новости, достопримечательности, история, карта, фотогалерея Донецкой области
Донбасс информационный - путеводитель по Донецкой области

Новости Донецкой области (Донбасса) и Украины

9 января 2018 года

В 2017-м страна окончательно свыклась с войной и переключилась на внутренние разборки

Украина 

Украина

В 2017-м страна окончательно свыклась с войной и переключилась на внутренние разборки. Прорывов, если не считать безвиза с ЕС, не было. Власть успокаивает: эффект от принятых реформ скоро почувствует каждый. Одна незадача — эти обещания мы уже слышали.  По-настоящему объёмных реформ, о которых постоянно напоминают спикеры власти, четыре: судебная, образовательная, пенсионная и медицинская. \

Донбасс и гибридная война

В решении проблемы Донбасса за год практически никаких успехов. При этом и замороженным конфликт не назовёшь. Время от времени случаются крупные эскалации, как в конце января — начале февраля в районе Авдеевки, оказавшейся на грани гуманитарной катастрофы. Подобных по масштабу боёв после не случалось, но и затишья не было. В таких условиях, конечно, не приходится говорить о других пунктах минских соглашений: разоружении, проведении выборов и т. д. Под конец 2017-го появилась надежда, что домой вернутся пленные украинские солдаты, однако к моменту сдачи номера в печать боевики отказывались согласовывать условия обмена.

В то же время украинская сторона попыталась сдвинуть процесс с мёртвой точки. В конце лета президент Пётр Порошенко вышел с инициативой о введении на Донбасс миротворцев под эгидой ООН. По украинскому проекту, который в целом поддерживают США и ЕС, на всей территории ОРДЛО, вплоть до украинско-российской границы, должен появиться хорошо вооружённый и многочисленный контингент "голубых касок". Граждан РФ среди миротворцев быть не должно — иначе Кремль легитимирует своих "ихтамнетов". Миссия ООН могла бы привести к деэскалации конфликта и возвращению всего Донбасса под украинский контроль. В Кремле с этим ожидаемо не согласны. Там предложили свой проект эрзац-миссии, по которому миротворцы будут охранять лишь представителей ОБСЕ, уже работающих в ОРДЛО, ещё и с согласия "ДНР" и "ЛНР". Такой формат Киев, естественно, не устраивает.

Согласование подходов продолжается не первый месяц, но пока без особого успеха. Активное участие в переговорах принимает Курт Волкер — назначенный в июле спецпредставитель Госдепа США по вопросам Украины. Ранее такой должности не существовало, что само по себе позитивный сигнал — вопреки опасениям, администрация Дональда Трампа не забыла об украинских проблемах. Волкер, в отличие от большинства западных политиков и дипломатов, позволяет себе довольно прямые высказывания, не боится делать и нелицеприятные, но реалистичные прогнозы, например, о том, что активные боевые действия на востоке Украины продлятся не менее года (с вероятностью в 80%). "Миротворческой миссии не будет, если Россия на это не согласится", — признаёт Волкер.

Параллельно Украина демонстрирует верность минским соглашениям. Срок действия "закона об особом статусе Донбасса" истекал осенью, и Рада в спешном порядке, несмотря на сопротивление "патриотической оппозиции", продлила его ещё на год. Этого требовал Запад — иначе были бы проблемы с продлением санкций против РФ. В то же время закон не вступит в силу до вывода российских войск и общей деэскалации. Одновременно в первом чтении принят "закон о реинтеграции", который содержит ряд позитивных, но некритичных новаций вроде признания России страной-агрессором, отказа от устаревшего термина "АТО". Но его принятие в целом отложено на неопределённый срок — как объясняют во власти, чтобы не сорвать переговоры по обмену пленными.

Пока ситуация на фронте остаётся напряжённой, но стабильной, Украина испытала на себе альтернативные инструменты гибридной войны. Так, 27 июня случилась, наверное, самая большая по масштабам кибератака на нашу страну, от которой пострадали Кабмин, крупные банки, аэропорты, мобильные операторы, СМИ непоправимых последствий избежали, но стало очевидно, что к новому типу угроз украинцы не готовы.

