новости, достопримечательности, история, карта, фотогалерея Донецкой области
Донбасс информационный - путеводитель по Донецкой области
Loading...

Новости Донецкой области (Донбасса) и Украины

6 октября 2017 года

Помогут ли Украине миротворцы на Донбассе

«голубые каски» миротворческой миссии ООН 

«голубые каски» миротворческой миссии ООН

5 сентября 2017 года президент РФ Владимир Путин заявил, что согласен на размещение миротворцев ООН на Донбассе, правда, только на линии разграничения и, якобы, для обеспечения безопасности наблюдателей Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ, и поручил МИД РФ внести соответствующую резолюцию на рассмотрение Совета Безопасности ООН.

Тогда же Министерство иностранных дел Украины заявило, что среди миротворцев ООН не должно быть представителей страны-агрессора, а также не может быть и речи о согласовании такой операции с боевиками, контролирующими оккупированные территории.

Прошло буквально несколько дней, и Президент Украины Петр Порошенко заявил, что размещение миротворческой миссии ООН должно происходить на всей оккупированной территории Донецкой и Луганской областей. И что примечательно, такого же мнения придерживаются в Государственном департаменте США и правительстве Германии.

«Россия продолжает осуществлять провокации, препятствовать эффективной деятельности наблюдателей мониторинговой миссии ОБСЕ, поставлять оружие и наемников. При таких условиях размещение по всей оккупированной территории Донбасса „голубых касок“ ООН стало бы реальным прорывом в процессе мирного урегулирования, мощным фактором деэскалации», — заявил Порошенко, обращаясь с посланием к Верховной Раде 7 сентября.

По его словам, это создало бы благоприятные условия для достижения прогресса на политическом треке мирного урегулирования конфликта на Донбассе.

Между тем, пресс-секретарь Государственного департамента США Гедер Науерт заявила, что ее страна настаивает на том, что миротворцы должны быть размещены на всей территории конфликта на востоке Украины. Как сообщает «Голос Америки», в Госдепе заявили, что инициатива по отправке сил ООН в Украину «стоит рассмотрения». США считают, что подобная миротворческая сила была бы способна защитить украинцев любого этнического происхождения и помочь восстановить государственный суверенитет Украины.

«Любая подобная миротворческая сила должна получить широкий мандат для обеспечения мира и безопасности по всей оккупированной территории Украины», — заявила Науерт.

За размещение миротворческой миссии на всей территории отдельных районов Донецкой и Луганской областей выступило также правительство Германии. В частности, как сообщает УНИАН, официальный представитель правительства ФРГ Ульрике Деммер заявила, что в случае отправки миротворческой миссии ООН на Донбасс «голубые каски» нужно будет разместить на всей территории конфликта, а не только на линии соприкосновения.

Деммер отмечает, что пока неясно, удастся ли достичь согласия насчет всех деталей такой миссии на Донбассе, но однозначно не видит оснований предоставлять в этом вопросе правого голоса сепаратистам на Донбассе. «Это было бы неприемлемым усилением значения самопровозглашенного руководства так называемых народных республик», — заключила представительница немецкого правительства.

Чем же на самом деле может обернуться для Украины введение миротворческих войск на Донбасс? Помогут ли миротворцы закончить войну или в этой политической игре есть подводные камни, о которых мы еще не знаем? Об этом «Фраза» спросила у людей, которые умеют просчитывать последствия политических решений на нескоько шагов вперед.

Виталий Кулик, политолог, политконсультант, директор Центра исследований проблем гражданского общества:

Не все миротворчество одинаково полезно для всех стран. Не существует успешных миротворческих инициатив и операций, которые обеспечили бы полноценную реинтеграцию страны и освобождение от исторических комплексов и вражды.

Если говорить о миротворчестве в целом, тот я не вижу модели, которая привела бы к полноценной реинтеграции страны и излечиванию ран сепаратизма. Что касается непосредственно этой миссии, то если раньше говорили о введении вооруженной миссии ОБСЕ, то сейчас говорят о миссии ООН. И сейчас также есть очень много вопросов относительно того, какой будет модель этой миссии, каким будет функционал этой миссии, каким будет устав по применению оружия. Это будут только наблюдатели или же это будет полноценная миссия с правом использования бронетехники и стрелкового оружия? Опять-таки, будет ли это администрация на оккупированной территории,   и кто будет ее формировать? Будут ли там присутствовать российские войска, российские эксперты, а также союзники РФ? Если таковые будут, то ни о какой миротворческой миссии вообще речи быть не может в принципе. На все эти вопросы наша власть не отвечает. Кстати, наши западные партнеры также не отвечают на эти вопросы. Они нам говорят о том, что миротворческая операция – это очень хорошо и полезно, но на самом деле никакой пользы я пока не вижу. Я вижу скорее опасность, причем такую, которая будет иметь долгоиграющие последствия. За эту опасность придется платить и, возможно, даже новой эксалацией.

