новости, достопримечательности, история, карта, фотогалерея Донецкой области
Донбасс информационный - путеводитель по Донецкой области
Loading...

Новости Донецкой области (Донбасса) и Украины

5 января 2018 года

Владимир Брынзак: Отношения с россиянами у нас нормальные, не надо переносить в спорт политику

Владимир Брынзак 

Сборная Украины по биатлону - главная надежда нашей страны на зимних Олимпийских играх в корейском Пхенчхане, которые пройдут с 9 по 25 февраля.

"Апостроф" пообщался с президентом Федерации биатлона Украины (ФБУ) Владимиром Брынзаком. Глава украинского биатлона рассказал о подготовке к Олимпиаде, развитии биатлона в Украине, проблемах, с которыми сталкивается ФБУ, и отношениях украинских и российских спортсменов.

Вашему вниманию первая часть интервью, которой apostrophe.ua открывает спецпроект, посвященный Олимпиаде-2018.

- Позади три этапа Кубка мира. Как оцениваете наши результаты по итогам осенней части сезона?

- Есть как позитив, так и негатив. Позитив в том, что медаль завоевала Юлия Джима, которая в неплохом состоянии. Очень рады, что вернулись сестры [Вита и Валя] Семеренко. Было очень важно понять, могут ли они в полном объеме пройти ту летнюю подготовку, учитывая их мотивацию, показать результат, который может давать нам шанс бороться за медали. Мы уже видим, что это у них выходит. И Вита, и Валя сейчас готовы процентов на 70, но уже мы знаем, что они могут бороться. И еще есть время, чтобы привести их в боевой пик функционального состояния, который должен прийтись на февраль.

Проблемы у некоторых мужчин. У Сергея Семенова небольшие проблемы есть. Сейчас разбираемся с его состоянием здоровья. У него возникли проблемы, которые надо решать. И, к сожалению, в мужской команде короткая скамейка запасных, поэтому каждый спортсмен у нас на вес золота, как говорят, чтобы никто не заболел, потому что как раз мы рассчитываем на эту четверку, и уже пятого равноценного для замены у нас, к сожалению, сегодня нет.

- С чем связано такое возвращение Виты и Вали Семеренко в этом сезоне? Они показывают такую же хорошую форму, как и в лучшие времена.

- Мотивация – такая же, как и после возвращения Пидгрушной. Когда Елена вернулась и в первый год показала очень хорошие результаты. Это зависит от настроения, от психологической мотивации. Они чувствуют нашу поддержку и очень хотят проявить себя в этом олимпийском сезоне – это основное.

- Что касается мужской команды. Женщины всегда выступают достаточно хорошо. Сейчас в общем зачете Кубка мира три наших девушки в первой десятке. Мужчины же по сравнению с прошлым сезоном показывают довольно слабые результаты. Как это можно объяснить?

- Мы готовимся к Олимпиаде, чтобы пик был там, поэтому увидим, что будет весной. Конкуренция намного выше в мужском биатлоне. Мужчины, если выходят на высокий уровень, то держатся там 10-15 лет.

Что касается девушек, то одна замуж выходит, другая закончила. (Группа лидеров) меняется часто. У лидеров, видите, какие сегодня проблемы. У той же [Габриэлы] Коукаловой, у других девушек не все так однозначно.

Поэтому я думаю, что мы постараемся из этих четверых, которые у нас есть, сделать результат. Хотя это не так просто, потому что все тренируются, все хотят, у всех есть условия. Возможно, даже намного лучше, чем у нас – и с оснащением, и лыжами, и парафинами. И мы стараемся. Видим по некоторым гонкам, что у нас лыжи плохо работали, как в последней гонке, в массовом старте. Есть еще резерв, который надо использовать, чтобы показать наши лучшие результаты.

- А в женской команде то, что показывают наши девушки, в принципе, неплохо. Но каковы предпосылки для того, чтобы улучшать результаты?

- Это как раз сбор, который сейчас проходит в Поклюке в горах. И, потихоньку, смена работы, которую им сейчас дают. Их сейчас держат в такой большой нагрузке, чтобы загрузить по максимуму. В январе – сбросить нагрузки, делать больше скоростной работы. И тогда они должны разбежаться и бежать лучше, чем сейчас.

- А довольна ли Федерация работой иностранных тренеров, которые сейчас возглавляют мужскую и женскую команды (тренер мужчин Юрай Санитра и женский тренер Урош Велепец)? Какую вы дадите оценку их работе?

- Я дам оценку после Олимпийских игр.

- А на сегодняшний день...

- У них есть карт-бланш, у них есть доверие, у них есть абсолютно все возможности работать. А теперь надо только дождаться, что у них получится. Они – тренеры с именами, которые готовили олимпийских чемпионов, призеров, мы им доверяем. Посмотрим, что произойдет в феврале, тогда и будем давать оценки.

