новости, достопримечательности, история, карта, фотогалерея Донецкой области
Донбасс информационный - путеводитель по Донецкой области

Новости Донецкой области (Донбасса) и Украины

18 сентября 2017 года

Олег Микац: Если мы сейчас возьмем Донецк, это развяжет России руки

генерал-майор Олег Микац 

Когда-то, чтобы поговорить с легендарным комбригом 93-й бригады Олегом Микацем, журналистам приходилось искать его в самых горячих точках Донбасса. 93-я бригада под его командованием держала бой под Карловкой, принимала участие в освобождении Песок, Селидово, Украинска, Нетайлово, Первомайска, Авдеевки. И внесла огромный вклад в героическую оборону Донецкого аэропорта, которой с сентября 2014-го руководил Микац.

Впоследствии, после выхода украинских военных из ДАП, он два года возглавлял 169-й учебный центр "Десна". А в марте 2017-го уже генерал-майора Микаца назначили заместителем командующего войск оперативного командования "Запад" Сухопутных войск Вооруженных сил Украины.

Сейчас генерал-майор Олег Микац командует силами оперативно-тактической группировки "Луганск". Его ротация частично пришлась на время шаткого, но все же перемирия. О том, насколько противник придерживается режима тишины в Луганской области, существуют ли запрет пускать на фронт волонтеров и приказ не отвечать на обстрелы для украинских военных, о состоянии обеспечения армии и том, готовы ли силы АТО взять Донецк и Луганск, Олег Микац рассказал в интервью "Апострофу".

- В свое время, когда вас назначили начальником 169-го учебного центра "Десна", вы говорили, что даже в разгар боев за ДАП там, на войне, вам было проще, чем в тылу. Потому что там было понятно, где враг. Теперь вы управляете ОТГ "Луганск". Что сейчас можете сказать о том, где было легче?

- А у нас очень много сейчас появилось стратегов, советников, которые что-то где-то когда-то знали, что-то слышали или читали – и теперь пытаются то, что они себе понапридумывали, выдвигать как догму. И доказывать, что именно так должно быть, потому что ему так кто-то рассказывал. И, как говорится, "пипл хавает". Имею в виду людей, которые не имеют боевого опыта.

Относительно "Десны" сейчас чем хорошо? Туда пришел уже Виктор Дмитриевич Николюк, полковник. Этот человек тоже имеет практический опыт в управлении бригадой, опыт ведения боевых действий – поэтому он знает, что там нужно. Но до сих пор некоторые люди туда прибывают – и снова начинается: а вот Николюк не хочет делать так и так, как мы ему говорим. И то не так делает, и это делать не хочет, как мы советуем... То есть хотят навязать свою позицию.

И хуже всего, что эти люди имеют или формируют для себя в интернете поддержку из таких же, как они, и находят способы влияния на народных депутатов, органы исполнительной власти, которые тоже начинают включать административный ресурс – и начинается: ай-ай-ай, давай-ка, делай вот так...

А я так думаю, что командир на месте способен вычленить из всего потока предложений то нормальное и толковое, что им нужно. И применять эти новые формы и методы на практике с учетом опыта АТО. Ибо здесь же, в АТО непосредственно, мы уже занимаемся внедрением того, чему они учат.

Потому что одно дело, если ты из ДШК в "Десне" стреляешь по мишени – и совсем другое, когда ты делаешь это уже здесь, сталкиваясь с необходимостью перейти определенный моральный рубеж и выстрелить во врага. Потому что и враг – это тоже человек.

- Неужели до сих пор приходится делать то, о чем часто вспоминают офицеры, которые были на этой войне с первых дней – заставлять стрелять?

- Нет, мы не заставляем сейчас. Но и не запрещаем. Потому что сейчас же, посмотрите, опять раздувают "зраду". Пошло перемирие, нас обстреливают... Или там: "Мне мальчики позвонили, сказали, что пять часов сидели под обстрелами, но ответить не могли, потому что им сказали, что за ответку будут применять вплоть до уголовной ответственности и все остальное". То есть им "мальчики сказали". Начинаем разбираться. И четко доводим до каждого военнослужащего: вот есть у него автомат – и если он видит угрозу для своей жизни, жизни своих товарищей, видит, что есть угроза потери территории – он, не спрашивая ни у кого разрешения, самостоятельно принимает решение об открытии огня. Есть у командира роты боевые машины, у командира батальона – минометы, есть у него необходимость для их применения для того, чтобы сохранить жизни и здоровье военнослужащих, не дать противнику продвинуться вперед – он, опять же, несмотря на то, что есть перемирие, их применяет.

