новости, достопримечательности, история, карта, фотогалерея Донецкой области
Донбасс информационный - путеводитель по Донецкой области
Загрузка...
Loading...

Новости Донецкой области (Донбасса) и Украины

4 ноября 2017 года

Судьи рассказали о вмешательстве в свою деятельность

правосудие 

правосудие

Любое резонансное судебное дело вызывает ажиотаж вокруг персоны судьи, который его рассматривает. В целом за одну только прошлую неделю было зафиксировано несколько случаев давления на разные суды. Например, в отношении судьи Киевского районного суда Харькова Светланы Муратовой, которая рассматривала ходатайство об избрании меры пресечения Елене Зайцевой, участнику ДТП, которое произошло 18 октября 2017 г. в Харькове, начали появляться нелицеприятные публикации об имуществе.

Среди последних событий и нападение на жилище судьи Ровненского апелляционного хозяйственного суда, которому предшествовала целая череда действий. Сначала над домом судьи были запущены дроны, записан видеоролик с GPS-координатами местонахождения семьи судьи и все это опубликовано в Интернете. После этого 9 октября, в период, когда судья была на работе, произошло проникновение в жилье, кража имущества судьи и членов ее семьи.

А 18 октября возле Одесского апелляционного административного суда во время апелляционного рассмотрения дела об отмене плана зонирования территории Одессы провели массовую акцию «активисты».

Отличились украинские активисты и в Молдове. Так, молдавские правоохранительные органы уведомили посольство Украины в Молдове о задержании нескольких украинских граждан, причастных к беспорядкам у здания суда Центрального сектора молдавской столицы. По информации молдавских СМИ, 2 октября из Одессы в Кишинев прибыла группа украинских граждан (30 человек) с целью освобождения из тюрьмы своего друга, который ранее был осужден молдавским судом к тюремному заключению за убийство. В итоге между полицейскими и украинскими гражданами началась драка, пятерым активистам предъявлено обвинение в нарушении общественного порядка и препятствовании представителям полиции в выполнении их служебных обязанностей.

Зафиксирован был и случай в буквальном смысле наплевательского отношения к Фемиде некоторых народных депутатов. Так, 8 октября нардеп-радикал Дмитрий Линько  и плюнул в него в ходе заседания в Оболонском районном суде Киева (судья рассматривал ходатайство начальника отдела Оболонского райуправления полиции об аресте подозреваемых в угоне автомобилей). Сообщение судьи о вмешательстве размещено на сайте Высшего совета правосудия. «Во время этих событий народный депутат Украины плюнул мне в лицо. Также эти лица попытались нанести телесные повреждения подозреваемым, находящимся под стражей», - сказано в сообщении. Судья просит ВСП отреагировать на данную ситуацию. Но как ВСП может обязать что-то сделать депутата?

Примечательно, что это далеко не первый и не единственный случай, когда нардепы пытаются надавить на судей. Например, 11, 13 и 17 января 2017 г. в Днепропетровский апелляционный административный суд поступили обращения народных депутатов Мустафы-Маси Найема (БПП), Александра Горбунова («Народный фронт») и Юрия Деревянко (внефракционный). В суде в это время готовилось к рассмотрению дело по апелляционной жалобе мэра Светловодска Кировоградской области Валентина Козярчукана решение Светловодского горрайонного суда от 28.10.2016, которым было признано незаконным решение мэра о наложении дисциплинарного взыскания в виде выговора на начальника управления образования Геннадия Френкеля. В своих обращениях народные депутаты отметили, что рассмотрение апелляционной жалобы они берут «под свой контроль». Судьи сочли такие обращения давлением не суд и обратились в Совет правосудия.

11 октября 2017 г. ВСП решил обратиться в Верховную Раду, чтобы парламент признал недопустимыми действия народных депутатов, которые могут расцениваться как давление на суд. Вместе с тем, прокуратура Киева сообщила, что оснований для начала уголовного производства по факту давления на суд нет.

В целом проблема реагирования на решения ВСП со стороны как народных избранников, так и правоохранительных органов остается открытой.

Замедленная реакция

Виды давления на судей бывают разные. Как прямые - захват суда, срыв судебного заседания, угроза физической расправой, так и скрытые - путем публикаций в СМИ, привлечения т. н. общественных активистов. И один из самых непростых для тех, кто попал в такую ситуацию - давление со стороны правоохранительных органов и коллег. Возможен и «комплексный вариант», когда один судья находится в зависимости у правоохранителей, он может использоваться ими с целью оказать влияние на других. Например, санкционировать обыск в другом суде и т. д.

Еще одна малоприятная ситуация - давление на судью со стороны председателя суда. В Украине даже сформировался феномен - судьи-обличители. Они открыто заявляют о коррупционных действиях или попытках надавить на них со стороны руководства.

С принятием судебной реформы у судей появился новый способ реакции - обратиться с заявлением о вмешательстве в Высший совет правосудия. Однако оперативность этого инструмента удовлетворяет пока не всех. Одна из причин - в огромной загрузке ВСП, на который теперь возложена масса функций.

Кроме того, далеко не все судьи эффективно пользуются указанным инструментом. Некоторые отправляют сообщения в ВСП просто «для галочки», чтобы их потом не привлекли к ответственности (согласно ст. 48 Закона «О судоустройстве и статусе судей», судья обязан сообщить о давлении на него). Другие жалуются в ВСП на жалобы от сторон в процессе. Нередко встречаются оценочные суждения судей или сообщения о ситуациях, когда имеют место конфликты на бытовой почве. В таких случаях ВСП, как правило, отказывает в удовлетворении жалоб. Как отметил ранее в интервью «Судебно-юридической газете» глава ВСП Игорь Бенедисюк, задача Совета правосудия состоит в том, чтобы тщательно изучить ситуацию и вмешаться там, где судье действительно необходима защита, чтобы защитить его от давления, а не спасти или «прикрыть» от любой неприятной ситуации, в которой он оказался во время осуществления правосудия.

Впрочем, четких критериев, позволяющих определить, где есть вмешательство в деятельность судьи или давление на него, а где оно отсутствует, пока нет. Как нет и данных, что дела по вмешательству в деятельность судей эффективно расследуются, а виновные привлекаются к ответственности. Это одна из причин, почему сообщения от судей в Совет правосудия не прекращаются. «Мы можем только обратиться к органам правопорядка и обратить их внимание на конкретную ситуацию, но ставить им какие-то задачи или контролировать их деятельность не входит в наши полномочия», - отмечает глава ВСП.

