новости, достопримечательности, история, карта, фотогалерея Донецкой области
Донбасс информационный - путеводитель по Донецкой области
Loading...

Новости Донецкой области (Донбасса) и Украины

23 января 2018 года

Наиболее кровавым месяцем для РТГ учебного центра «Десна» выдался ноябрь 2014

линия противостояния в зоне ответственности РТГ УЦ «Десна» по состоянию на осень 2014 г. 

линия противостояния в зоне ответственности РТГ УЦ «Десна» по состоянию на осень 2014 г.

В массовом сознании намертво закрепилось, что бои под Дебальцево начались в конце января 2015 года, при этом совершенно остается в тени то, что серьезные бои на этом направлении фактически не заканчивались с лета 2014 года. Наиболее кровавым месяцем для ротно-тактической группы учебного центра «Десна» выдался ноябрь, когда погибло девять военнослужащих. Причем основной причиной гибели были радиоуправляемые фугасы и растяжки.

В августе 2014 года сводную группу «деснянцев» перебросили из-под Горловки на дебальцевское направление. В зону ответственности преимущественно бойцов-контрактников и офицеров попало самое «горлышко» дебальцевского выступа в районе кургана Острая Могила (недалеко от поселка Полевое Шахтерского района) и Новоорловка. Как и многим другим подразделениям, командование им «нарезало» сначала четыре, а позже два блокпоста (Острая Могила и «Панама»), которые требовалось снабжать и удерживать. На двух блокпостах базировалась артиллерия 6-го учебного полка из Девичек — 122-мм гаубицы Д-30.

Положение усугублялось тем, что перемирие тут держалось исключительно на устных негласных договоренностях с казачками, которые стояли по другую сторону фронта. Это было крайне необходимо, так как большинство дорог, по которым снабжались блокпосты, находилось в зоне прямой видимости и прострела даже из стрелкового оружия. Но время от времени происходили серьезные обострения, которые выливались в минометные и артиллерийские обстрелы, минирование дорог. Обычно они происходили либо после действий нашего спецназа (как ответ) или с появлением в казачьих бандформированиях очередной ротации «ихтамнетов».

Вероятно, последнее и произошло в ноябре 2014 года, когда все чаще на традиционных путях снабжения наши бойцы начали находить фугасы и растяжки. После чего колонны стали сопровождать либо единственная БМП-1П (собственное имя «Катюха») либо БТР-80 («Валера»). Последний выкатывали нечасто — берегли резину, ведь, по словам одного из бойцов, «экономили в том плане, что с резиной проблемы, а когда едешь даже на „Панаму“, там везде осколки и обязательно будет минометный обстрел, и осколками постоянно резало резину. Поэтому выезжали им только в разведку либо возникала большая необходимость принять бой».

Очередной выезд пары КамАЗов с провиантом и боеприпасами в сопровождении БМП-1 14 октября не предвещал ничего необычного. Однако произошла трагедия.

«Это было метров 900 не доезжая „Панамы“. Выехали мы из села, и там железнодорожный переезд. На удивление, я не обратил тогда внимание, почему перед самым переездом, ну идет же посадка, и там почему-то на дереве висел белый мешок из-под сахара, которого никогда там в жизни не было. А потом мы уже поняли, что это был ориентир, уже было все пристрелено. Но мы должны были быть перед переездом, и, слава богу, повезло, что проскочили».

А вот экипажу БМП не повезло — сработал радиоуправляемый фугас.  Один из водителей КамАЗа вспоминал: «Получается, с правой стороны был заложен фугас управляемый. Человек сидел в кукурузе с батарейкой, и когда произошел взрыв — вспышка, он держал дистанцию метров 50, может, меньше даже».

Его воспоминания дополняет один из непосредственных участников: «Перед этим опасным участком «Дед» [позывной солдата Владимира Решетняка. — М. Ж.] ускорился. Внутри все было спокойно, сидели и пели песни. Дальше был взрыв, скорее всего, — радиоуправляемый фугас.