И это определено, в том числе, и решением президента как Верховного Главнокомандующего, что да, мы соблюдаем перемирие, но оно не будет односторонним. Так не будет, что вы нас обстреливаете, а мы молчим. Нет, неуважаемые, у нас есть четкая позиция, ответный огонь мы открываем по необходимости.

Но очень часто бывает, что прилетает неприцельно, или одна какая-то граната прилетает. Для чего? Они, во-первых, пытаются обнаружить, где находятся наши огневые средства. И, во-вторых, действуют по такому же принципу, как было в Желобке. То есть группа демонстративно выходит...

- Провоцируют?

- Да, провоцируют. Потому что там стоит или ОБСЕ, или подразделения СЦКК, которые наблюдают, или журналисты, которые говорят: "Вот смотрите, как "укры" делают". Поэтому я же говорю, что по режиму соблюдения перемирия, по всем другим вопросам сейчас все налажено. Но, к сожалению, "зраду" раздувают.

- А для чего и кто именно раздувает "зраду", по вашему мнению?

- Ну, вот представьте – есть журналист. У него маленький рейтинг, его никто не читает. А тут раз – и он пишет: "Вот мне позвонили с передка, мне рассказали, там ничего нету, голодают, босые-голые ходят, волонтеры не помогают"... Один перепостил, второй.

И таких случаев очень много. Крайний случай – это обращение на "горячую линию" военнослужащего одной из бригад. Жаловался, что ему нечего есть, что он, бедняга, голодный сидит там. Еду я в тот населенный пункт, где он служит – и как думаете, кого возле магазина встречаю? Этого военнослужащего, который жаловался, что ему ничего не хватает.

Спрашиваю его: ты чего здесь, возле магазина, находишься, позицию бросил? "Товарищ генерал, я здесь голодаю, кушать нечего, только из магазина и питаемся". "Хорошо, - говорю, - поехали к тебе". Приезжаем на позицию, командир говорит, что да, действительно, он отпросился в магазин, воды минеральной с газом купить. Спрашиваю у бойца: "Тебе не выдавали продукты?" Командир его в шоке, говорит: "Как это не выдавали? Тебе все продукты выданы! Покажи накладную". "Мне накладную не дали. Мне дали восемь банок тушенки, и все". "Подожди, - говорю, - когда это было?" "Четыре дня назад". "И больше ничего не давали?" "Нет, - отвечает, - больше ничего нет. Только что волонтеры дают, то и едим".

"Хорошо, - говорю, - покажи, где живешь. Где твой блиндаж?" Он что-то начинает менжеваться: "Товарищ генерал, вы понимаете, там стреляют, это 150 метров еще надо идти..." "Да не вопрос, - говорю, - пошли! Ты в бронежилете и в каске, и я в бронежилете и в каске, идем в твой блиндаж, заодно посмотрим и твою позицию, и как ты проживаешь". Он свое гнет: "Да нет, там опасно". "Да ты не переживай за меня, пошли!"

Спускаемся туда, в его блиндаж. Стоит мешок картошки (я не преувеличиваю!), ящик тушенки, четыре ящика помидоров, вермишель, крупы. А от волонтеров – сухие борщи и вода газированная. Ее тоже волонтеры возят, потому что нам дают негазированную воду. Так вот, газированная вода стоит там у него и упаковка сигарет. Не блок, а именно коробка целая! Это тоже волонтеры ему дали. Я так поворачиваюсь к нему и говорю: "Слушай, я понимаю, что вы не можете приготовить централизованно еду – такая специфика, что каждый готовит на себя, потому что разбросаны эти ВОПы, РОПы... Но ты, имея мешок картошки, вермишель, тушенку, подсолнечное масло, морковку и все остальное, говоришь, что ты голодаешь? У тебя язык поворачивается?"

- И что он ответил?