Как не всегда готовы и к старым. За год в стране, в основном в глубоком тылу, случилось несколько громких убийств и покушений: застрелен беглый оппозиционный российский политик Денис Вороненков, подорваны разведчики Максим Шаповал и Александр Хараберюш, убиты добровольцы Тимур Махаури и Амина Окуева, после взрыва у телеканала "Эспрессо" погибли два человека, ранен народный депутат Игорь Мосийчук. Почти в каждом из этих случаев российский след — если не приоритетная, то одна из главных версий. Судя по всему, гибридная война в украинском тылу будет продолжаться ещё долго.

Борьба с коррупцией

В 2017 году внимание большинства украинцев окончательно переключилось с войны на востоке на внутренние антикоррупционные разбирательтва. Именно новые антикоррупционные органы, их руководители, группы поддержки и ненавистники, фигуранты громких расследований стали главными ньюсмейкерами страны.

В первую очередь это связано с деятельностью Национального антикоррупционного бюро Украины, которое окончательно сформировало свою структуру и начало набирать ход. Самым громким оказалось дело против главы Государственной фискальной службы Романа Насирова, которого НАБУ подозревает в сопричастности к "газовым схемам" беглого нардепа Александра Онищенко. Под раздачу попал и экс-депутат "Народного фронта" Николай Мартыненко. Его подозревают в выстраивании коррупционных схем вокруг поставок оборудования для "Энергоатома". Потом дошла очередь до действующих народных депутатов. Самый яркий эпизод — проведённая в сотрудничестве с ФБР спецоперация под прикрытием по выявлению "янтарной мафии", в которой засветились нардепы Борислав Розенблат и Максим Поляков.

Нужен совет. Президент Пётр Порошенко выступает перед участниками Совета регионального развития. 24 октября 2017 года

Впрочем, суд ни одного приговора по подготовленным НАБУ делам не вынес. И пока неясно, не развалятся ли эти дела под давлением защиты подозреваемых. Доказательство вины политиков и высших чиновников страны станет для Артёма Сытника куда более серьёзным вызовом, чем эффектные задержания перед объективами телекамер.

Параллельно не прекращалось противостояние между новыми органами — НАБУ и Специализированной антиккорупционной прокуратурой — и Генпрокуратурой. Энергичный глава ГПУ Юрий Луценко не уставал хвастаться конфискованными его ведомством миллиардами Януковича, ежедневным возбуждением уголовных дел и рассказывал, что его "конкуренты" такими успехами не отметились, занимаясь пиаром, а не работой. В НАБУ и САП методично объясняли: для эффективного запуска антикоррупционных структур нужны годы, кроме того, мешает отсутствие антикоррупционного суда. На данный момент в суды они передали почти сотню уголовных дел, но по трети из них судебное рассмотрение до сих пор не началось. Как объя­сняют в НАБУ, из-за саботажа.

Противостояние "старых" и "новых" достигло апогея ближе к концу года. Тогда по громкому "делу рюкзаков" НАБУ задержало Александра Авакова, сына главы МВД. Влиятельный министр неформально считался едва ли не единственным условным союзником НАБУ в высших эшелонах власти.

Ну а первый сильный удар по НАБУ был нанесён с помощью другой "новой" антикоррупционной структуры, Национального агентства по предотвращению коррупции, которое до сих пор не может хоть как-то организовать свою работу. Главы НАБУ Артём Сытник и НАПК Наталья Корчак обменивались претензиями, глава САП Назар Холодницкий тоже вошёл в открытый конфликт с Сытником. Параллельно Генпрокуратура обвинила Сытника в разглашении гостайны во время неформального общения с журналистами. Соратники Сытника по "антикоррупционному" лагерю пошли в контратаку — обнародовали данные о коррупции в НАПК. Казалось, что конфликт зашёл в тупик, но к нему снова подключилась Генпрокуратура, на этот раз вместе с СБУ. В итоге вскрыли сеть конспиративных квартир и тайных агентов бюро и изъяли результаты их многомесячной работы. Луценко прямо назвал агентов НАБУ "незаконной группировкой".