- А вообще с какими чувствами вы подходите к олимпийскому сезону?

- С положительными.

- Каких результатов ожидаете?

- Я делаю все возможное, чтобы провести подготовку, а не жду результатов. А потом уже будут соревнования, тогда будем смотреть, что у нас получилось.

- Впрочем, букмекеры все-таки ставят на то, что украинская сборная возьмет одну медаль. Насколько вам это кажется реалистичным или, возможно, это заниженные ожидания?

- Это биатлон – здесь может быть 5 медалей, а может быть 5 четвертых мест. Все зависит от стартового номера, от погоды, от смазки (лыж), от спортсмена, как он себя чувствует функционально, будет ли здоров. Здесь есть столько моментов, которые влияют на результат, что сейчас давать какие-то прогнозы нереально.

- А что касается нашей четверки (Пидгрушная, сестры Семеренко и Джима), это оптимальный вариант для эстафеты, или все-таки будут еще какие-то попытки насчет другой четверки?

- Будут бежать те, кто будет сильнее на тот момент. На Олимпийских играх уже будем смотреть. В любом случае, все будут стартовать, будут контрольные (старты), будем видеть их состояние. И у нас сегодня есть 6-7 девушек, которые взаимозаменяемы. И каждая может заменить другую без потери качества для результата.

- То есть на сегодня есть все предпосылки для того, чтобы мы повторили результат 4-летней давности (золото в женской эстафете на Олимпиаде-2014)?

- Не исключено.

- В эстафетах, которые пройдут на этапах Кубка мира в Оберхофе и Рупольдинге, планируется какой-то эксперимент с составом?

- Я не тренер, сейчас не могу сказать. Административным путем не ставлю команду сам. Это делают тренеры. Они сейчас будут проводить сбор, на котором будут видеть состояние девушек. Именно на этом сборе будут и Юлия Журавок, и Ольга Абрамова, и шестерка, которая была на Кубке мира. И там они уже будут видеть состояние каждой спортсменки, будут решать, кто поедет в Оберхоф, кто поедет в Рупольдинг и кто где будет выступать. У нас все объективно, у нас нет никаких ситуаций, чтобы кого-то ставили за неспортивные результаты. Все будет так, как должно быть в спорте.

- Еще вопрос, касающийся Меркушиной и других молодых девушек. У них будут какие-то наработки на отдельные дисциплины или все-таки все будут готовиться в общем русле, а выбор будет сделан уже непосредственно на месте? Или будет какая-то отдельная подготовка, скажем, к индивидуальной гонке?

- Я понимаю вас, потому что стартует по четыре спортсменки и спортсмена на Олимпийских играх. Конечно, опять же, будем смотреть по последним контрольным тренировкам, которые пройдут в Казахстане. Там уже будет видно, кто как готов и кому надо будет поберечься, отдохнуть, не бежать все гонки. То есть это все будет решаться уже на месте.

- То есть на одну гонку одни, а на другую – другие. Еще такой вопрос: скорость. Наши девушки уступают в скорости тем же немкам. Над этим работаете? Потому что стрельба у наших девушек достаточно неплохая. Бывают, конечно, промахи, как в гонке преследования на этапе во Франции у Виты Семеренко, когда она шла даже на золото, а затем три промаха - и она потеряла все шансы. Но именно скорость?

- Я же сказал, что на сегодня они где-то на 70% готовы функционально, и у них еще есть возможность улучшить свои результаты. А что касается того, почему проигрываем – мы же не то, что всегда выигрывали, а теперь проигрываем. Нужна соревновательная практика для Виты и Вали, поскольку у них этого мало, так как они пропускали несколько сезонов.

- А мужская команда. Эта условная основа, которая есть на сегодня – вы говорите, что нет замены. Но, все-таки, можно ведь найти какие-то резервы, чтобы наши мужчины...

- Не думаю, потому что это очень серьезный вопрос. У молодых спортсменов нет соревновательного опыта на Кубках мира. А без этого невозможно выступать на Олимпийских играх или этапах Кубка мира. Надо пройти какой-то путь, получить опыт. А сейчас есть только те спортсмены, у которых имеется опыт выступлений, и довольно неплохой. К ним сейчас подбирается Артем Тищенко, в резерве еще Жирный. И эта шестерка будет готовиться к Олимпийским играм.

- А у молодых спортсменов проблемы именно с психологической подготовкой?

- У нас молодые спортсмены еще не выступали даже в мужских соревнованиях. Они юниоры, которые только переходят, а в этом году впервые будут бежать среди мужчин. Им еще абсолютно рано, и они не готовы ни чтобы показывать скорость, ни к борьбе в психологическом состоянии. Им нужно пройти путь хотя бы в 2-3 года на таком уровне.

