новости, достопримечательности, история, карта, фотогалерея Донецкой области
Донбасс информационный - путеводитель по Донецкой области

Новости Донецкой области (Донбасса) и Украины

5 марта 2018 года

Через две недели наступает время "Ч"

УПК 

УПК

Через две недели наступает время "Ч", которого с дрожью ожидают все правоохранители страны.

В первый день весны наличие проблемы, заранее анонсировав грядущий паралич в работе силовиков, признал глава Нацполиции Сергей Князев.

Ее источником он назвал новации в УПК, утвержденные нардепами в октябре 2017 года. Князев призвал парламентариев в срочном порядке озаботиться тем, чтобы отменить эти новации процессуального закона. Прислушаются ли к его доводам народные избранники – большой вопрос.

Пока же, по мнению наших источников в правоохранительной системе, ситуация в судах, прокуратуре и полиции накануне 15 марта выглядит, как на "Титанике", – корабль уже тонет, а оркестр продолжает играть вальсы.

"Страна" разбиралась, как, с учетом поправок, будет функционировать процессуальное законодательство и как это отразится на силовиках, а также рядовых гражданах.

Депутаты хотели "укусить" НАБУ, а сделали Шевченковский суд "кладбищем ходатайств"

В числе фундаментальных изменений, которые обретут силу закона с 15 марта, – внесенные в ст.132, ст.184 и ст. 234 УПК. Согласно им отныне все ходатайства об "обеспечении мер уголовного производства" должны будут подаваться не в привычный районный суд по месту нахождения органа досудебного расследования, а исключительно в тот суд, где этот орган зарегистрирован как юридическое лицо. Речь идет о ходатайствах об избрании меры пресечения подозреваемым в преступлениях, получении санкций на обыски, аресты имущества, временные доступы к документам и вопросы отстранения фигурантов дел от должности.

В кулуарах поговаривают, что таким образом провластные нардепы пытались "вставить" Национальное антикоррупционное бюро, замкнув деятельность ведомства Артема Сытника вокруг Соломенского райсуда Киева. Делалось это для того, чтобы помешать НАБУ получать санкции на обыски и т.п. в судах по всей Украине.

Впрочем, добившись этого, инициаторы новшеств оглоблей "зацепили" и все прочие силовые структуры. Поставив их дальнейшую результативную работу с 15 марта под большой вопрос. Впрочем, даже оказавшись накануне часа "Ч", те так и не предприняли меры для исправления положения.

Например, за прошедшие четыре месяца с момента голосования за поправки в УПК, министерство Арсена Авакова и Нацполиция не осуществили регистрацию полицейских участков как отдельных юридических лиц (хотя эта задача была вполне решаема).

В результате, как и прежде, статус юрлица имеют только центральные аппараты. А они, как известно, сосредоточены в областных центрах. Либо, если речь идет о Киеве, исключительно в двух центральных районах столицы. Это приведет к тому, что работа следователей периферии будет сведена к поездкам за десятки (а то и сотни) километров для получения вожделенной "ухвалы". Что естественно, негативным образом отразится на оперативности расследования уголовных дел.

Но и это еще не все. Ведь, как оказалось, только в одном Шевченковском районе столицы зарегистрированы центральные аппараты целого ряда силовых органов. Причем, управления, отделы и департаменты этих ведомств, расположенные в других районах Киева и области, – всего лишь их структурные подразделения, не наделенные статусом юридического лица. Теперь всех следователей этих ведомств привязали исключительно к следственным судьям Шевченковского райсуда.

"Все следственные подразделения города Киева и Киевской области должны обращаться исключительно в Шевченковский районный суд города Киева – по месту нахождения юридических лиц полиции в городе Киеве и Киевской области. Этим же судом будут рассматриваться все ходатайства следователей СБУ и ГФС", – заявил Сергей Князев.

Эксперты полагают, что одна только полиция Киева и области со всеми своими местными управлениями может намертво похоронить шевченковских судей под валом своих ходатайств, не говоря уже о довольно плодовитых на ходатайства фискалах и "чекистах".