Удар пришёлся в правый борт, снизу. Осколок вошел внутрь «бэхи» на уровне Дедовой груди. Дед погиб. Сидевший рядом командир сильно контужен, порваны перепонки. Он только успел дать приказ десанту покинуть «бэху».

«Потом оказалось, что пробили полностью броню, двигатель. У Васи возле уха разрыв был, но не было ни крови, ни синяков. На тот момент мы даже думали, что Васю контузило, не было осколка, не было ничего. Ему хотели вколоть наркоту эту, но потом пульс проверили, и уже не было смысла колоть. А потом, так как я слышал, в Харькове, когда делали вскрытие, оказалось, что у него просто расплавились мозги. А за ним сидел Камалов, тогда майором был, командир взвода разведки механизированного батальона. Его крепко контузило, повылетали из одного уха перепонки».

Впереди идущие грузовики, поняв, что произошло, действовали по инструкции — на скорости ушли на блокпост. Оставшийся десант через полтора часа (а сама трагедия произошла в 11:50) забрала подоспевшая «тревожная группа». Поврежденная «тушка» БМП осталась в поле.

Поэтому естественно, что командованием была поставлена задача эвакуировать подорванную боевую машину. Однако учитывая, что были опасения, что все дороги заминированы, часть командования сводной группы («подполковник и майоры, медик был с Девичек, и Саша наш, оператор-наводчик с „Катюхи“») на УАЗике-«таблетка» поехала на рекогносцировку.

«Их нет и нет. Вот уже и вечер, мы уже приехали, а их еще нет. Не было их сутки, мы были практически уверены, что они попали в плен. Их телефоны были то на связи, то потом нет, потом опять есть, потом опять нет, и мы были практически уверены: уже за сутки они должны были или вернуться, или дать о себе знать».

«Вечером пришла информация, что пришел какой-то мужик — нашел их подорванных и телефон, он и позвонил и сообщил, что наши подорвались».

На место подрыва 17 ноября выдвинулась группа с «Панамы», которая, однако, тоже нарвалась на фугас. «Подорвались перед мостом на фугасах, тогда Ян погиб, снайпер, — сгорел в «Урале».

В итоге останки эвакуировали только на следующий день бойцы 101-й отдельной бригады охраны Генштаба. Опять-таки со слов очевидцев, картина на месте подрыва была неприглядная: «Тела были раскиданы на 300-400 метров, возле воронки только лежали задний мост и глушитель, больше от машины ничего не осталось. Вроде бы Рогачев минут 20 еще был жив, но у него две руки, нога оторваны. Всех поперекручивало. Одного с дерева сняли, он один целый был, Саша — оператор наш».

Так буквально за четыре дня (14-17 ноября) ротно-тактическая группа потеряла сразу восемь человек погибшими: солдат Василий Решетняк (при подрыве БМП-1 14-го числа), подполковник Владимир Рвачев, майоры Николай Яжук и Виталий Вашеняк, солдат Александр Ищенко (погибли 16-го в УАЗике), а также младшие сержанты Янис Лупикс, Александр Будько и сержант Алексей Олейник (погибли 17 ноября в «Урале»). Это был серьезный удар по боеготовности группы, тем более перед самой ротацией — как правило, личный состав направлялся в «командировку на войну» на 45 дней.

И еще: злополучная БМП-1 все-таки была эвакуирована, однако восстановлению не подлежала и ныне установлена на постамент в 169-м УЦСВ «Десна» как памятник всем солдатам и офицерам, погибшим в ходе войны на Донбассе.

Ротно-тактическая группа оставалась на своих позициях вплоть до начала зимней кампании 2015 года, вынесла всю тяжесть боев и горечь отступления, понеся потери, но это уже совсем другая история.

fraza.ua

 

Группы в социальных сетях: Группа Донбасс информационный в ВКонтакте   Группа Донбасс информационный в Facebook   Группа Донбасс информационный в Googleplus   Донбасс информационный в Одноклассниках   Донбасс информационный в Твиттере
Отправить пост в социальную сеть:
Google +


Loading...
stat24.meta.ua
Copyright © 2011 - 2018 | www.donbass-info.com | При копировании информации с сайта активная ссылка обязательна!