Чтобы снизить накал страстей вокруг НАБУ, главы двух фракций коалиции — Артур Герасимов и Максим Бурбак — зарегистрировали в Раде проект, по которому парламент мог бы уволить главу НАБУ простым голосованием. Но этот план не удался — за НАБУ заступились Евросоюз, США, МВФ и Всемирный банк. Поэтому прямую атаку на бюро власть приостановила. Возможно, надолго — приближаются выборы, во время которых европейская и евроатлантическая интеграция будут одними из главных месседжей власти, и ссориться с европейцами украинскому президенту точно не с руки.

В то же время проблема бесконтрольности НАБУ требует решения. Отсутствие внешнего аудита НАБУ создаёт опасность перекосов уже в другую сторону.

Евроинтеграция

2017-й — самый успешный евроинтеграционный год за всё время независимости Украины. 1 сентября вступило в силу Соглашение об ассоциации между Украиной и Евросоюзом — документ, из-за которого четыре года назад начался Евромайдан. Немногим ранее, 11 июня, после долгих перипетий Украина наконец-то получила безвизовый режим с ЕС. Хотя формально безвиз и евроинтеграция страны — вещи не связанные, для рядовых граждан осязаемая выгода от них выглядит именно так, в упрощении поездок в Европу. Преимуществами упрощённой системы въезда в ЕС за полгода воспользовались уже 355 тыс. украинцев.

Судя по программному обращению Петра Порошенко к депутатам в начале осени, евроинтеграция и дальше останется среди его приоритетов, по крайней мере с прицелом на будущую президентскую кампанию. Среди озвученных задач — присоединение к таможенному и энергетическому союзам ЕС и создание единого авиапространства. Зато в евроатлантической интеграции столь показательных прорывов не случилось. Хотя парламент официально прописал членство в НАТО одной из целей внешней политики Украины.

В то же время у нашей страны неожиданно для многих возникли сложности с некоторыми западными соседями, которых мы традиционно привыкли считать своими союзниками в борьбе с Россией. Так, против принятия Украиной нового закона об образовании резко ополчилась Венгрия, решившая, что он ущемляет права проживающих в Закарпатье этнических венгров. Если раньше антиукраинские заявления были прерогативой ультраправой партии "Йоббик", то сейчас в конфликт активно втянулась и правящая Fidesz. Из Будапешта последовали даже угрозы остановить евроатлантическую интеграцию Украины. Но в своих антиукраинских действиях венгерская власть знает меру — мешать продлению антироссийских санкций она не планирует. Судя по всему, после того, как в Венгрии весной 2018-го пройдут выборы, необходимость бороться за националистический электорат отпадёт, тогда успокоятся и отношения между Киевом и Будапештом.

С Польшей ситуация выглядит более запущенной. Правящая партия "Право и справедливость", позиции которой вполне крепки, активно взяла на вооружение тему "восстановления исторической правды". В контексте Украины это связано с осуждением событий 40-х годов прошлого века на Волыни, которые поляки официально считают "геноцидом". Большое неудовольствие Варшавы вызывает и украинская политика декоммунизации, которая в представлении польских политиков и обывателей сводится к героизации УПА и Степана Бандеры в частности. Градус антиукраинских заявлений нарастал весь год, затем Варшава перешла от слов к действиям и составила список украинцев — персон нон грата, которые якобы исповедуют антипольские взгляды.