О вероятном коллапсе писали и сами служители Фемиды. Еще 19 декабря они направили письма к президенту и спикеру парламента с требованием урегулировать ситуацию с территориальным принципом обращения с ходатайствами. Ответных мер, по крайней мере пока, не последовало.

В итоге в Шевченковском суде шутят – их судебное учреждение после 15 марта можно будет переименовать в "кладбище ходатайств следователей", потому как они будут едва успевать только их регистрировать в канцелярии, а на рассмотрение не останется времени.

Показательно, что другие районные суды Киева будут несколько разгружены. Исключение – вотчина НАБУ и САП в Соломенском дворце правосудия. А также Печерский райсуд столицы, который будет работать в привычном авральном режиме. Главная причина этого кроется в том, что в этом районе Киева как юрлица зарегистрированы Генпрокуратура со своими департаментами и управлениями и следственные подразделения МВД. Очередь из прокуроров и следователей к судьям здесь уже сегодня расписана на полтора месяца вперед.

Вот что на этот счет пишет начальник одного из отделов Главного следственного управления ГПУ Алексей Ничипоренко: "Сегодня мой следователь записался в Печерском районном суде в очередь на подачу ходатайства про временный доступ (выемка) на 4 апреля 2018 года. Это при том что следствие прокуратуры с ноября 2017 не начинает новые производства и еще не вступили в силу изменения УПК в части ходатайств про проведение экспертиз".

Ранее strana.ua писала, что одно только принятие так называемого президентского закона "Маски-шоу стоп", согласно которому введена обязательная аудиофиксация рассмотрения всех ходатайств судьями, вынудила следователей с ночи занимать места под судами. Пытаясь выровнять ситуацию, суды сформировали лимиты приема ходатайств – чтобы хоть как-то работать.

В регионах бьют в набат: задержанных придется возить в суд за 160 км

С еще большим опасением новшеств в УПК ожидают силовики в регионах.

Красноречиво об этом пишет в ведомственном журнале ГПУ "Вестник прокуратуры" заместитель прокурора Луганской области Игорь Цюприк. Он приводит статистическую выдержку о том, что на подконтрольной территории Луганщины сегодня работают 22 органа досудебного расследования (без учета военной прокуратуры). Из них только пять зарегистрированы как юридические лица, в том числе четыре (в состав которых входят 19 органов досудебного расследования) – в Северодонецке.

В то же время 15 территориальных подразделений полиции области и их следственных отделов – это структурные подразделения ГУ Нацполиции в Луганской области. Которые, как уже отмечалось выше, не имеют статуса юрлица.

Большой вопрос – выдержат ли северодонецкие судьи такой вал ходатайств. Не меньшая проблема – как полицейским в нестабильном регионе добираться к дворцу правосудия и конвоировать задержанных, если расстояние от населенных пунктов, в которых расположены указанные отделы полиции, до Северодонецкого суда достигает 160 км?

"Что касается изменений, которые должны (не дай Бог) вступить в силу 16 марта. Ничего позитивного от этих изменений следственные органы не получат... С нашей точки зрения, это не просто усложнит, а архиусложнит работу следственных подразделений", – цитирует на этот счет мнение прокурора Харьковской области Юрия Данильченко "Интерфакс-Украина".

По его словам, аналогом Северодонецкого суда на Луганщине в Харькове станет Киевский районный суд.

"Из Двуречной, Лозовой, Купянска, со всей области все следователи должны будут приехать в город Харьков и стать в очередь в Киевском райсуде. Можете себе представить, каким образом это все будет происходить на практике", – сказал Данильченко.

Замкнутый круг экспертиз. Что делать с трупами, пока нет решения судьи?

Новшества в процессуальном законе коснутся не только силовиков, но и обычных украинцев.

Камень преткновения заложили законодатели, внеся изменения в ч.1 ст.242 УПК Украины. Этот раздел касается осуществления экспертиз, которые отныне будут проводиться только государственными экспертами. Причем исключительно по решению следственного судьи, принятому на основании ходатайства стороны уголовного производства.