- А как вообще проходит подготовка таких молодых спортсменов, есть условия для того, чтобы им расти сейчас?

- За границей. Мы же готовим их централизованно, в основном на лучших базах, которых, к сожалению, у нас нет.

- А за границей где именно?

- Очень много мест – от Беларуси до Эстонии, Австрии, Германии, Италии, Франции. Это можно перечислять...

- В Украине соответствующих условий нет?

- Вы наверняка знаете, что у нас нет ни одного лицензированного биатлонного комплекса.

- А что делается для того, чтобы он был?

- Сейчас заложили в бюджет 50 миллионов. Будем строить в Ивано-Франковской области. Я думаю, что в следующем году появится такой комплекс.

- Этих средств хватит?

- Это начало. Если уже будет начало строительства, то я думаю, что найдем средства, чтобы его закончить.

- В нашей мужской сборной немало россиян, выходцев из России. Планируете ли еще найти там резервы?

- Мы никогда не планируем, никогда никого не приглашали. Они обращаются, а мы рассматриваем. А мы этим не занимаемся, никого не переманиваем, не приглашаем, у нас свои есть. Но когда мы видим, что отстает резерв и надо иметь какую-то конкуренцию в команде, то мы давали согласие на то, чтобы у нас были такие спортсмены. Но мы их специально не приглашаем.

- Если россияне обратятся, то вы будете рассматривать?

- Если, тогда будем смотреть, а сейчас нет таких обращений, мы сейчас занимаемся только молодежью.

- Очень сложная ситуация сейчас с олимпийской сборной России. Как вы считаете, все-таки, все эти допинговые скандалы связаны, в первую очередь, с политикой или реально могли быть зафиксированы такие случаи?

- То, что допинговые проблемы там есть, и они сами это подтверждают, это все понятно. Не может быть так, чтобы просто взяли и из ничего сделали проблему. Может, где-то немножко завышены - с этими царапинами. Я не читал доклады этих комиссий. Но, наверное, без дыма огня не бывает. Значит, что-то было, и, если они считают, что они правы, надо идти в Лозаннский суд и там выигрывать, доказывать, что они невиновны. Суд там нейтральный, объективный – он должен принять объективное решение. Если виноваты, то пусть несут наказание, которое им вынес МОК. Других вариантов не бывает.

- Один из этапов Кубка мира состоится именно в российской Тюмени. Сборная Канады уже выдвинула свою ноту протеста. Они, скорее всего, будут бойкотировать этот этап. Я читала ваш комментарий относительно этой ситуации. Насколько вы считаете правильным такое решение, например, сборной Канады? Рассматривали ли такой вопрос в федерации?

- У нас есть чем заниматься сейчас. Мы готовимся к Олимпийским играм и не думаем ни о каких бойкотах. Придет время, придет февраль, и тогда мы будем думать. Это будут решать спортсмены. Каждый может высказать свою позицию – ехать или не ехать. Никто их не заставляет, никто им не запрещает. Есть спорт, есть соревнования, если международная федерация организовывает и проводит соревнования, если весь цивилизованный биатлонный мир будет там выступать, то почему мы должны отделяться от всех?

Единственное, если мы туда поедем выступать, то мы отправимся туда не за государственные средства. Это однозначно. А если не поедем, то не поедем. Мы это решим после Олимпийских игр. И каждый спортсмен будет сам принимать решение. Это не будет решаться административным путем.

- Ваша позиция, что не нужно смешивать политику со спортом?

- Конечно. Давайте тогда вспомним, что была Великая Отечественная война, немцы у нас были оккупантами, фашистами и стреляли. И сейчас мы не будем в Германию ехать. Это же все равно пройдет, и все равно спорт будет развиваться, будет олимпийское движение, будут соревнования. И зачем нам углублять конфликт, даже в спорте?

Политики между собой принимают неправильные решения, создают проблемы. Но есть много нормальных людей, народ, те же спортсмены, все понимают, но на это не влияют. И мы в абсолютно нормальных отношениях, с ними общаемся и честно соревнуемся на лыжне. Если нечестно, то их наказывают.

Скажем так, я бы не хотел, чтобы от нас шел какой-то негатив, конфликт и не хотелось бы искусственно создавать эту проблему.

- Нагнетать ситуацию еще больше, чем она есть...

- Да. Зачем запрещать спортсменам фотографироваться вместе на пьедестале, из этого создавать такую проблему? Я не считаю, что это правильно. Нам надо нести мир, а не создавать конфликт и разлад.

- Просто сейчас мы видим такой тренд на политизацию.

- Тренд – это политика, а мы не в политике, мы в спорте. Мы своими достижениями стараемся прославить, нести государству позитив. Прославлять государство, а не нести какие-то, еще раз повторяю, негативные вещи или настраивать команду против кого-то.

