались ничем другим, кроме регистрации сотен патентов на отдельные группы товаров, например на всевозможные автозапчасти: фары, бамперы, покрышки.

Чем больше судов с реальными поставщиками и производителям проходили украинские тролли, тем более изощренными они становились. В структуре собственности их фиктивных бизнесов появились фиктивные акционеры из Китая и США. Это позволяло дельцам на долгие годы растягивать судебные процессы и принуждать честный бизнес к тому, чтобы откупиться.

Цена вопроса

Более 90% зарегистрированных в Украине патентов принадлежат местным фирмам. Многие из них обычные патентные тролли.

Парализовать бизнес: серверы и люди в погонах

Правоохранительные органы создают проблемы бизнесу все 26 лет независимости. Внезапные маски-шоу, арест имущества, изъятие документов и техники уже давно перестали вызывать удивление в бизнес-среде.

Постановление суда открывает для людей в погонах любые двери. Чтобы получить санкцию на обыск, следователю достаточно указать некое уголовное производство, в рамках которого могут фигурировать отдельные лица, вещи или целые компании. Правда это или нет – неважно. Вердикт по делу будет нескоро, если вообще будет.

В ходе обыска силовики особо не церемонятся и изымают всю технику, включая мобильные телефоны и ноутбуки сотрудников. Параллельно следователь получает еще одно определение суда об аресте имущества для его изучения. Экспертиза может длиться годами.

Визиты прокуратуры, СБУ или МВД, как правило, означают одно: хотите разблокировать бизнес и продолжать работать – надо договариваться. Эта примитивная схема давно работает и редко дает сбой.

В последние годы главной мишенью этой схемы оказался IT-сектор. Новый рынок, новый бизнес, новые игроки. В Украине насчитывается более 100 000 айтишников. Международные компани все чаще заказывают нашим разработчикам проекты «под ключ». По данным НБУ, IT-сектор ежегодно экспортирует услуг более чем на $2 млрд.

Для работы айтишникам нужна техника. Компьютеры, серверы, коммуникационное оборудование и прочие железяки для них – рабочие инструменты. Их изъятие надолго остановит жизнь всего офиса.

IT-компании часто утаивают факт обыска и отъема оборудования. Многие фирмы входят в глобальные корпорации. Информация о следственных действиях может стать поводом для закрытия офиса в Украине. Поэтому с силовиками обычно приходится в тихую договариваться. Как говорится, от греха подальше.

Цена вопроса

Компания Lucky Labs в 2015 году оценила ущерб украинских IT-компаний от обысков правоохранителей в $40 млн.

Продавцы эфира

Одна из наиболее популярных «серых» схем в украинском телекоме – торговля лицензиями на ценный радиочастотный эфир. Если в странах Западной Европы на продаже прав на использование этого национального ограниченного ресурса зарабатывало государство, то в Украине многие диапазоны радиочастот в нулевых распределялись по схеме «кум – сват – брат».

Если кум становился членом Национальной комиссии по вопросам регулирования связи, то у брата через некоторое время появлялся свой телеком-гешефт. Часто это была «бумажная» фирма с основным и единственным активом – лицензией на частоты. Заполучив такую бумажку (обычно это происходило даже без тендера, по одной лишь заявке бизнесмена), можно было через некоторое время выставить компанию на продажу. Звездный час мог прийти нескоро. В мире появлялись новые стандарты связи 3G, 4G, которые требовали задействования все новых частотных диапазонов, что не могло не радовать украинских спекулянтов. Благо, «сидеть» на эфире они могли очень долго: закон не обязывал их подключать абонентов. При проверке инспекторам достаточно показать бумажку, в которой указано, что в каждой области на этих частотах работает хотя бы один передатчик.

У лицензий на ценный эфир, как правило, неоднократно менялся хозяин. Они перепродавались то арабам, то китайцам под предлогом того, что иностранные инвесторы, имея на руках бумажку на ценный спектр, смогут построить в Украине сеть и потягаться с Киевстар или Vodafone. Но это была лишь иллюзия. Заморские покупатели сталкивались с украинской бюрократией и понимали, что построить работающую телеком-инфраструктуру на нашем рынке не так-то просто. Нужно иметь связи.

Отголоски этих историй доходят до нас и в 2017 году. Телеком-регулятор не так давно объявил, что договорился с компанией ММДС Украина (принадлежит СКМ) о том, что она сдает лицензию на ценный эфир под 4G для нужд государственных конкурсов, а взамен получит компенсацию в 500 млн грн.

Цена вопроса

500 млн грн может выручить Ринат Ахметов на конкурсе 4G, продав права на старую лицензию.

 

Группы в социальных сетях: Группа Донбасс информационный в ВКонтакте   Группа Донбасс информационный в Facebook   Группа Донбасс информационный в Googleplus   Донбасс информационный в Одноклассниках   Донбасс информационный в Твиттере
Отправить пост в социальную сеть:
Google +


Loading...
stat24.meta.ua
Copyright © 2011 - 2017 | www.donbass-info.com | При копировании информации с сайта активная ссылка обязательна!