Украинский феномен: судьи-обличители

Один из самых непростых случаев - давление на судью изнутри, например, со стороны руководства суда.

Так, конфликт между председателем Октябрьского райсуда Полтавы Александром Струковым и судьей этого же суда Ларисой Гольник начался несколько лет назад. Весной 2014 г. в Октябрьский райсуд Полтавы поступило дело об административном правонарушении в отношении мэра Полтавы Александра Мамая. В 2013 г. прокуратура заподозрила градоначальника в выделении ряда земельных участков своей падчерице под строительство торговых павильонов. 14 января 2015 г. А. Мамайпришел в Октябрьский райсуд Полтавы, при посредничестве А. Струковавстретился с судьей Л. Гольник и предложил ей закрыть дело. Судья отказалась это сделать, а вскоре информация о действиях мэра и председателя суда стала достоянием общественности. Конфликт чрезвычайно затянулся, в него постепенно оказались вовлечены различные политические силы и общественные организации.

Непростые отношения сложились и между председателем Апелляционного суда Черкасской области Владимиром Бабенко и судьей этого же суда Сергеем Бондаренко. В ноябре 2013 г. начался уже открытый конфликт. Тогда В. Бабенко вызвал к себе С. Бондаренко и потребовал, чтобы судья вынес решение по одному имущественному спору в пользу местного предприятия «Азот». Судья отказался это сделать и записал разговор с председателем на диктофон. После этого отказа у С. Бондаренко начались проблемы в суде. В 2015 г. аудиозапись была обнародована, а информация о действиях В. Бабенко была оглашена на XIII съезде судей. В ответ В. Бабенко заявил о давлении на него со стороны С. Бондаренко и его защиты и даже о покушении на свою жизнь. 27 июня 2017 г. ВККС рекомендовала уволить В. Бабенко с должности судьи. Впрочем, Высший совет правосудия пока не рассматривал дела ни А. Струкова, ни В. Бабенко.

Заявляет о давлении со стороны руководства суда и судья Южноукраинского городского суда Николаевской области Елена Волкова.

Для судей - презумпция виновности

По результатам опроса в 2016 г. 5,5% украинских судей признались в получении угроз от прокуратуры за отказ выносить «нужные решения». Об этом сказано в оценочном отчете экспертов Группы государств Совета Европы против коррупции (GRECO).

«Группа экспертов GRECO хочет привлечь внимание к одной особой угрозе независимости судей, а именно к использованию прокурорами определенных уголовных преступлений, в т. ч. «Постановление судьей (судьями) заведомо неправосудного приговора, решения, определения или постановления» (ст. 375 Уголовного кодекса Украины), как средства давления на судей», - говорится в отчете. Зато ст. 376 УК, которая запрещает вмешательство в деятельность судебных органов, на практике используется редко.

По данным международных экспертов, проведенный в 2016 г. опрос показал существование давления на судей в виде угроз. В связи с этим в GRECO подчеркнули, что толкование закона, оценивание фактов или доказательств, которые осуществляют судьи для решения дела, не должны быть поводом для уголовной ответственности, кроме случаев преступного умысла. Но к сожалению, так уж сложилось, что украинское общество по-прежнему верит в «презумпцию виновности» любого судьи. Поэтому судьям придется приложить еще немало усилий, чтобы получить не только защиту от Высшего совета правосудия и других уполномоченных органов, но и поддержку, объективную оценку их работы от граждан.

Комментарии 

Ольга Шалпегина, судья Заводского районного суда Запорожья

- Относительно процедуры, срока и результатов рассмотрения сообщения судей Заводского районного суда Запорожья Ольги Шалпегиной, Лилии Андрюшиной и Ларисы Меркуловой о вмешательстве в деятельность по осуществлению правосудия могу сообщить о таких фактах.

Указанное обращение было инициировано судьями 26 января 2017 г. По состоянию на 18 октября (т. е. по истечению более 8 месяцев) имеем следующие результаты. 22.09.2017 Высший совет правосудия обратился в суд с запросом о предоставлении копии аудиозаписи судебного заседания, во время которого, по мнению судей, состоялось вмешательство в их деятельность. 01.10.2017 запрашиваемая информация предоставлена судом. На сегодня сведения о внесении в повестку заседания ВСП обращения судей на официальном сайте учреждения отсутствуют.

Что касается действий со стороны Генеральной прокуратуры, то 03.02.2017 обращение судей было направлено в прокуратуру нижестоящего уровня. 15.02.2017 следственным отделением Заводского ОП Днепровского ОП ГУНП Украины в Запорожской области по заявлению судей было начато уголовное производство №12017080030000472 по ч. 1 ст. 376 УК Украины. В настоящее время следствие продолжается.

Учитывая изложенное, о результатах рассмотрения обращения судей говорить рано, учитывая их отсутствие.

В то же время, хочу обратить внимание на еще один актуальный вопрос, касающийся интересов судей. Вместе с обращениями в Высший совет правосудия и Генеральную прокуратуру Украины о вмешательстве в деятельность по осуществлению правосудия судьями был инициирован вопрос дисциплинарной ответственности адвокатов за нарушение Закона Украины «Об адвокатуре и адвокатской деятельности» и Правил адвокатской этики. В дальнейшем аналогичное обращение было поддержано и членом Высшего совета правосудия.

Решением квалификационно-дисциплинарной комиссии адвокатуры Днепропетровской области №45/ДПВ-17 от 26.04.2017 в возбуждении дисциплинарного дела в отношении адвокатов было отказано. Это решение было обжаловано мной 25 мая 2017 г. путем обращения в Высшую квалификационно-дисциплинарную комиссию адвокатуры (ВКДКА). Рассмотрение моей жалобы Комиссия впервые назначила аж на 27 сентября 2017 г. 9 октября в адрес суда поступило сообщение №1977 от 02.10.2017 заместителя председателя ВКДКА об отложении рассмотрения моей жалобы. Ни причин, по которым рассмотрение было отложено, ни даты следующего заседания указанное сообщение не содержало.