Пока мы не разобрались с матчастью и пока мы не понимаем четко каждый шаг миротворческой операции, я не спешил бы говорить о том, что она должна быть проведена.

Олеся Яхно, политолог, директор Института национальных стратегий Украины:

Реальное обсуждение присутствия миротворческой миссии на оккупированной части Донбасса, а также то, что, по словам Порошенко, США поддерживают именно украинский вариант видения миротворческой миссии – это очень значимый промежуточный этап в возможной деоккупации Донбасса. Первой значимой победой было то, что в трактовке Минских соглашений стало то, что в 2016 году Запад принял позицию Украины. Правда, в том числе и после вмешательства России в избирательные процессы третьих стран. В тот момент пришло осознание того, что без вопроса безопасности мира там достичь невозможно и любые политические шаги будут восприниматься как такие, что могут еще больше усугубить ситуацию для самой Украины.

Сейчас везде, где только можно, от разных мировых лидеров мы слышим о безопасности.  Второй важный момент – это каким именно образом можно начать процесс демилитаризации. Мы прекрасно понимаем, что добровольно Россия не собирается оттуда уходить, хоть при этом и рассказывает, что российских войск на Донбассе нет. Военным путем Украина не будет отвоевывать эти территории. Опять-таки, не стоит забывать, что летальное оружие, которое мы ждем от США,    нужно нам для защиты, а не для наступления, оно нам нужно, чтобы снизить возможные риски в случае активизации военных действий.

В этом случае важен любой вариант миссии. Это могла бы быть даже наблюдательная миссия ОБСЕ, без миротворческой миссии. Но, как мы знаем, наблюдательную миссию ОБСЕ на оккупированную территорию никто не пускает, и она там работает с 10.00 до 19.00, на границе этой миссии тем более нет. Также нет доступа для гуманитарных организаций.

Миротворческая миссия нужна для того, чтобы Россия наконец самоопределилась. Если она признает свое присутствие на Донбассе, тогда она должна будет заявить о том, собирается ли аннексировать эту территорию. Если же нет, тогда Россия должна будет оттуда уйти. Все предельно просто. Россия наконец должна будет перестать использовать военный шантаж, который не переводим ни в политическую, ни в геополитическую победу для России.

Безусловно, в самом факте ввода миротворческой миссии есть очень много тонкостей и нюансов. Не забывайте, что то предложение, которое озвучила Россия, – это миссия для миссии. Т. е. миссия ООН нужна для наблюдателей ОБСЕ, что звучит просто невообразимо. Украина же предлагает ввести миссию на всю оккупированную территорию.

Здесь может быть множество тонкостей, но другого варианта для того, чтобы начать реальный процесс демилитаризации, сегодня просто нет. По-другому Россия оттуда просто не уйдет. Миссия нужна не для того, чтобы там воевать, она нужна прежде всего для того, чтобы максимально открыть Донбасс и сделать его доступным для сбора информации и для понимания того, что же на самом деле происходит на оккупированных территориях.

Виктор Небоженко, политолог, директор социологической службы «Украинский барометр»:

В развязывании войны, в войне и в окончании войны всегда есть и плюсы, и минусы для противоборствующих сторон. Всегда приходится идти навстречу друг другу. В данном случае есть две фундаментальные проблемы: Россия требует, чтобы мы сели за стол переговоров с сепаратистами. Украина, США и Европа этого не хотят, так как по всем международным договорам за столом переговоров должны сидеть люди, равные в своих полномочиях. Никогда Гендиректор транснациональной компании не будет вести переговоры с охранником какой-то фирмы. То есть здесь крайне важно, согласится ли на это Украина или от этого откажется Россия. Второй важный момент – это непрекращающиеся смерти наших солдат.

Первое, что нужно сделать,  – это прекратить стрельбу. Если получится хотя бы месяц не убивать друг друга – это будет первый шаг к миру. Ну и все-таки придется вести переговоры либо с Россией, либо с сепаратистами. То есть нужно решить два вопроса: смогут ли противоборствующие стороны хотя бы месяц не убивать друг друга и кто является равноправными субъектами переговорного процесса. Нужно выполнение этих двух условий. Потом могут появляться миротворцы, неформальные международные организации и т. д.

Владимир Фесенко, политолог, глава Центра прикладных политических исследований «Пента»:

Безусловно, подводные камни в этом шаге есть, но здесь все зависит от того, чем план будет реализован. Но должен признать, что у меня очень большие сомнения по поводу того, что такое решение вообще будет принято. Безусловно, в этой дискуссии есть прогресс. Наша сторона инициировала эту дискуссию, а россияне отреагировали на украинскую инициативу, они должны были на нее отреагировать.

Кроме того, Путин опасается того, что США все-таки дадут нам летальное оружие, поэтому через тему миротворцев он хочет нейтрализовать предоставление нам оружия. Но мы должны понимать, что здесь нет никаких искренних миротворческих намерений со стороны России. Здесь идет циничная политическая игра. С нашей стороны это попытка вывести переговорный процесс о миротворцах из тупика. Но учитывая, что позиции Украины и России, как минимум, по трем пунктам принципиально расходятся, я не вижу каких-то предпосылок для компромисса. Поэтому я сильно сомневаюсь в том, что такое решение будет принято.