На этом фоне состоялся визит в Украину польского президента Анджея Дуды, который, правда, не принадлежит к числу "ястребов" своей партии. Потому и озвучил он вполне конструктивные тезисы о поддержке Украины в борьбе с российской агрессией, введении миротворцев на Донбасс и пр. А вот смена польского правительства, на которую в Киеве многие возлагали большие надежды, особых шансов на потепление отношений не дала — главный критик Украины, глава МИДа Витольд Ващиковский, остаётся в своём кресле, его вероятные сменщики на посту тоже занимают жёсткую позицию по украинскому вопросу. В свою очередь, украинская дипломатия даёт понять: определяться в вопросах исторической памяти Киев будет самостоятельно, а вина за разжигание конфликта лежит на польской стороне. Поэтому, несмотря на общие успехи в направлении евроинтеграции, как минимум с одним западным союзником проблемы в отношениях у нас сохранятся.

Реформы

"Уже проведено 144 реформы", — заявил в конце лета президент Порошенко, имея в виду выполнение Украиной всех требований для получения безвизового режима с ЕС. Полного списка достижений так и не обнародовали, но многие из 144 пунктов наверняка сводятся к точечным изменениям в законодательстве. А вот по-настоящему объёмных реформ, о которых постоянно напоминают спикеры власти, четыре: судебная, образовательная, пенсионная и медицинская.

Меньше всего дебатов в украинском парламенте вызвала реформа образования. В частности, она предполагает, что теперь все, кто идёт в школу, будут учиться 12 лет. Из них 9 лет занимает базовое среднее образование, а далее ребёнок будет выбирать: готовиться ли к поступлению в университет, или идти на работу сразу после школы — от этого зависит программа, по которой он будет учиться.

На рассмотрение судебной реформы депутаты убили шесть рабочих дней. Всё это время они без перерыва голосовали один законопроект №6232, самый объёмный в истории украинского парламента, насчитывавший 794 страницы. К закону было подано почти пять тысяч поправок, в основном от оппозиции. Депутаты занимались их методичным отклонением.

Законопроект вносит изменения в ряд кодексов — Хозяйственный, Гражданский, об административном производстве — и в несколько других законов. Всё это было нужно для того, чтобы запустить очередной этап судебной реформы, после создания Высшего совета правосудия и создания нового Верховного суда. В законодательстве появилось понятие "электронного суда" (все материалы дела будут переводиться в электронный вид), существенно сократятся сроки рассмотрения дел, представлять интересы сторон в суде смогут лишь профессиональные адвокаты, а судья сможет запретить фото- и видеосъёмку заседаний.

Пенсионная реформа была главной ставкой лично премьера Владимира Гройсмана, который даже угрожал уйти в отставку в случае её провала. Неудивительно, ведь повышение пенсий надолго запоминается пенсионерам — самым дисциплинированным избирателям. В итоге несколько миллионов человек начали получать больше, хотя и не настолько, как рассчитывали. Многим пришла прибавка лишь в пару сотен гривен.

В то же время пенсионная реформа не решила главной проблемы — где брать деньги на выплаты в будущем, если украинцы стремительно стареют и уже сейчас на одного рабочего приходится один пенсионер. Повышение необходимого трудового стажа (де-факто — пенсионного возраста) принципиально решить проблему не может, а накопительную систему в лучшем случае начнут вводить с 2019 года.

Медицинская реформа, пожалуй, вызвала самые бурные обсуждения в обществе, в СМИ и в самом парламенте. Точки зрения полярные — от того, что это единственный шанс спасти украинскую медицину до "узаконенного геноцида украинцев". Но на деле основные тезисы медицинской реформы остаются неизменными с 2014 года. Впервые их предложил экс-министр здравоохранения, а ныне нардеп и ярый противник главы Минздрава Ульяны Супрун Олег Мусий.