Таким образом, в течение 4 месяцев ВКДКА не обеспечила рассмотрение жалобы судьи и не решила вопрос об определении даты следующего заседания. А вообще поданная судьями 25 января 2017 г. жалоба по привлечению адвокатов к дисциплинарной ответственности остается нерассмотренной по существу в течение 7 месяцев.

Подытоживая изложенное, хочу отметить, что мои коллеги, судьи более старшего поколения в настоящее время не поддерживают меня в начатом деле, перестали надеяться на положительные сдвиги и возможность принятия соответствующими органами мер по обеспечению гарантий независимости судей. Указанное обстоятельство, а именно отсутствие солидарности и поддержки со стороны коллег является самой большой проблемой для меня на сегодняшний день.

Павел Вовк, председатель Окружного административного суда Киева

- Критерием потенциальной эффективности органа власти в первую очередь является качество нормативной регламентации его деятельности в исследуемой сфере. Так, проанализировав соответствующие требования профильного закона, усматривается, что наиболее действенным механизмом защиты судей от вмешательства в их деятельность по осуществлению правосудия, реализовывать который уполномочен Высший совет правосудия, является механизм внесения представления соответствующим органам или должностным лицам об обнаружении и привлечении к установленной законом ответственности лиц, которые совершили действия или допустили бездействие, нарушающее гарантии независимости судей или подрывающее авторитет правосудия. Другие же приведенные в Законе «О Высшем совете правосудия» инструменты, такие, в частности, как осуществление публичных заявлений и обращений, инициация принятия правовых актов в сфере обеспечения независимости судей и авторитета правосудия, в сегодняшних реалиях, к сожалению, редко находят соответствующий отклик у адресатов.

Вместе с тем, и внесение указанных выше представлений соответствующим органам или должностным лицам вряд ли можно назвать соотносительным способом защиты судей от вмешательства в их деятельность по осуществлению правосудия, ведь законодательно характер таких представлений не определен как обязательный к исполнению. Соответственно, их фактическая реализация будет зависеть исключительно от воли субъектов, к которым обратился Высший совет правосудия. Так, статья 188-32 КУоАП устанавливает ответственность соответствующих органов или должностных лиц только за непредоставление или несвоевременное предоставление ответа на такое представление Высшего совета правосудия, а не за его неисполнение.

Считаю, что более действенным и эффективным было бы, как минимум, определение на законодательном уровне обязательного к исполнению характера представлений Высшего совета правосудия о выявлении и привлечении к установленной законом ответственности лиц, которыми совершены действия или допущено бездействие, нарушающее гарантии независимости судей или подрывает авторитет правосудия. Соответственно, в случае получения такого представления правоохранительными органами, последние должны быть законодательно обязанными внести соответствующие сведения в ЕРДР и начать досудебное расследование, сообщив об этом как Высшему совету правосудия, так и соответствующему судье, вмешательство в профессиональную деятельность которого имело место.

При этом, Высший совет правосудия должен быть уполномочен на осуществление реального и оперативного контроля за выполнением направленного им представления, что должно проявляться в предоставлении ему соответствующих полномочий по самостоятельному осуществлению производства по делу об административном правонарушении за его неисполнение в предусмотренные законом сроки.

По моему мнению, только путем внесения указанных изменений в законодательство будет возможно оценить эффективность такого инструмента как обращение в Высший совет правосудия в отношении вмешательства в деятельность судьи по осуществлению правосудия, поскольку только тогда указанный орган будет иметь реальный механизм влияния в сфере обеспечения независимости судей и авторитета правосудия от незаконного вмешательства. Сейчас же этот вопрос находится в плоскости, ответственность за которую несет законодатель.

Александр Форощук, судья Старобельского районного суда Луганской области

- Что касается нашего обращения в ВСП, в августе с. г. в Старобельский районный суд Луганской области поступила телефонограмма такого содержания: «Украинский национальный корпус начинает бескомпромиссную борьбу за права воинов АТО. В случае принятия любым судьей относительно воина АТО решения об аресте или другом ограничении свободы, нарушении прав такой судья, а также глава суда будут уничтожены». Аналогичные телефонограммы поступили в Меловский и  райсуды.

Наш суд в таких случаях (а их было немало) одновременно обращался в Генеральную и областную прокуратуры, Национальную полицию, уведомлял Государственную судебную администрацию, Совет судей Украины. Также мы обращались в Высший совет правосудия.

Последняя информация от правоохранителей: ведется расследование, установлен номер телефона, с которого прислали телефонограмму, но пока никого не нашли.

Впрочем, в силу специфики региона такая телефонограмма по сравнению с другими случаями (например, захватом суда воинским подразделением) - мелочь. Добровольческие батальоны могли зайти в суд для того, чтобы «поддержать побратима», в полном вооружении и высказывать мнение, какое решение судья должен принять. А из охраны у нас один полицейский с резиновой палкой.

Один из судей нашего суда ушел в отставку после определенных событий. Сложно было поступить иначе, когда приходят с автоматом в кабинет и говорят: «Ваша честь, принять решение надо вот так». Но этот случай не был задокументирован.

К слову, и этого одного полицейского у нас хотят забрать - снять круглосуточную охрану в области. Служба судебной охраны пока создана только на бумаге, и сотрудника фактически нам дает «взаймы» Нацполиция.

После того, как с конца 2015 г. стала действовать военная служба правопорядка, случаев прямого воздействия стало меньше. Давление на суд теперь в основном в прессе. Но это не означает, что суд не нуждается в охране.

Алексей Мягкий, судья Ленинского райсуда Кировограда

- Высшим советом правосудия проведена проверка по сообщению судьи Ленинского райсуда Кировограда Леонида Плохотниченко о вмешательстве в его деятельность по осуществлению правосудия должностных лиц прокуратуры Кировоградской области. В своем решении по результатам рассмотрения обращения №2151/0/15-17 от 18.07.2017 ВСП установил, что действия должностных лиц прокуратуры Кировоградской области по внесению в ЕРДР сведений об уголовном правонарушении - вынесении постановления следственным судьей Л. Плохотниченко может быть попыткой вмешательства в осуществление правосудия и давления на судью с целью получения желаемых прокуратуре результатов в будущей деятельности, манипулирования действиями судьи. Рассмотрев сообщение, ВСП пришел к выводу о наличии оснований для внесения в Генеральную прокуратуру Украины представления о выявлении и привлечении к установленной законом ответственности лиц, которые совершили указанные действия, нарушающие гарантии независимости судей.