При этом, создавая монополию государственных экспертов, законодатель не оценил возникающие риски. В профильных СМИ уже можно встретить упоминания, что на сегодня есть судебно-медицинские экспертизы, в порядке очереди назначенные на 2020 год. О каком соблюдении разумных сроков расследования может идти речь в таких условиях? Впрочем, это еще не самый большой "перл" правок в УПК.

А теперь представьте ситуацию: обнаружен труп, который нужно направить на экспертное исследование для установления причины смерти (например, неясно – имело место убийство или смерть ввиду прочих причин). Ранее следователь выносил постановление и на его основании эксперты в Бюро судебной медицинской экспертизы проводили экспертизу, во время которой отбирали биологические образцы трупа на исследование. После этого из морга отдавали тело, чтобы родственники могли провести похороны, а эксперты продолжали работать с отобранными образцами.

Что же нас ожидает теперь? Исходя из логики, после обнаружения трупа он будет доставлен в морг. Однако его эксперт не сможет приступить к работе без "ухвалы" суда, разрешающей провести экспертизу. При этом, чтобы ее получить у служителя Фемиды, следователь должен параллельно возбудить уголовное дело с указанием причины смерти. Делать это силовикам предстоит "на глазок", ведь у компетентного патологоанатома, как указывалось выше, связаны руки.

Параллельно возникает новая дилемма. До проведения экспертизы тела надлежит хранить, но морг СМЭ может принять их... только на основании постановления о проведении экспертизы. Где будут находиться обнаруженные на улицах или в квартирах трупы в то время, пока выполняются все необходимые для проведения экспертизы формальности, законодательство умалчивает.

"Согласно новеллам УПК, судебный эксперт не начнет свои действия без определения следственного судьи. Тот не вынесет определение без ходатайства следователя, который может его подать только в рамках начатого досудебного расследования. Чтобы начать расследование, нужно внести соответствующие сведения в ЕРДР, для чего пока нет оснований. Вот такой получается замкнутый круг", – говорит на этот счет судья Максим Кравченко.

А учитывая, что следственные судьи после 15 марта будут еще больше загружены, морги ожидает настоящий армагеддон. Получив тело, они не смогут выдать его родственникам без разрешения прокуратуры, которая будет ждать решения следственного судьи о проведении экспертизы...

Чтобы оценить масштабы ожидаемых новшеств, обратимся к статистике. В 2016 году в Украине было зарегистрировано 91 800 "естественных" смертей, по фактам которых были начаты уголовные производства, а следователями назначались экспертизы. Из них на столицу и Киевскую область пришлось 11 500 таких случаев.

Аналогично с летальными исходами "семь кругов ада" придется проходить потерпевшим по делам об избиении и нанесении телесных повреждений, изнасилованиях... Как известно, для таких категорий уголовных дел максимально быстрое проведение освидетельствования имеет зачастую решающее значение. Новации процессуального закона играют в этих случаях на стороне подозреваемых и вероятных насильников.

Для прокуроров плохо, а для граждан нормально

Также новеллы 15 марта позволяют обжаловать у следственного судьи законность вручения уведомления о подозрении.

Правда, это можно будет сделать только через два месяца после вручения "пидозры", но, тем не менее, это все равно послужит дополнительным тормозом в доведении дела до суда.

Это уже вызвало недовольство прокуроров, хотя для граждан, против которых зачастую фабрикуются уголовные дела, это скорее плюс. Так как дает возможность отменить подозрению по сфальсифицированным обвинениям.

 

Группы в социальных сетях: Группа Донбасс информационный в ВКонтакте   Группа Донбасс информационный в Facebook   Группа Донбасс информационный в Googleplus   Донбасс информационный в Одноклассниках   Донбасс информационный в Твиттере
Отправить пост в социальную сеть:
Google +

stat24.meta.ua
Copyright © 2011 - 2018 | www.donbass-info.com | При копировании информации с сайта активная ссылка обязательна!