Главные нововведения — право украинцев выбирать себе врача и изменение подходов к финансированию. Постепенно будет вводиться принцип "деньги ходят за пациентом" (вместо финансирования "койко-мест"), а государственные клиники станут официально предоставлять платные услуги (при этом базовые услуги и лекарства останутся бесплатными). Не факт, что введение официальной платы за медуслуги искоренит медицинскую коррупцию. К примеру, сейчас, если пациент обращается в государственную клинику без формального направления врача, общепринята такая схема: больной платит в кассу небольшую сумму "страхового взноса" или "благотворительной помощи" и в несколько раз большую — лечащему врачу в "конверте". Данную реалию переход на новую систему финансирования медучреждений не изменит. Это доказывает и пример соседней России, которая ввела систему обязательного медицинского страхования около 10 лет назад, что не помогло искоренить коррупцию.

Подготовка к выборам

Президентские выборы должны состояться в марте 2019-го, парламентские — в октябре того же года. Но на протяжении этого года к ним уже велась подготовка. Попытки оппозиции раскачать ситуацию до досрочных выборов в Раду закончились неудачей. Коалиция Блока Петра Порошенко и "Народного фронта" устояла, несмотря на постоянные внутренние конфликты и даже тот факт, что вместе обе фракции не набирают нужных 226 голосов. Опираясь на внефракционных, депутатские группы и договариваясь с отдельными оппозиционными фракциями, коалиция даже смогла провести важные правительственные и президентские законы через парламент. Поэтому шансы на то, что какие-либо выборы состоятся ранее установленного законом срока, выглядят туманными.

В намерениях президента Порошенко переизбраться на второй срок не осталось сомнений. Именно президент — главный игрок будущей кампании, от которого зависит её течение и стратегии конкурентов. Уже понятно, на что он сделает главную ставку. С одной стороны, это имидж евроинтегратора и одновременно защитника Украины от "русского мира", с другой — крепкого хозяйственника старой закалки, отсюда бесконечные перерезывания ленточек на открывающихся объектах по всей стране.

Другая важная задача — подбор оппонента на второй тур выборов. Согласно данным почти всех соц­опросов, сегодня самые высокие шансы на победу в первом туре имеют два кандидата: сам Порошенко и Юлия Тимошенко. Как сбить рейтинг лидера "Батькивщины", на Банковой за год так и не придумали. Тимошенко чётко отрабатывала две свои козырные темы: борьбу с повышением коммунальных тарифов и мораторий на продажу земли, близкие её базовому электорату.

Зато своими же руками Порошенко внезапно нажил себе ярого врага в лице бывшего друга Михеила Саакашвили. Лишив того украинского гражданства, президент запустил цепочку непредсказуемых событий, которые длятся до сих пор. Сам экс-президент Грузии получил второе политическое дыхание в стране, позиционируя себя как "врага власти №1" и получая огромное внимание СМИ. Но что с этим делать, Саакашвили и его ситуативные союзники, судя по их хаотичным действиям, пока не понимают. И у власти, похоже, тоже нет чёткого плана борьбы с неподконтрольным грузином.

Параллельно сорвалась другая стратегическая линия Банковой — создание единой мощной партии власти путём слияния БПП и "Народного фронта". Согласно задумке Порошенко, таким образом он бы устранил всех возможных конкурентов по условному "провластно-проукраинскому лагерю", выиграл бы выборы президента и после парламентских выборов сформировал бы на основе этой партии своё большинство. Но соратники из НФ не согласились стать послушными исполнителями этого плана и потерять субъектность. Напротив, они вышли с предложением ограничить полномочия президента, превратив Украину чуть ли не в парламентскую республику. Похоже, что это лишь повод для дальнейших торгов. И именно торги всех со всеми будут составлять главный смысл политической жизни в 2018 году.

Милан Лелич, focus.ua

 

Группы в социальных сетях: Группа Донбасс информационный в ВКонтакте   Группа Донбасс информационный в Facebook   Группа Донбасс информационный в Googleplus   Донбасс информационный в Одноклассниках   Донбасс информационный в Твиттере
Отправить пост в социальную сеть:
Google +

stat24.meta.ua
Copyright © 2011 - 2018 | www.donbass-info.com | При копировании информации с сайта активная ссылка обязательна!