Кроме того, следственным судьей Л. Плохотниченко 15.08.2017 и 19.08.2017 направлены в адрес ВСП и Генерального прокурора Украины сообщения о вмешательстве в деятельность судьи по осуществлению правосудия. Предпосылками направления таких сообщений стали факты внесения должностными лицами прокуратуры Кировоградской области в ЕРДР сведений: 09.08.2017 - о совершении судьей уголовного правонарушения по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 366 УК; 10.08.2017 - о совершении судьей уголовного преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 375 УК Украины.

Также следственный судья считает давлением бездействие прокуроров по неявке в назначенные судебные заседания, а в случаях присутствия - непредоставление необходимых объяснений со ссылкой на неосведомленность в деле и невладение необходимой информацией. На сегодня по вышеприведенным уголовным производствам не проведено ни одно следственное действие с участием судьи Л.  Плохотниченко, сотрудников или администрации суда.

Татьяна Малашенкова, секретарь второй дисциплинарной палаты Высшего совета правосудия

- Ранее вмешательством в деятельность судей частично занимался Совет судей Украины. Он получал заявления от судей и вел соответствующий реестр. Принимать эффективные меры этот орган не мог, поскольку законодатель не наделил его такими полномочиями.

Теперь, когда ВСП определен как коллегиальный конституционный орган, главной целью деятельности которого является создание независимой судебной власти, предоставление ему полномочий по обеспечению независимости судей и повышению авторитета судебной власти является верным решением. Полагаю, законодатель все сделал правильно.

Что касается действенности реакции Высшего совета правосудия на сообщения о вмешательстве в деятельность судей, то нужно понимать, что несообщение о давлении на судью, или о возможном давлении на него, или даже о том, что судья может расценивать как давление, уже является видом дисциплинарной ответственности. Поэтому судьи обязаны сообщать о таких фактах. Правда, сами судьи еще до конца не понимают, что именно является давлением, несмотря на рекомендации Европейского суда и других международных правовых организаций.

Не придают значения своему поведению и другие стороны судебного процесса. Простой разговор с судьей о его правовой позиции в конкретном судебном деле может расцениваться как давление, ведь свою правовую позицию судья формирует во время судебного заседания на основании доказательств, предоставленных сторонами.

Также правильным решением является публичное ведение реестра о вмешательстве в деятельность судей. Теперь каждый может убедиться, обращался ли судья при определенных обстоятельствах с сообщением о давлении на него или нет. Законодатель очень правильно обязал судей обращаться не только в ВСП, но и к Генеральному прокурору. Тем самым он заставляет реагировать на факты давления на судей и Генпрокуратуру: они должны вносить все сообщения в Единый реестр досудебных расследований и затем передавать для проведения расследования.

К сожалению, на практике всем этим действиям органы прокуратуры не придают должного значения. Генпрокуратура спускает сообщения на уровень местных прокуратур, а те направляют их в полицию. В итоге сообщение судьи часто не вносится в ЕРДР якобы из-за отсутствия оснований. ВСП в таких случаях приходится прямо обращаться в Генпрокуратуру с ходатайствами о проведении служебного расследования и привлечении виновных лиц к ответственности. Этот метод действует и, по данным, полученным от органов прокуратуры, в конце концов информация вносится в ЕРДР, после чего начинается проверка.

ВСП также обращается в Генпрокуратуру относительно предоставления информации о реакции органов прокуратуры на сообщения судей. По такой информации сразу видно, насколько эффективно работает прокуратура.

Недавно у нас состоялась встреча с международными экспертами по поводу составления годового отчета об обеспечении независимости судей в Украине. Этот отчет предназначен не только для судей, но и для всего общества, каждого гражданина, который может и должен пользоваться услугами судебной власти. Кроме того, мы сами заинтересованы увидеть анализ эффективности наших методов. Это даст нам возможность откорректировать возникшие проблемные моменты. Возможно, для этого необходимо будет вносить изменения в закон.

Алла Лесько, секретарь первой дисциплинарной палаты Высшего совета правосудия

- Следует отличать два аспекта обеспечения независимости судебной власти:

  • первый - закрепление соответствующих гарантий на законодательном уровне;
  • второй - соблюдение всеми субъектами правоприменения требований законодательства, которыми предусмотрены такие гарантии.

На сегодняшний день законодательством закреплено достаточно гарантий обеспечения институциональной независимости судебной власти, однако на практике такая независимость не всегда обеспечивается, т. е. предусмотренные законодательством нормы нарушаются.

Так, к полномочиям ВСП отнесено принятие мер по обеспечению авторитета правосудия и независимости судей, одной из которых является внесение в соответствующие органы или должностным лицам представлений о выявлении и привлечении к установленной законом ответственности лиц, которыми совершены действия или допущена бездеятельность, что нарушает гарантии независимости судей или подрывает авторитет правосудия. КоАП даже предусмотрена административная ответственность за невыполнение законных требований ВСП, его органа или члена (ст. 188-32), а УК Украины - ответственность за препятствование деятельности ВСП (ст. 351-2).

Однако существуют факторы, из-за которых это не всегда срабатывает. Как показывает обнародованный на официальном веб-сайте ВСП реестр сообщений судей о вмешательстве в их деятельность по осуществлению правосудия, несмотря на принятые ВСП меры реагирования продолжают повторяться вопиющие случаи захвата помещений судов, срыва судебных заседаний и даже применения к судьям мер физического воздействия. Не исчезли также случаи давления на судей со стороны народных депутатов и прокуратуры. Правоохранительные органы не всегда эффективно реагируют на обращения судей о совершении неправомерных действий вблизи помещений судов или в них.

Ст. 73 Закона Украины «О Высшем совете правосудия» предусмотрены меры по обеспечению независимости судей и авторитета правосудия, одной из которых является подготовка в сотрудничестве с органами судейского самоуправления, другими органами и учреждениями системы правосудия, общественными объединениями и обнародование ежегодного доклада о состоянии обеспечения независимости судей в Украине. Над подготовкой этого доклада в ВСП уже работает соответствующая постоянная комиссия, состав которой утвержден решением ВСП №1333/0/15-17 от 30.05.2017. Целью этого доклада станет обобщение и анализ сообщений судей о вмешательстве в их деятельность по осуществлению правосудия, результатов рассмотрения этих сообщений, решений ВСП о принятии предусмотренных законом мер реагирования и анализ реагирования тех органов, в которые были направлены решения ВСП по этим вопросам (имели ли место адекватные действия, были ли они достаточными, компетентными и эффективными).