Что касается подводных камней, то нужно понимать, что здесь есть много нюансов. Нужно помнить, что миротворцы – это не панацея и не гарантия. Они сами по себе не решают проблему конфликта. Кроме того, нужно понимать, какой статус будет у миссии. В чем опасность российского предложения? Если миротворцы становятся на линию разграничения, то теоретически это может способствовать замораживанию конфликта. Это закрепит раскол Донбасса и потенциально сохранит возможность возобновления войны. История знает массу примеров, когда миротворцы никоим образом не препятствовали военным действиям. То есть нужно понимать, что миротворцы – это не гарантия.

Они могут занять нейтральную полосу, снизить напряжение. Да, теоретически это может привести к прекращению военных действий, но при этом это сохранит раскол Донбасса. Сам конфликт никуда не денется. Он, хотя и будет заморожен, в любой момент может вспыхнуть новой войной.

Нас просто хотели заманить в ловушку, и я об этом знал от российских экспертов еще до предложения Путина. Подписанные договоры с ДНР и ЛНР фактически будут означать их признание, а это для нас неприемлемо. Это была ловушка, безусловно, могут быть и другие подводные камни. Однако повторяю: у меня очень большие сомнения, что миротворческая миссия появится на Донбассе.

Руслан Бортник, политический аналитик, директор Украинского института анализа и менеджмента политики:

Сама идея введения миротворцев может быть достаточно полезной, и это может помочь сохранить десятки, сотни, а может быть, и тысячи жизней. Но в то же время нужно понимать, что стороны видят эту ситуацию совершенно по-разному. В Европейском  понимании миротворцы – это фактически охранники, а в украинском понимании – это инструмент вышвыривания России с Донбасса, т. е. инструмент невоенного воссоединения Донбасского региона без дополнительных политических соглашений. Между этими видениями огромная разница.

Основные подводные камни здесь в том, что мы, вбрасывая тему миротворцев в 2015 году, не донца понимали, что этот вопрос будет решаться на уровне Совбеза ООН. Россия, возможно, при поддержке Китая будет определять, какой будет эта миссия, какие у нее будут задачи. Кто будет входить в состав этой миссии, что и как она будет делать.

В результате мы можем получить миротворческий контингент, на который будет существенно влиять Россия и который будет обеспечивать соблюдение хотя бы части российских политических интересов. Конечно, мы можем опираться на позицию США, но в ООН есть такая практика,  как сближение сторон. То есть, если есть два проекта резолюции, формируют третий, который находится посередине, т. е. в любом случае любая резолюция по миротворцам будет иметь среднюю позицию, и в любом случае там будут уступки со стороны Украины. Мы не готовы сегодня идти на уступки, причем даже на самые мелкие. В какой-то мере вопрос миротворцев может даже вызвать моменты политического кризиса в Украине, может произойти нечто подобное на то, что мы видели, когда голосовали за конституционные изменения и в этот момент под Радой взорвали гранату.

Мы ступили сейчас на тонкий лед и теперь не контролируем процесс, и как этот процесс может обернуться против Украины,   сейчас крайне сложно сказать. Я думаю, что миротворцы должны вводиться на всю территорию этого региона, но исключительно в день проведения выборов и на время подсчета результатов выборов. Само по себе введение миротворцев – это замораживание конфликта, это фактически отказ от тех территорий и их отрезание. Нам же необходима реинтеграция. Т. е. миротворцы должны стать элементом не стабилизации, а реализации политической части Минских соглашений. Иначе мы просто попадем в грузинскую ситуацию, когда начнется политическое чистилище. Мы окажемся без реальных шансов получить членство в ЕС, но зато с оторванными территориями, с испорченными отношениями и в состоянии вялотекущего политического и военного конфликта. Это произойдет, если мы будем просто изолировать эти территории.

***

Пойдет ли Порошенко на введение на территорию Украины миротворческих войск — вопрос риторический. В этом решении есть и плюсы, и минусы. По большому счету, украинцам, живущим на оккупированных территориях, как, впрочем, и воинам АТО не так уж важно, что станет той финальной точкой, после которой будет отдан приказ вывести с территории Украины российские войска. Главное, чтобы это решение наконец-то было принято.

fraza.ua

 

Группы в социальных сетях: Группа Донбасс информационный в ВКонтакте   Группа Донбасс информационный в Facebook   Группа Донбасс информационный в Googleplus   Донбасс информационный в Одноклассниках   Донбасс информационный в Твиттере
Отправить пост в социальную сеть:
Google +


Loading...
stat24.meta.ua
Copyright © 2011 - 2017 | www.donbass-info.com | При копировании информации с сайта активная ссылка обязательна!