новости, достопримечательности, история, карта, фотогалерея Донецкой области
Донбасс информационный - путеводитель по Донецкой области

Новости Донецкой области (Донбасса) и Украины

9 октября 2017 года

Забытая битва за 32-й блокпост

боевые действия на 32-м блокпосту 

боевые действия на 32-м блокпосту

Описание боевых действий на Донбассе за три года войны приобрело определенные формы, которые на сегодня стали «классическими». Прежде всего это Иловайская трагедия, оборона Донецкого и Луганского аэропортов, зимняя кампания 2015 года под Дебальцево. Как правило, этими тремя — четырьмя темами (ну, может быть, еще событиями вокруг Саур-Могилы) и ограничивается история войны для массового читателя.

В «тени» при этом остаются, например, боевые действия на луганском направлении. А тут, кроме кровавого лета 2014 года, были и события осени вокруг так называемой Бахмутки.

В начале августа 2014 года на фоне удачного наступления на Луганск отрядами милиции особого назначения (в частности, бойцов батальона «Львов») была взята под контроль стратегически важная трасса Т-1303 от Лисичанска до Луганска. На всем ее протяжении были размещены «номерные» блокпосты, на которые определили гарнизоны из Национальной гвардии. При этом ближайшим к линии соприкосновения оказался № 32 (фактически ротный опорный пункт) возле села Смелое Славяносербского района.

После отхода нашей группировки из Луганского аэропорта в начале сентября 2014 года и утере большинства освобожденных сел и поселков «№ 32» оказался окруженным со всех сторон позициями боевиков. Единственной дорогой снабжения оставалась, собственно, сама трасса к блокпосту № 31.

По словам командира львовской 40-й бригады, «до этого там [на 32-м блокпосту. — М. Ж.] стояла Харьковская нацгвардия, они с сепаратистами играли в футбол, на блокпостах спокойно оставляли оружие и ходили в магазин на их территорию».

Причем между ними буквально в 250 метрах были оборудованы позиции НВФ — на тот момент это были «казачки». Так как формально действовало Минское перемирие, то на местах командиры активно договаривались о перемирии. Так было и в этот раз: фактически с начала сентября существовала негласная договоренность, и боевики просто не трогали колонны снабжения. Это не было чем-то из ряда вон выходящим, например, такое же положение было в это же время под Дебальцево — в районе Острой Могилы и много где еще.

Эти опорные пункты до начала октября контролировались бойцами НГУ: на 31-м стояла криворожская бригада, на 32-м — харьковская. Однако боевыми назвать эти части сложно: это были, по сути, переодетые в камуфляж части внутренних войск, которые занимались конвоированием заключенных, охраной объектов и массовых мероприятий и были укомплектованы солдатами-срочниками под командованием офицеров с явно пророссийскими взглядами.

Дошло до того, что в конце сентября на сторону боевиков перебежал заместитель командира бригады 3011 подполковник Сергей Суслов. Хотя он через пару дней был выкраден спецгруппой СБУ, однако успел «слить» всю информацию про наши части в секторе, все контакты россиянину, который представился майором ГРУ Генштаба РФ. Особенно в разговорах с ним боевиков и россиян интересовала возможность захвата блокпостов № 31 и 32.

Именно поэтому, когда на 32-й пришла новая ротация [(из Винницкого полка НГУ (бывший полк ВВ «Ягуар»)], их «подкрепили» десантниками из 2-го батальона 80-й львовской аэромобильной бригады.

12 октября боевики из бандформирования «Дон» заняли село Смелое, чем нарушили договоренности и фактически полуокружили наши позиции, начав таким образом операцию по захвату блокпоста № 32.

Однако в целом начало боев тут следует отнести к 13 октября, когда разведгруппа 80-й бригады во время рейда на Смелое была обстреляна казачками и отошла. Уже в полдень начался минометный обстрел и наших позиций на блокпосту № 32.

Следом боевики пошли в атаку на неприкрытый фланг опорного пункта. Им навстречу выдвинулись десантники при поддержке БТР-80. Командир группы старший лейтенант Владимир Вишневский вспоминал: «Мы начали двигаться тремя БТРами в линию. То есть тактически правильно — в линию, перебежками. И тут в БТР, который посредине шел, прилетело. Хорошо, что экипаж успел выпрыгнуть. Я дал команду отступать, хотя мы приблизились к врагу на 700-800 метров». В этот момент почти прямо в него прилетела граната из подствольника ВОГ-25. Взрывом десантнику практически оторвало левую ногу, правую посекло осколками. Вишневский был эвакуирован с поля боя, его оперативно смогли вывезти гражданской автомашиной, благодаря чему он выжил (вместо левой ноги ныне у него протез). Сейчас Вишневский преподает во Львовской академии Сухопутных войск, награжден орденом Богдана Хмельницкого.

Ситуация вокруг блокпоста потребовала от командования принятия решений о деблокаде. Однако требовалась разведка ситуации, и утром 14 октября комбат 40-го львовского полка НГУ майор Анатолий Боженко получил приказ съездить на блокпост, чтобы скоординировать действия. Он выехал на «своем» БТР-4Е, взяв в качестве проводника старшего лейтенанта Александра Москалюка, который ранее бывал на блокпосту № 32. Для усиления пошла БМП-2 24-й мехбригады, которая на тот момент прикрывала 31-й блокпост. По словам Боженко, требовалось только разведать,  можно ли прорваться по дороге. Именно БМП пошла впереди на полкилометра.