- А тут началась песня номер два. "Я эту тушенку есть не буду – они ее пробуют, как ее есть? Пусть они сами ее едят!" "Ну, - говорю, - давай, открывай, посмотрим!" Открыли – шикарная тушенка. Не такая, как в Советском Союзе была, но из того, что я видел, это лучшая тушенка, которая изготовлялась уже в независимой стране. Мясо похоже на мясо, она съедобная и все прочее. "Я этого есть не буду!" Говорю: "Подожди, ты не голодный – ты просто зажрался уже! Тебе выдали, а ты носом крутишь!"

Затем начинается вторая канитель. У него желание было, чтобы все продукты, которые поступают, не прямо на ВОПы и РОПы развозились, а чтобы он лично получал их и потом развозил по другим ВОПам и РОПам своим подчиненным. Хотя они стоят на том ВОПе или на РОПе на обеспечении. Но как же это все мимо него будет проходить?.. Вот такие вопросы и начинаются.

И самое главное – потом все свелось к тому, что он начал рассказывать, что "зрада" везде. Командир не такой, зампотыл все продал, а на гражданке квартиру себе купил, еще что-то... Вместо того, чтобы разобраться, он рассказывает. А ничего, что ты покинул позицию и мне там возле магазина стоял и рассказывал, что тебе нечего есть?

Ему уже потом те ребята, которые там были, командир подразделения говорили, что он вообще уже обнаглел. А он позвонил одному волонтеру, потом – второму, а волонтеры, недолго думая – куда? – на "горячую линию" обращений. "Мальчик голодный, мальчик раздетый, давайте мальчику поможем"...

Помните, случай такой был, когда я еще был командиром 93-й бригады, когда товарищ Грачев из медицинского персонала нашей бригады обращался к президенту? (Речь идет о скандальном обращении группы военнослужащих 93-й бригады из ДАП к президенту Петру Порошенко, которое появилось в сети в конце февраля 2015 года, – apostrophe.ua). Мол, господин президент, мы здесь воюем на передке... Ну, мало того, что записывалось это в центре села, от передка очень далеко, потому что это медицинское подразделение обеспечения... Но тогда тот ролик получил серьезный резонанс. У нас же все сердобольные. Командирам же никто не верит. У нас же по умолчанию командир – нехороший, а солдат – белый и пушистый...

Грачев потом пошел в Винницкую облгосадминистрацию работать. И когда ввели электронные декларации, которые должны были заполнить все чиновники, он показал 18 миллионов наличности.

- Как мило...

- Вопрос: а где он их взял? Да, он потом уже рассказывал, что ошиблись. Сначала говорил, что бизнес был до войны, потом – что с цифрами напутал... Он же думал, что это нулевая декларация, что жизнь начинается с чистого листа. А я на 99,9% уверен, что это сердобольные люди ему на ту карточку, о которой он рассказывал и показывал, поперечисляли... Не буду утверждать, что это 100% так. Но имею подозрение, зная этого человека, что именно так оно и было. И что потом он эти деньги просто присвоил. Никто же их не может отследить!..

- Да, наверное...

- Очень многие сейчас начинают предъявлять претензии типа: вот мы передавали машину, а там Вадик, такой нехороший, когда уходил из бригады, эту машину не передал дальше, а забрал себе! Хотя сколько раз и в 2014-м, и в 2015-м я говорил: уважаемые, вы передаете лично Вадику или Пете? Почему же тогда вы меня потом спрашиваете, куда делась та машина? Передайте ее мне, я ее поставлю на учет – и тогда конкретные люди и службы будут за нее отвечать. А то вы Вадику отдали, а потом заводите песню: я Вадика считал своим другом, а он такой нехороший оказался, помогите мне, ибо я лоханулся!.. Так это чья, опять же, проблема?

А тут, опять же говорю, приезжают сюда те же волонтеры. Роман Доник с Борцовым (Дмитрий Борцов, разработчик пехотного комплекта модернизации крупнокалиберного станкового пулемета ДШК, - "Апостроф") приезжали, готовили подразделения к практическим боевым действиям, обучали уже больше практическим навыкам.

- Волонтеры в 2017-м что возят? Что-то дорогостоящее только?