- Кстати, в Тюмень планируется ехать за частные средства. А вообще на это выделяются государственные средства?

- Конечно, государственные средства.

- А почему именно туда за частные?

- Знаете, чтобы не обвиняли, что мы за государственные средства везем туда, а за эти деньги платятся налоги и тому подобное. Сразу разовьют тему, а журналистам что еще надо...

- Это решение федерации, да?

- Да, мы найдем возможность. Если спортсмены захотят принять (участие), обеспечим их, чтобы не трогать государственные средства, бюджет и тому подобное.

- Известно ли вам, какие вообще отношения между украинскими и российскими биатлонистами?

- Нормальные отношения. Общаются, здороваются, поздравляют друг друга, тренируются рядом. Это нормально. Я не думаю, что надо переносить туда эти проблемы.

- Эта ситуация никак не влияет на общение между спортсменами? И отношения у них такие же, как и раньше?

- Абсолютно. Не ухудшилось ни между тренерами, ни между спортсменами. Идет такой же процесс, как и много лет до этого. Я думаю, что это правильно.

- Что касается женского биатлона. Немецкие биатлонистки – едва ли не самые успешные среди девушек. Чем можно объяснить этот феномен? Потому что в ведущих (биатлонных) странах мира – те же Франция, Норвегия, Россия – условия, в принципе, одинаковы.

- Потому что в Германии, да и в Норвегии, более профессионально все происходит. Четкая субординация, четкие правила, четко работает система, есть клубы. Спортсмены проходят школу – от детского спорта до национальных команд. Все четко разложено, все обеспечено. Есть спонсоры, есть оборудование, есть обеспечение. Они не спешат, не форсируют подготовку молодых спортсменов и у них эта система действует. Как говорится, немецкая машина. У них все четко.

У нас в этом плане или в России много есть факторов, которые мешают. В той же России, я считаю, много вокруг биатлона крутится чиновников, которые вмешиваются. Это и ветераны, и чиновники, и многие специалисты, которые не могут найти единой структуры управления, чтобы заниматься именно этим видом более профессионально.

- А что Украине мешает?

- А у нас ничего не мешает. А что, плохие результаты? У нас, слава Богу...

- Но могут быть лучше.

- Да, но для этого необходимо материальное обеспечение, материальная база, где можно тренироваться дома.

- Надо построить такую же четкую систему.

- Система у нас построена. Она у нас работает и есть резерв – все под контролем. Но наши спортсмены уже три месяца не были дома. И еще месяц не будут. И приедут только на один день в январе. И это проблема, на Новый год они не будут дома, не будут с родителями, не будут с детьми, не будут с мужьями, женами и тому подобное.

- Тяжело психологически, конечно.

- Если бы был у нас такой комплекс, мы бы их привезли сюда. Приехали бы родители, приехали бы родственники, они бы пообщались. Там были бы молодые спортсмены рядом, тренировались бы. А так им приходится оставаться за границей и снова сидеть где-то в горах, в гостиницах, чтобы не терять эффективность и качество тренировок. Одни и те же лица, одни и те же люди, которые уже годами между собой общаются. Это влияет – психологически тяжело. И это проблема. А этого нет в Германии, Норвегии. Там на Рождество спортсмен дома. Пришел за порог, тренируешься в нормальных условиях. А у нас этого нет, и от этого мы страдаем.

- У нас какие-то шаги для этого будут делаться в ближайшие 5 лет?

- Я же сказал, что будет строиться со следующего года комплекс, и мы уже сможем дома тренироваться, дома проводить международные соревнования, встречаться с молодыми спортсменами. Также сможем не выезжать и не вывозить много средств за границу, как сейчас это делается. Снимется много вопросов.

- А, кстати, Вита Семеренко. Она ребенка берет с собой?

- Ребенок постоянно с ней. Ее муж с ребенком постоянно находятся рядом с ней.

- Сами ездят?

- Да. Кроме Олимпийских игр. На Олимпийские игры не поедут, а так везде вместе. Это не только для нее полезно, но и для других девушек, так как большая нагрузка, как психологическая, так и физическая. Они приходят – и когда этот ребенок радует всех, и они с ним играют, то это также снимает напряжение и помогает. В частности, Вале, что у нее есть племянница, и другим девушкам. То есть, это также... Если бы такого не было, то надо было бы это придумать.

Светлана Шереметьева, Адриан Радченко

 

Группы в социальных сетях: Группа Донбасс информационный в ВКонтакте   Группа Донбасс информационный в Facebook   Группа Донбасс информационный в Googleplus   Донбасс информационный в Одноклассниках   Донбасс информационный в Твиттере
Отправить пост в социальную сеть:
Google +


Loading...
stat24.meta.ua
Copyright © 2011 - 2018 | www.donbass-info.com | При копировании информации с сайта активная ссылка обязательна!