В итоге боевики расстреляли и БМП (экипаж спасся), и БТР нацгвардии. В башню бронетранспортера попала противотанковая ракета — позже проходила информация, что стрелком-оператором был русский кадровый военный, прикомандированный к казачьему подразделению. Двое членов экипажа (старший солдат Сергей Думанский и солдат Евгений Лабун) погибли сразу (поныне считаются пропавшими без вести, так как тела сгорели), выбрались только сам майор Боженко, старший лейтенант Москалюк и солдат Петр Стус. Все они получили ранения — так, комбат успел по мобильному телефону отзвониться командованию, чтобы сообщить о ситуации, и потерял сознание.

Как вспоминал позже сам Боженко, «все это произошло около 10 часов утра. Раненым я провалялся на дороге почти до вечера. В чувство меня привели представители ОБСЕ. Я попытался им объяснить, что меня и других раненых нужно отвезти на наш блокпост. Они ответили, что сейчас приведут людей, которые помогут. Привели... сепаратистов. Те довезли нас до ближайшего села, оттуда — в комендатуру. Там посмотрели, что мы тяжело ранены, и передали в ожоговое отделение Луганской областной больницы». Стоит добавить, что в плен попали только комбат и один боец — старший лейтенант Александр Москалюк к тому времени от ранений умер.

Бывший морпех, участник войны в Анголе с 1993 года — служил в органах внутренних дел, окончил институт и академию МВД, ушел на пенсию в звании капитана милиции. Занимался адвокатской практикой. Был мобилизован в 51-летнем возрасте и направлен на должность заместителя командира роты по воспитательной работе. Посмертно награжден орденом «За мужність» ІІІ степени и медалью УПЦ-КП «За жертовність і любов до України». Его имя увековечено на мемориальной доске на фасаде Вернигородокской средней общеобразовательной школы, где он когда-то работал (по первой специальности он учитель).

Как говорил в одном из интервью один из бойцов винницкой бригады, «Боженко в плен попал так же тупо, как и мы прорывались. Он человек военный, но служил, когда еще войны не было. Он, как Чапаев, махнул рукой и давай! Без разведки... Хотя и докладывали им, что там „друзья“ наши сидят, ждут мишеней».

Несмотря на первую неудачную попытку, было принято решение отправить колонну снабжения в охранении одного БТРа вне трассы — в объезд. Один из членов экипажа бронетранспортера вспоминал: «Нам показали, как ехать, буквально на пальцах — никаких карт не было. И мы заблудились.

Заехали в какое-то село. Решили поехать на другую сторону села, чтобы рассмотреть табличку, чтобы понять, где мы вообще находимся. Потому как связаться со своими мы не могли — не было никакой связи, никаких раций. Были только мобильные телефоны. С нами ехал КрАЗ — с продуктами, водой и боекомплектом».

Когда бойцы наконец-то разобрались с названием села и отзвонились своему командиру, то услышали приказ срочно возвращаться — оказалось, что село под контролем боевиков.

На следующий день начались попытки прорваться к уже окруженному блокпосту № 32, где у наших бойцов заканчивались вода, боеприпасы и продовольствие, но эта уже тема следующей статьи.

fraza.ua

 

Группы в социальных сетях: Группа Донбасс информационный в ВКонтакте   Группа Донбасс информационный в Facebook   Группа Донбасс информационный в Googleplus   Донбасс информационный в Одноклассниках   Донбасс информационный в Твиттере
Отправить пост в социальную сеть:
Google +

Архив Новостей

2018 октябрь
2018 сентябрь
2018 август
2018 июль
2018 июнь
2018 май
2018 апрель
2018 март
2018 февраль
2018 январь
2017 декабрь
2017 ноябрь
2017 октябрь
2017 сентябрь
2017 август
2017 июль
2017 июнь
2017 май
2017 апрель
2017 март
2017 февраль
2017 январь
2016 декабрь
2016 ноябрь
2016 октябрь
2016 сентябрь
2016 август
2016 июль
2016 июнь
2016 май
2016 апрель
2016 март
2016 февраль
2016 январь
2015 декабрь
2015 ноябрь
2015 октябрь
2015 сентябрь
2015 август
2015 июль
2015 июнь
2015 май
2015 апрель
2015 март
2015 февраль
2015 январь
2014 декабрь
2014 ноябрь
2014 октябрь
2014 сентябрь
2014 август
2014 июль
2014 июнь
2014 май
2014 апрель
2014 март
2014 февраль
2014 январь
2013 декабрь
2013 ноябрь
2013 октябрь
2013 сентябрь
2013 август
2013 июль
2013 июнь
2013 май
2013 апрель
2013 март
2013 февраль
2013 январь
2012 декабрь
2012 ноябрь
2012 октябрь
2012 сентябрь
2012 август
2012 июль
2012 июнь
2012 май
2012 апрель
2012 март
2012 февраль
2012 январь
2011 декабрь
2011 ноябрь
2011 октябрь
2011 сентябрь
2011 август
stat24.meta.ua
Copyright © 2011 - 2018 | www.donbass-info.com | При копировании информации с сайта активная ссылка обязательна!