Этот доклад будет содержать конкретные выводы о состоянии обеспечения независимости суда в государстве и необходимые предложения по улучшению ситуации. Чрезвычайно важно, чтобы по результатам его обнародования состоялось широкое общественное обсуждение сделанных выводов с участием СМИ, общественности, правоохранительных органов, исполнительной и законодательной власти. Ведь независимость судебной власти - это, прежде всего, общественная необходимость. Нуждаясь в судебной защите, любое физическое или юридическое лицо в определенный момент может стать жертвой «права улицы» или псевдоактивистов, если другая сторона в его деле будет иметь реальную возможность профинансировать необходимую ей акцию, чтобы надавить на суд с целью принятия нужного именно ей судебного решения как в гражданском, так и в уголовном деле.

ВСП ставит своей целью определиться и с соответствующими последующими шагами, в т. ч. обратиться к субъектам права законодательной инициативы, органам, уполномоченным принимать правовые акты, с предложениями по обеспечению независимости судей и авторитета правосудия.

Важным шагом на пути к улучшению ситуации, по моему мнению, может стать создание Службы судебной охраны (подразделений, которые войдут в состав государственного учреждения «Служба судебной охраны» и будут осуществлять поддержание общественного порядка в суде; принимать меры по предотвращению и пресечению проявлений неуважения к суду; обеспечивать охрану помещений и другого имущества судов, органов судебной власти; осуществлять выполнение функций по государственной защите судей, работников аппарата судов и их близких родственников (родителей, жены, мужа, детей), безопасности участников судебного процесса).

Утверждение положения о Службе судебной охраны относится к полномочиям ВСП (п. 13 ч. 1 ст. 3 Закона Украины «О Высшем совете правосудия). Работа над ее созданием продолжается. Государственная судебная администрация неоднократно освещала хронологию создания Службы судебной охраны, и этот путь не является простым. Возможно, по результатам обнародования ежегодного доклада о состоянии обеспечения независимости судей в Украине удастся ускорить и успешно завершить этот процесс.

Сергей Бондаренко, судья Апелляционного суда Черкасской области

- Своим обращением в Высший совет правосудия относительно действий председателя Апелляционного суда Черкасской области Владимира Бабенко и руководителя аппарата я хочу показать, что ситуация годами не меняется. Председатель остается безнаказанным за свои поступки и не останавливается в действиях, направленных на нарушение моей независимости как судьи.

Содержание конкретно этого обращения в ВСП в том, что на меня был составлен акт за отсутствие на совещании в 2016 г., и по распоряжению главы суда я должен был написать пояснения. Впоследствии, 20 сентября 2017 г. глава суда назначил собрание, где в присутствии всех сотрудников суда и судей начал выяснять, почему я отсутствую, после чего, не имея полномочий по контролю судей, дал указание заместителю руководителя аппарата взять у меня пояснения. Хотя правом брать пояснения, что само по себе уже носит характер привлечения судьи к ответственности, наделен другой орган - дисциплинарная палата Высшего совета правосудия.

Как известно, безнаказанность порождает рецидив. И каждый день я ощущаю огромное сопротивление, слышу оскорбления в свой адрес, глава суда задействует в этом аппарат. В этих условиях мне необходимо выполнять свою работу по осуществлению правосудия. Если бы Высший совет правосудия или ВККС хотели остановить эту ситуацию, это не составило бы для них труда. ВККС больше 2 лет принимала решение в отношении В. Бабенко, хотя срок привлечения к ответственности - 3 года. (27 июня 2017 г. ВККС рекомендовала уволить председателя Апелляционного суда Черкасской области В. Бабенко. Дисциплинарное разбирательство в отношении этого судьи длилось с 2015 г. Основанием для решения ВККС стал ряд инцидентов в 2012-2015 гг., когда председатель суда требовал от судьи С. Бондаренко вынести ряд конкретных решений по гражданским спорам. Позднее В. Бабенко допустил в отношении С. Бондаренко ряд публичных некорректных высказываний. Еще в 2015 г. Совет судей Украины провел свое расследование конфликта в суде и установил нарушения положений Кодекса судейской этики, которые допустил В. Бабенко - прим.ред.).

Теперь В. Бабенко обжалует это решение ВККС. И я допускаю, что оно будет отменено. Сейчас представление ВККС передали в Высший совет правосудия, однако он не назначает заседание, ссылаясь на высокую загруженность.

На каждом шагу для меня создаются препятствия. В ВККС мне отказали в ознакомлении с материалами дела. Я даже не могу получить само решение ВККС. Попало дело в Высший совет правосудия - мой представитель обращается туда с просьбой ознакомиться с ним, однако и там мне отказали, хотя такое право предусмотрено законом.

Представьте, что у вас что-то болит. Вы пошли к врачу, вам назначили лечение - есть надежда, что боль остановится. Так же и я надеюсь, что это прекратится. Но не прекращается - месяц, год… Ситуация уже приобрела определенную гласность. Уже можно было бы остановиться. Но такое же хамское поведение продолжается.

Обращаться в ВСП фактически можно хоть каждую неделю, потому что каждую неделю повторяется то же самое. Но я обращаюсь только в тех случаях, когда нарушения входят в систему. С меня спрашивают за все - качество, сроки рассмотрения дел, но помочь мне никто не желает. Не могут остановить одного человека. Это наталкивает на определенные мысли - что он кому-то нужен. Поэтому я уже не верю в то, что получу какую-то защиту.

Что касается нынешнего моего обращения, то стоит добавить следующее. Введение такой должности, как руководитель аппарата, было очень продуманной схемой давления на судей. Организация работы суда полностью возложена на руководителя аппарата. Фактически у него полномочий больше, чем у председателя. Но тот полностью контролирует руководителя аппарата - последний назначается, привлекается к ответственности, получает поощрения и т. д. по представлению главы суда. И когда судье дезорганизуют работу, как делали со мной, то без помощи руководителя аппарата не обойтись. Но председателя суда невозможно привлечь за это к ответственности, потому что он лишь осуществляет контроль за эффективностью работы руководителя аппарата. Т. е. председатель фактически не отвечает ни за что, а руководителю аппарата судья не может ничего сделать. Как видим, этот момент был очень грамотно выписан теми, кто хотел управлять судами.