- Разное бывает. Машины до сих пор передают. И тепловизоры, и ночные прицелы... С сигаретами у нас проблема. Если в населенном пункте один магазин и военнослужащие могут купить только там – продавцы этим злоупотребляют. Я сам не курю, но знаю, что пачка сигарет, которая по всей Украине стоит 20 гривен, там стоит уже 30. Потому что продавцы знают, что и за такие деньги военнослужащий придет и купит. Потому что ему больше некуда деться.

Но это, наверное, больше вопрос к обеспечению. Раньше по 15 пачек сигарет давали на военнослужащего, а сейчас не дают. Министерству дороговато будет обеспечивать еще и этим. Поэтому сигареты еще возят волонтеры. И продукты везут.

- Зачем, если, как вы говорите, с питанием все хорошо? Это для тех, кто "голодает"?

- Какие-то вкусности возят, такое... Но я же говорю, даже вот если взять, я более чем уверен, что основная масса граждан Украины дома не имеют такого питания, которое есть сейчас в армии.

Смотрите, на сутки солдату сейчас выделяется 50 грамм сливочного масла, 375 г мяса (или 282 г, если заменяется на тушенку). 195 г рыбы с головой или 150 г – без головы, сок, печенье, овощи, мед или джем и прочее – по норме. То есть обеспечены полностью. Даже по себе так посчитайте, пусть 400 г мяса в день возьмем – так 12 кг мяса за месяц вы же не съедаете!

Тем более, что сейчас командиры понимают это, и законодательство уже прописано так, что у командира есть достаточная функция контроля. Если командир на месте и контролирует – солдаты получают все, что им нужно.

Ну и мы же понимаем, что солдату, который находится на "нуле", несмотря ни на что, тоже хочется иногда свежего мяса. А в блиндаж холодильник не поставишь. Поэтому мы, знаете, как делаем? Раз в десять дней, когда получаем продукты – на 7 дней выдаем мясо тушеное, а три дня даем свежее мясо. Чтобы они "охотку сбили". Захотели они себе люля сделать? Сделали люля. Но чаще всего они делают шашлык. Пришло свежее мясо – шашлык, все. Свежего мяса поели и понимаем, что неделю придется сидеть на тушенке, потому что мясо в полевых условиях негде хранить.

- Время от времени именитые волонтеры вспоминают о существовании негласных приказов не пускать в АТО волонтеров. Существуют ли подобные приказы, которые как-то ограничивают передвижение волонтеров по зоне АТО? Ведь говорят о том, что этот приказ имеет целью скрыть то, что на самом деле происходит на фронте, от людей, которые точно не будут молчать о проблемах.

- Это не сокрытие... Смотрите, расскажу вам историю – правда, не скажу, в каком подразделении это происходило. Месяца два назад приезжает волонтер в подразделение. Мало того, что она сразу выбрасывает фотографии – она еще и пишет, что, мол, я была на позиции, позиция называется так-то, вот я стою, смотрите, пулемет, приборы наблюдения, прицеленные на противника, который находится там-то. То есть полностью раскрыла позицию – где что находится, какие позывные у ребят, как что называется... Это первое.

Второе. Они же все, как один, уверены: а со мной ничего не случится. А представьте, что мина прилетела, и волонтер – человек, который не принимает участия в боях, не включен в силы и средства, которые находятся в зоне проведения АТО – получает ранение. Первый же вопрос, который возникает: почему человек, который не воюет и не должен быть там, на "нуле", там находится?!

Поэтому вопросов нет. Сейчас есть распоряжение, что если прибывают волонтеры – они доезжают до КСП батальонов, там встречаются с людьми, к которым приехали, передают то, что им привезли – и все. Ехать на "ноль" необходимости у волонтеров нет. Тот, кто находится на позиции, понимает, что у него там минное поле, какие-то там растяжки, там где-то что-то прилетело сегодня ночью, но не разорвалось. А волонтеры же иногда как дети маленькие: о, что-то из земли торчит – давай поднимем? Поднял – взрыв. Или – давай я для хорошей картинки стану где-то возле пулемета. Масксетку снимает – снайпер в амбразуру срабатывает. Благо, не попал!

Или еще с ПТУРом точно так было. Большое количество народа, машины – значит, что-то есть. Противник это наблюдает – и начинает работать ПТУРом. Слава Богу, что попал в мешки с песком, бревна, которые там были. Но блиндаж разнесло. Им повезло, что они не успели до этого блиндажа дойти. Были бы в блиндаже – были бы и раненые, и убитые. Кому это нужно?