Лариса Гольник, судья Октябрьского районного суда Полтавы

- 16 марта с. г. я обратилась в Высший совет правосудия с жалобой о привлечении к дисциплинарной ответственности председателя Октябрьского районного суда Полтавы Александра Струкова за поведение, которое порочит звание судьи или подрывает авторитет правосудия, и просила провести проверку фактов вмешательства в мою деятельность.

Неправомерные действия А. Струкова проявились в том, что он нарушил мои трудовые права (это установлено решением суда), организовал оформление документов, на основании которых мне была уменьшена сумма судейского вознаграждения, с превышением полномочий выдал тенденциозную и неправдивую характеристику на меня, создал в коллективе невыносимую психологическую атмосферу, скрывал от меня служебную информацию и сведения, касающиеся меня лично.

Поплатилась я за принципиальную позицию, занятую мной при рассмотрении дела об административном правонарушении в отношении Полтавского городского головы Александра Мамая по ст. 172-7 КоАП, и за то, что выступила обличителем коррупционного преступления. Случилось это в конце 2014 г., когда я сообщила в правоохранительные органы о предложении мне неправомерной выгоды за вынесение судебного решения в интересах мэра. Роль посредника в переговорах со мной играл бывший заместитель городского головы Дмитрий Трихна. Сейчас в отношении него Киевским районным судом Полтавы осуществляется судебное разбирательство уголовного производства по ч. 3 ст. 369, ч. 1 ст. 376 УК Украины. В нем я признана потерпевшей. В то же время, НАБУ расследует причастность мэра и других лиц к событиям, которые инкриминируются Д. Трихне.

Во время досудебного расследования дела Д. Трихны А. Струков в категорической форме отказался давать показания. Затем, будучи вызванным на судебное заседание в качестве свидетеля, дал ложные показания против меня в подтверждение возбужденного по заявлению А. Мамая уголовного производства о якобы провоцировании мной мэра к совершению преступления.

Считаю, что система мер негативного влияния со стороны председателя суда направлялась на то, чтобы помешать реализации моих прав как потерпевшего и отомстить мне за непокорность. Поведение А. Струкова имеет признаки давления на меня как судью.

Рабочая группа Совета судей Украины в мае 2017 г. провела проверку моих обращений и отметила избирательность и предвзятое отношение руководства суда ко мне, что коллектив судей устранился от разрешения кризисной ситуации и способствовал усугублению конфликта, и это повлияло на авторитет судебной власти в целом. Однако судьи Октябрьского районного суда Полтавы снова избрали председателем суда А. Струкова.

7 сентября Совет судей Украины признал недопустимыми поведение, решения и действия председателей судов, нарушающие законодательство о едином статусе судей, рекомендовал собранию судей Октябрьского районного суда Полтавы рассмотреть вопрос о целесообразности дальнейшего пребывания в должности председателя суда А. Струкова. Председателю ССУ Валентине Симоненко было поручено обратиться в ВСП с жалобой о привлечении А. Струкова к дисциплинарной ответственности.

Днем ранее Национальное агентство по предупреждению коррупции вынесло предписание на имя председателя Высшего совета правосудия Игоря Бенедисюка о привлечении А. Струкова к ответственности за нарушение Закона «О предотвращении коррупции» в части подвергания мерам негативного влияния меня как обличителя коррупционного преступления.

В Высший совет правосудия обратилась и уполномоченный Верховной Рады по правам человека Валерия Лутковская с просьбой о безотлагательном рассмотрении моих заявлений. Омбудсмен отметила, что «государственные органы должны надлежащим образом реагировать на любые проявления давления на судью. Особого внимания заслуживают ситуации, когда такое давление осуществляется на судью коллегами, другими судьями, поскольку такие случаи имеют высокий риск остаться невыявленными в связи с корпоративной этикой». Высший совет правосудия не отреагировал на указанные обращения, сославшись на большую нагрузку.

Между тем организованное представителем мэра в суде во взаимодействии с А. Струковым (они поддерживают близкие отношения) преследование меня не прекратилось. 2,5 года я не совершаю судопроизводство, но в отношении меня направляют жалобы по нарушению судейской этики, требований несовместимости. В ЕРДР вносят сведения о якобы совершенных мною преступлениях. Против меня подан ряд исков, в частности о защите чести и достоинства. Существует риск, что критическая масса этих необоснованных, надуманных обвинений может повлиять на членов Высшего совета правосудия при решении вопроса о назначении меня судьей бессрочно.

Высший совет правосудия является тем органом, который должен своевременно и надлежащим образом защитить судью от давления. Но до сих пор мои нарушенные права не восстановлены. У меня остается единственный способ защитить свое доброе имя - привлекать общественное внимание к ситуации, в которой я нахожусь. Думаю, моя публичность, активная гражданская позиция только повышают авторитет судебной власти. Мое поведение развенчивает миф, что все судьи - коррупционеры, порождает надежду, что систему «корпоративной этики» защиты непорядочных судей, которые используют свои должности для обогащения, можно изменить. Промедление же с обеспечением защиты обличителя свидетельствует о толерантном отношении государства к возможности влияния на судью, порождает ощущение безнаказанности у тех, кто оказывает это давление, имеет холодящее влияние на судей, которые тоже могли бы заявить о неправомерном вмешательстве в их деятельность председателей судов.

Алексей Маловацкий, член Высшего совета правосудия

- По состоянию на сентябрь 2017 г. в ВСП поступило 230 материалов по обеспечению независимости судей. Из них рассмотрен 51, из которых по 23 приняты решения об отказе в принятии мер и по 25 - о принятии мер обеспечения независимости судей. Указанные полномочия предоставлены ВСП на основании ст. 73 Закона «О Высшем совете правосудия» от 21.12.2016. В случае признания в решении Совета наличия фактов вмешательства в деятельность судей ВСП обращается в органы прокуратуры и полиции с целью расследования этих фактов и уведомления Совета о результатах уголовных расследований.

Конечно, не все случаи признаются Советом вмешательством в деятельность судьи во время совершения правосудия. Например, публикация критической оценки деятельности судей в СМИ накануне судебного заседания вряд ли будет вмешательством. Однако допрос судьи органами прокуратуры относительно принятия решения в совещательной комнате в конкретном деле при отсутствии уголовного производства по факту постановления неправосудного судебного решения является ничем иным, как вмешательством, что запрещено ст. 126 Конституции и ст. 48 Закона «О судоустройстве и статусе судей». Аналогично Советом были признаны вмешательством в правосудие прямые угрозы со стороны посторонних лиц во время судебных заседаний, такие как захват зала судебного заседания в одном из киевских районных судов и освобождение из-под стражи подозреваемого в совершении уголовного преступления.

Обращения о вмешательстве в осуществление правосудия имеют тенденцию к росту, что вызвано, с моей точки зрения, требованием закона об обязанности судей сообщать о вмешательстве (несообщение такого факта влечет дисциплинарную ответственность). В этой части, по моему убеждению, законодатель должен был определить, какие случаи следует считать вмешательством в правосудие. К сожалению, такая норма отсутствует, и только из анализа решений ВСП можно сделать вывод, что вмешательство в большей части является действиями умышленного противоправного характера, направленными на принятие или воздержание от принятия судьей определенного судебного решения.

Также, несмотря на то обстоятельство, что ст. 79 содержит не исчерпывающий перечень мер, которые может принимать ВСП, с моей точки зрения, следовало бы предусмотреть обязанность органов предварительного расследования в обязательном порядке начинать досудебное расследование по обращению ВСП и расследовать факты вмешательства в деятельность судов и судей. Однако такая норма тоже отсутствует.

Вячеслав Курдюков, председатель Токмакского районного суда Запорожской области

- При рассмотрении уголовного производства №324/1577/15-к коллегией судей Токмакского районного суда в составе председательствующего судьи Ольги Погребной, судей В. Курдюкова и Людмилы Петренко 23.03.2017 поступило сообщение физических лиц и представителей общественных организаций об их намерении присутствовать на всех судебных заседаниях при рассмотрении данного уголовного производства для осуществления контроля над судебным процессом с целью недопущения нарушения прав человека, и за беспристрастностью судей. Кроме того, указанные лица в своем обращении требовали изменить обвиняемому в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 115 УК Украины, меру пресечения на не связанную с содержанием под стражей.

Указанное сообщение об осуществлении контроля по уголовному производству расценено судьями как вмешательство в судебную деятельность и оказание давления на суд для принятия нужного решения, что запрещено Конституцией Украины. По факту вмешательства в деятельность судей мы обратились с соответствующим сообщением в ВСП, Совет судей Украины и к Генеральному прокурору Украины. Сведения о принятых по результатам указанного уведомления решениях в настоящее время в суд не поступали

Николай Фесюра, председатель Хозяйственного суда Черниговской области

- Судья Андрей Сидоренко в установленный Законом «О судоустройстве и статусе судей» срок обратился в Высший совет правосудия и к Генеральному прокурору Украины с заявлением о проверке факта вмешательства в деятельность Хозяйственного суда Черниговской области со стороны ПАО АБ «Укргазбанк» при рассмотрении дела №927/84/16 о признании банкротом ОАО «Трест «Киевгорстрой-1» имени М. П. Загороднего» и наличия в действиях представителя банка признаков состава уголовного преступления, предусмотренного ст. 376 УК.

24.04.2017 собранием судей Хозяйственного суда Черниговской области принято решение об уведомлении Высшего совета правосудия о факте вмешательства в деятельность судьи А. Сидоренко по поводу осуществления правосудия при рассмотрении дела о банкротстве №927/84/16. Указаное сообщение 26.04.2017 отправлено в Высший совет правосудия.

Виктория Кицюк, судья Соломенского районного суда Киева

- С 30.09.2016, когда вступили в силу положения Закона Украины «О судоустройстве и статусе судей», на законодательном уровне закреплена и действует обязанность каждого судьи обратиться с заявлением о вмешательстве в его деятельность по осуществлению правосудия в Высший совет правосудия и Генеральную прокуратуру Украины. Независимость судьи является не его личной привилегией, а главным условием обеспечения верховенства права, эффективной защиты прав и свобод человека и гражданина, прав юридических лиц. Впервые в условиях независимой Украины предусмотренный на законодательном уровне инструмент обращения с заявлениями в конституционный орган о вмешательстве в деятельность профессионального судьи и посягательстве на его независимость можно считать положительной тенденцией в системе средств правовой защиты. Благодаря открытому реестру заявлений судей о вмешательстве в их деятельность на сайте ВСП любой человек на сегодняшний день может как удостовериться в количестве таких заявлений, так и ознакомиться с их содержанием. Также каждый имеет возможность прочитать принятое решение по результатам рассмотрения соответствующего заявления. Так, с 12.10 по 31.12.2016 поступило 23 заявления судей, по которым в 2017 г. принято 10 решений, из них 8 - о принятии мер по обеспечению независимости судей, 2 - об отказе в принятии таких мер. С января по сентябрь 2017 г. поступило уже 207 заявлений, по которым принято 36 решений, из них 23 - об отказе, 13 - о принятии мер по обеспечению независимости судей, при этом 2 заявления объединены фактически в одно производство, поскольку принято одно решение (одинаковые обстоятельства, но разные заявители). Еще по двум заявлениям - от председателя ОО «Ассоциация хозяйственных судей Украины» и президента ОО «Всеукраинская ассоциация административных судей» - вопросы исключены с реестра, предоставлено разъяснение о том, что ВСП, согласно ст. 73 Закона о ВСП,принимает меры по обеспечению независимости судей и авторитета правосудия по собственной инициативе, по обращению судьи, судов, органов и учреждений системы правосудия. Еще по трем заявлениям ВСП приняты решения 11.10.2017, но они на сегодняшний день пока недоступны к прочтению и, соответственно, не учитывались в приведенной статистике.