- Вы просто как то так рассказываете, как будто это не люди, которые уже четвертый год ездят на фронт, а дети малые, которые только на свет появились и не в состоянии элементарных вещей осознавать...

- Волонтерство сейчас для некоторых превращается в бренд. Приезжает – и начинает: "Вот я волонтер! Я вот там был!" "И что ты? Вот я где был – на промке в Авдеевке!" И начинают меряться, кто из них больший волонтер.

У меня на "Десне" как было? Приезжают такие: "Буду БТР ремонтировать". Ну, все, договорились. Я там всех знаю, все... Приезжает: "Я же вам БТР ремонтирую, мне там бы на полигоне друзьям показать технику". "Ну, приезжай..." Короче, полгода он "волонтерит", "ремонтирует" – палец о палец не ударил, нигде ничего не было сделано. Зато всем рассказывал, как он целый БТР ремонтировал!

А в целом – приезжают волонтеры до сих пор. Возят то, в чем потребность есть. Продукты нам точно не нужны. А вот вкусняшек хочется, конечно. Или когда первые арбузы-дыни пошли, или овощи весной. И мы им за это очень благодарны!

Что касается формы одежды – то же самое: вот, не дают одевать удобную форму... Но и руководитель АТО сейчас говорит – нет вопросов. Ты находишься на "нуле", в блиндаже? В чем тебе удобнее – то и надевай. Не спортивный костюм, конечно, но ты можешь выбирать, что тебе больше нравится, пиксель или британка. Есть оно у тебя – нет вопросов, надевай. Но если ты выходишь в город – то уж, пожалуйста, будь похож на человека. Жаль, я удалил фотографию, как это выглядит, когда приходят каждый в том, что у него есть... Хорошая была фотография. В каком виде некоторые в город выезжали...

- Это вопрос имиджа Вооруженных сил? Или почему это важно?

- Правильно. Я им говорю: уважаемые, давайте определимся, мы Вооруженные силы Украины или партизанский отряд! Да, я понимаю, что тебе удобнее ходить, условно говоря, в спецовке и кроссовках. Но когда ты выезжаешь в город купить себе сигареты в этой спецовке, небритый и с автоматом, и на тебя люди смотрят – ну, уважаемый!..

Знаете, как говорят – есть внешние признаки воинской дисциплины. Там – вопросов нет. Но если идешь в люди – будь любезен, найди пол-литра воды – а она есть, и техническая, и питьевая – и приведи себя в порядок. Чтобы люди видели, что перед ними – военнослужащий Вооруженных сил Украины. Красивый, подтянутый, выбритый, адекватный, который не машет оружием налево и направо. Такими военнослужащими общество будет гордиться! А о каком уважении может идти речь, если люди смотрят – а оно непонятно что? Это только негатив может вызвать.

- Сейчас идет так называемое "школьное перемирие" (на момент записи интервью в зоне ответственности ОТГ "Луганск" на протяжении более чем двух недель сохранялся режим тишины, после ситуация несколько обострилась, – "Апостроф"). Противник действительно придерживается договоренностей и не обстреливает наши позиции?

- Да. До начала "школьного перемирия" у нас было так называемое "хлебное перемирие" – там нарушений было больше. Но, несмотря на это, за то время, сколько оно длилось, количество раненых с нашей стороны уменьшилось более чем на 100 человек.

А с 25 августа началось "школьное перемирие". Если брать по нашему направлению, то количество обстрелов у нас сведено практически к нулю. И за это время, слава Богу, у нас не было ни одного раненого или убитого. Поэтому можно сколько угодно рассказывать, что это перемирие – "зрада" и все прочее. Но я не вижу пользы от такой войны, когда одни выходят на километр, вторые – и начинается: этот дает пулеметную очередь, там мину бросили – и так перепихивание целый день идет. Речь не идет о нанесении серьезного ущерба противнику – это просто беспокоящий огонь с обеих сторон. А смотришь – там "200-й", там - "300-й", и в основном из-за шальной пули или мины, которая случайно прилетела. Вот так.