Можно ли говорить об оперативности рассмотрения и «мгновенности» реакции ВСП на такие заявления? Действующим законодательством, к сожалению, не предусмотрены конкретные сроки рассмотрения ВСП заявлений судей о вмешательстве в их деятельность. Регламентом ВСП установлен лишь срок опубликования соответствующего решения после его принятия по результатам рассмотрения таких заявлений. Но не исключаю, что само по себе опубликование обращений судей о давлении и вмешательстве в их деятельность можно считать своего рода «мгновенной» реакцией ВСП. Также полагаю, что публикация и фактически таким образом публичное разглашение судьей обстоятельств такого, по его мнению, давления на него в некоторых случаях может как прекращать определенное воздействие, так и выступать сдерживающим фактором для третьих лиц на предмет того, что в случае совершения в будущем подобных действий они могут «пофамильно» оказаться в соответствующем реестре с последующей проверкой изложенных обстоятельств и определенным «публичным сопровождением» такой проверки.

Безусловно, для каждого имеет первоочередное значение рассмотрение именно его заявления в кратчайшие сроки, тем более, когда обстоятельства касаются человека, ответственного за принятие окончательных решений относительно жизни, свободы, прав, обязанностей и собственности граждан, при том, когда такой человек связывает эти обстоятельства со своей профессиональной деятельностью. Однако следует помнить, что сам процесс проверки включает, как минимум, получение или/и заслушивание пояснений от лица, которое обратилось с таким заявлением, и от всех тех, о ком упоминается в этом заявлении, истребование вещей и/или документов и т. д. На все это необходимо время. Также, рассуждая об оперативности, следует определиться с тем, что является более важным: скорость рассмотрения или его полнота и всесторонность? «Мгновенность» реакции или обоснованность принятого решения? Скорее всего, в обоих случаях второе. Более того, цель данного института, мне кажется, даже не в скорости реакции ВСП на заявление судьи, а в своевременной и надлежащей реакции тех, кому, собственно, и будет после проверки при наличии соответствующих оснований адресовано решение ВСП, и в недопущении оснований для подобного обращения судьи в будущем. Поэтому эффективности данному институту, по моему мнению, придаст не только опубликование заявлений судей и решений ВСП по результатам рассмотрения таких заявлений, но и сообщение обществу публично, в частности, на сайте ВСП, о реакции тех, кому непосредственно такие решения адресованы. Чтобы было понятно, не только из-за чего все началось, но и чем все завершилось. Наличия такой реакции исключительно в деле, находящемся в распоряжении ВСП, при нынешних реалиях, к сожалению, недостаточно, поскольку самим решением ВСП о принятии мер по обеспечению независимости судей и авторитета правосудия вряд ли можно ограничиться, говоря об эффективном средстве правовой защиты в борьбе за независимость.

Анализ опубликованных на сайте ВСП решений свидетельствует о том, что уже сейчас есть необходимость в обобщении критериев оценки Советом обстоятельств, по которым принимаются такие решения по заявлениям судей о вмешательстве в их деятельность, чтобы в дальнейшем минимизировать количество обращений. Например, где нет вмешательства, а имеет место высказывание теми или иными лицами своих мыслей, предположений, даже критики в адрес суда, судьи; где нет вмешательства, а имеет место злоупотребление участниками процесса своими процессуальными правами; где нет вмешательства, а имеет место ситуация, обстоятельства которой не связаны с осуществлением данным судьей правосудия по конкретному делу, и т. п. Важно также в дальнейшем (путем уменьшения) ускорить рассмотрение тех заявлений, где действительно есть вмешательство, и даже снять ответственность с судьи за несообщение о вмешательстве из-за, прежде всего, неясности этих критериев для самого судьи.

Елена Волкова, судья Южноукраинского городского суда Николаевской области

- Судья - это образец общественной морали, с высоким уровнем общечеловеческих ценностей и профессиональных качеств. Последние события предложили обществу обновленный тип судьи, который вызывает доверие и уважение, судьи, находящегося на одной социальной ступени с обществом, который отличается глубоким уровнем объективности и порядочности.

Работая 14 лет на ниве правосудия и имея за плечами огромный опыт, на грани нового видения судебной системы я ощущаю себя незащищенной не только как судья, но и как человек с позиции общечеловеческого права в нашем государстве. На основании сообщения о вмешательстве в мою деятельность как судьи от 24.03.2017 (вх. №507/0/6-17) по результатам проверки Высшего совета правосудия 8 августа 2017 г. было принято решение об отказе в моем обращении. Это решение вызвало у меня возмущение и непонимание, ведь именно на коллег я возлагала надежды на повышение моей веры в защиту государства в отношении лиц, которые внедряют в жизнь основные правовые постулаты. Данное решение является определяющим для моего авторитета как судьи и влияет на карьеру судьи и авторитет судебной власти.

Обратимся к хронологии проверки и событий, которые ей предшествовали. Началось все с вмешательства в работу суда четырех полицейских, которые в течение 5 часов находились в помещении суда с двумя понятыми исключительно с целью вручения судье протокола об административном правонарушении по ст. 172-6 КоАП. Целесообразность расходования рабочего времени этих полицейских оправдывается разве что названием закона. Учитывая процедуру вручения административного протокола, который был напечатан полицейскими заранее и который они перепутали с подозрением, можно обоснованно считать, что они действовали умышленно, ведь по сценарию в здании суда уже ждала журналистка, которую председатель суда поощряет и которая является важным рычагом воздействия на мнение общества. При этом были сознательно проигнорированы права участников процесса, которые пришли и ждали рассмотрения своих дел.

Наличие понятых, имитация вручения подозрения и т. д. создавали необходимый антураж в духе 1937 года. Почему? Наверное, «совковые подходы» до сих пор действуют в нашем государстве. Полицейские пришли в мой рабочий кабинет в мое рабочее время, чем фактически блокировали работу судьи и демонстрировали силу. Соотношение таких действий государства через трехшаговый тест по практике ЕСПЧ является явно непропорциональным и не может быть оправдано действиями полицейских. Действия работников полиции были своевольными, недопустимыми в демократическом государстве по отношению к судье и к человеку.

 

Группы в социальных сетях: Группа Донбасс информационный в ВКонтакте   Группа Донбасс информационный в Facebook   Группа Донбасс информационный в Googleplus   Донбасс информационный в Одноклассниках   Донбасс информационный в Твиттере
Отправить пост в социальную сеть:
Google +


Loading...
stat24.meta.ua
Copyright © 2011 - 2017 | www.donbass-info.com | При копировании информации с сайта активная ссылка обязательна!