Так что – да, перемирие сейчас соблюдается. И, понимаете, очень плохо, что люди не понимают того, что да, мы духом сильны, мы готовы умереть за Украину – но куда лучше было бы, чтобы мы и Украину сохранили, и себя. Украине нужны герои – но они нужны ей живыми. И чтобы этого достичь, кроме военных методов ведения боевых действий, надо применять и методы политические.

- И, наверное, в первую очередь.

- Да. Вести борьбу с Россией и в политической плоскости. Кто-то там сидит где-то, в Киеве или в Виннице – и начинает: давайте будем атаковать! Давайте захватим Донецк!.. Нет вопросов, захватим мы сейчас Донецк. И что дальше? Как вероятнее всего будут развиваться события? Я вам скажу, как. Украину обвинят в нарушении Минских соглашений. И это развяжет России руки. Россия заведет свои силы и средства, начнет применять авиацию, которая у нее есть, применять крылатые ракеты, которых у нее достаточно... После этого Россия уже не будет восприниматься как агрессор – она будет выглядеть спасителем. Потому что Украина нарушила Минские договоренности...

И что мы получим на выходе? Санкции с России снимут, потому что не Россия плохая, а Украина. И мы останемся один на один с Россией. Останемся у разбитого корыта. А РФ что захочет, то и будет с нами делать...

- А если абстрагироваться от потенциальных последствий и порассуждать чисто теоретически – готовы бы мы были сейчас военным путем освобождать тот же Донецк или Луганск?

- Чисто теоретически? Понимаете, взять не проблема. Сейчас те силы и средства [российской армии и боевиков], которые находятся на линии разграничения, не большие.

- А на границах?

- Да, на границах находятся батальонные тактические группы, бригады, дивизии, которые приведены в России в боевую готовность, армии, которые у них созданы. Для чего-то же они их создают?..

Но люди же хотят попиариться! Вот я с вами сейчас разговариваю – и увидите, найдутся те, которые скажут: зрада! Волонтеров обозвал, воевать не хочет – собирается типа отсидеться, солдатиков оскорбляет и прочее, прочее, прочее...

Я же говорю, сейчас есть и политические методы борьбы с Россией. И они работают, как бы там ни было. Вспомните 2014 год. Цены на нефть высокие, санкций против России нет никаких, и они, как говорят, слушают, а делают, что хотят. А сейчас они уже начинают задумываться, делать это или не делать, потому что будут очередные санкции. Сейчас они уже начинают думать, что где-то надо какие-то ресурсы брать. Сейчас они уже начинают задумываться, что с ними никто общаться не хочет... То есть политические методы таки дают результат!

Сейчас поднялась тема введения миротворцев ООН. И Россия начинает: пацаны, да я же – с вами, мы же всегда выступали за введение миротворцев ООН! И опять же, с подтекстом, что давайте мы их только здесь поставим, на линии разграничения – чтобы стрельбы не было. А с границей мы и дальше будем делать, что захотим.

Поэтому надо сейчас добиваться четко прописанных в Минске шагов: закрытие границы, вывод вооруженных сил Российской Федерации и боевиков, которые здесь есть...

- А что с местным населением? Есть ли изменения в их отношении к войне, к Украине?

- Ну вот за Станицей Луганской у нас КПВВ – и мы общаемся с людьми. Так я вам скажу, что если на 2014 год было примерно 40% тех, кто поддерживал Украину, против 60% тех, кто придерживался противоположных взглядов, то сегодня это соотношение составляет где-то 75 на 25 в пользу тех, кто поддерживает Украину.

- Чем объясняете такое переосмысление? Людей заставило изменить свои взгляды то, что они на собственной шкуре ощутили, что такое "русский мир"?

- Да, люди просто почувствовали... И вот сейчас даже был День государственного флага. Старобельск был под оккупацией, Лисичанск и Северодонецк тоже были оккупированы. И я вам скажу, что у людей, которые через такое прошли, патриотизм настоящий, не наигранный. И то, как они относятся к Украине как к государству, как они воспринимают праздники, как они это все пытаются сохранить, поддержать и подчеркнуть, что они являются именно украинцами – всего этого здесь гораздо больше, чем в Киеве. Это я вам точно говорю. В Киеве не так. В Киеве все как-то обыденнее. Чем больше флаг у тебя – тем больший ты патриот. А здесь человек уже сознательно говорит: нет, уважаемые, я – украинец, я за Украину и только за Украину, потому что я не хочу, чтобы сюда пришли новые мозговые, моторолы и остальные.

- А жители Луганской области от людей из Донецкой области отличаются чем-то? Вы же имеете возможность сравнивать, потому что пришлось повоевать и там, и здесь...

- Если брать это направление, то здесь больше людей общается на украинском языке. Гораздо больше. Донецкий регион, именно Донецк, там, наверное, процентов 90 - русский язык, если не больше. В Донецкой области люди более агрессивные. Там край промышленный преимущественно: шахты, производство. А здесь более аграрный регион. Потому что, по большому счету, из промышленности что здесь есть? Завод "Азот", "Заря" – и больше никаких крупных предприятий и нет. Бюджет местный в основном за счет аграриев наполняется. В отличие от Донецкой области, где масса шахт, крупных заводов работали.

- Интересно, в Донецкой области также люди начинают понимать, что такое "русский мир"?

- А я вам скажу так... У меня первые погибшие были в Золотом Колодезе под Добропольем (это Донецкая область) 23 мая 2014 года. И уже гораздо позже меня пригласили на открытие памятника на месте гибели этих военнослужащих. И там – то же самое, такой же подъем у людей, и они не хотят снова оказаться под Россией.

- Говорят, что мы воюем не только за землю, но и за мозги людей. Считаете, в войне за людей мы имеем успехи?

- Без сомнения... Когда открывали памятник, на открытии были дети из этого Золотого Колодезя, местные жители, бабульки даже пришли. Пригласили военнослужащих на открытие, матерей приглашали... И это никто не заставлял людей – установка этого памятника была инициативой местных общин. Организатором открытия был местный депутат Николай Стрепоченко. Там такие слова дети говорили!..

И эти люди не хотят, чтобы повторилось то, через что им пришлось пройти. В отличие от мирных территорий, где много тех, кто считает: меня это не касается, до нас война не докатится. Знаете, как всегда у нас бывает: все хотят, чтобы все хорошо было в Украине – но это кто-то за них должен сделать.

- Принести на тарелочке?

- Да. Человек хочет, чтобы у него в подъезде, в лифте было чисто – но при этом он разбрасывает бумажки. И считает, что кто-то должен за ним убрать, а не он сам должен следить за собой. Но ведь не зря говорят: начинать нужно с себя!

Лилия Рагуцкая

 

Группы в социальных сетях: Группа Донбасс информационный в ВКонтакте   Группа Донбасс информационный в Facebook   Группа Донбасс информационный в Googleplus   Донбасс информационный в Одноклассниках   Донбасс информационный в Твиттере
Отправить пост в социальную сеть:
Google +

Архив Новостей

2018 сентябрь
2018 август
2018 июль
2018 июнь
2018 май
2018 апрель
2018 март
2018 февраль
2018 январь
2017 декабрь
2017 ноябрь
2017 октябрь
2017 сентябрь
2017 август
2017 июль
2017 июнь
2017 май
2017 апрель
2017 март
2017 февраль
2017 январь
2016 декабрь
2016 ноябрь
2016 октябрь
2016 сентябрь
2016 август
2016 июль
2016 июнь
2016 май
2016 апрель
2016 март
2016 февраль
2016 январь
2015 декабрь
2015 ноябрь
2015 октябрь
2015 сентябрь
2015 август
2015 июль
2015 июнь
2015 май
2015 апрель
2015 март
2015 февраль
2015 январь
2014 декабрь
2014 ноябрь
2014 октябрь
2014 сентябрь
2014 август
2014 июль
2014 июнь
2014 май
2014 апрель
2014 март
2014 февраль
2014 январь
2013 декабрь
2013 ноябрь
2013 октябрь
2013 сентябрь
2013 август
2013 июль
2013 июнь
2013 май
2013 апрель
2013 март
2013 февраль
2013 январь
2012 декабрь
2012 ноябрь
2012 октябрь
2012 сентябрь
2012 август
2012 июль
2012 июнь
2012 май
2012 апрель
2012 март
2012 февраль
2012 январь
2011 декабрь
2011 ноябрь
2011 октябрь
2011 сентябрь
2011 август
stat24.meta.ua
Copyright © 2011 - 2018 | www.donbass-info.com | При копировании информации с сайта активная ссылка обязательна!