новости, достопримечательности, история, карта, фотогалерея Донецкой области
Донбасс информационный - путеводитель по Донецкой области

Новости Донецкой области (Донбасса) и Украины

1 мая 2018 года

Полицейские пытки возвращаются: Чаще всего бьют по голове

инфографика 

инфографика

Чаще всего применяют избиение руками и ногами, дубинками, психологическое давление, душение, заламывание рук, электроток, запугивание огнестрельным оружием. Пытки и жестокое обращение до сих пор остаются системной проблемой в работе полиции. За 2017 г. почти 2500 человек обратились за медпомощью из-за травм, причиненных полицейскими. Это лишь официальная статистика.

 На самом деле пострадавших может быть намного больше, но пытки фиксируются и расследуются неэффективно. И даже когда вину полицейского доказывают, его часто освобождают от реального наказания.

инфографика

Чаще всего бьют по голове

Если в известном анекдоте о суслике, которого никто не видел, но он есть, поменять грызуна на пытку, получим типичную ситуацию в Украине. Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) выносит сотни решений, подтверждающих, что в нашей стране не существует эффективной системы расследования пыток. А руководители министерств и ведомств убеждают, что в правоохранительной системе пыток нет.

Впервые в Украине правозащитники решили максимально основательно исследовать реальный уровень и причины истязаний и жестокого обращения в Национальной полиции.

Исследование "Ненадлежащее обращение в деятельности Нацполиции Украины: проявления, распространенность, причины" провел Экспертный центр по правам человека в сотрудничестве с Управлением обеспечения прав человека Нацполиции в рамках общего проекта ЕС и СЕ "Усиление имплементации европейских стандартов прав человека в Украине".

В отчете проанализированы официальные данные, связанные с пытками и жестоким обращением, а именно: данные ГПУ относительно уголовных производств; приговоры национальных судов с 2012-го по 2017 г.; официальные сведения учреждений здравоохранения о количестве обращений граждан за медпомощью в связи с избиением в полиции. Кроме того, правозащитники провели интервью с жертвами истязаний, судьями, прокурорами, адвокатами, патрульными полицейскими, следователями и оперативниками Нацполиции.

Только по официальным данным учреждений здравоохранения, 2386 человек в 2017 г. обратились за медпомощью из-за травм, причиненных работниками полиции. И с каждым годом таких обращений становится больше. Медики фиксируют травмы головы (30,12% из всех видов травм), корпуса тела, конечностей, множественные травмы.

На самом деле, говорят авторы исследования, таких фактов намного больше. Однако их либо не фиксируют врачи, либо не расследуют. В стране нет официально утвержденного механизма фиксации следов пыток (многие страны мира используют для этого Стамбульский протокол). А медстандарты устарели: до сих пор используются правила судебно-медицинского определения степени тяжести телесных повреждений, разработанные в 1995 г.

"Должен существовать отработанный механизм, утвержденный Минздравом: как только человек заявляет о факте истязания, врачи должны по определенному алгоритму зафиксировать телесные повреждения, а информацию немедленно передать в орган, расследующий именно факты пыток. В противном случае они фактически скроют преступление. По такому механизму должны работать абсолютно все врачи, и в закрытых учреждениях также. Пока в Украине в этом полный провал", — говорит один из авторов исследования, исполнительный директор Экспертного центра по правам человека Юрий Белоусов.

Руководители полиции поощряют пытки

Согласно исследованию, чаще ненадлежащее обращение применяют работники оперативных подразделений, участковой службы и патрульной полиции, которые первыми контактируют с задержанными и пытаются установить обстоятельства правонарушения. При этом непосредственное участие в истязаниях принимают руководители подразделений полиции.

"Примерно 10–11% человек, применяющих пытки, — руководители отделов, райотделов полиции. Это прямое указание молодым сотрудникам на то, что такой метод разрешен. По-моему, эти люди в первую очередь должны нести ответственность за применение пыток", — рассказывает эксперт.

По официальным данным, правоохранители чаще всего применяют избиение руками и ногами, дубинками, психологическое давление, душение, заламывание рук, электроток, запугивание огнестрельным оружием.

Палочная система никуда не делась

Краеугольным камнем этого вопроса является существующая методика расследования преступлений в полиции, выстроенная на получении признания от подозреваемого.

"Пытки имели место не потому, что полицейские не знают практики Европейского суда. Пока признание будет главным моментом в расследовании, пока прокуроры, судьи будут требовать от полицейских, чтобы те добивались признания, от пыток никуда не деться", — говорит Юрий Белоусов.

Даже после принятия новой редакции УПК в 2012 г., который ввел ряд предохранителей от выбивания признаний из подозреваемых, эта практика осталась в правоохранительных органах. Но если раньше "выбивали" так называемую явку с повинной, то теперь — информацию о доказательствах причастности подозреваемого к преступлению.

На втором месте среди наиболее распространенных причин истязаний и жестокого обращения — "наказание лица за определенные действия или за действия третьих лиц, в совершении которых их подозревают" и запугивание задержанного лица.

После получения доказательств с применением пыток правоохранители их легализируют. Например, проводят следственный эксперимент, во время которого подозреваемое лицо якобы добровольно сообщает об обстоятельствах совершения преступления и о местонахождении вещественных доказательств.

Для чего выбивать эти свидетельства, если можно провести обычное расследование?

"Причин много, — говорит Ю.Белоусов. — Во-первых, это явный критерий оценки работы полиции. Что бы ни говорил А.Аваков, оценивают исключительно по количественным показателям: чем больше дел направлено в суд, чем больше процент раскрытых преступлений, тем лучше. Это приводит к смещению акцентов: правоохранители работают на показатели".

К причинам распространенности пыток исследователи относят также низкую квалификацию правоохранителей и забюрократизированность системы.

"Правоохранитель думает: зачем мне бегать, искать доказательства, использовать технические средства, получать огромное количество разрешений, встречаться с агентами, если мне просто нужно найти подозреваемого и выбить признание", — приводит пример Ю.Белоусов.

Кроме того, сказывается и большая эмоциональная нагрузка полицейских, что приводит к профессиональной деформации и выгоранию.

Суды просто увольняют виновных полицейских

 Однако ключевой причиной истязаний и жестокого обращения в деятельности правоохранителей является безнаказанность из-за ненадлежащей квалификации пыток, отсутствия эффективного механизма расследования, применения национальными судами чрезвычайно мягких наказаний либо же вообще освобождение виновных в истязаниях от ответственности.

По словам авторов исследования, это происходит из-за конфликта интересов: ведь прокурор, с одной стороны, отвечает за своевременное расследование преступления, в совершении которого подозревают задержанное лицо, а с другой — он должен реагировать на жалобы этого лица о применении к нему пыток. По мнению отдельных прокуроров, это может привести к затягиванию расследования "основного преступления" и, соответственно, к несвоевременной передаче дела в суд.

Указывают исследователи и на пробелы в уголовном законодательстве в части квалификации фактов ненадлежащего обращения. Например, в прошлом году по статье истязания (ст. 127 УКУ) в суд передали всего девять производств. При этом указанная статья относит пытки к преступлениям средней тяжести (от двух до пяти лет).

Большинство таких дел квалифицируют как превышение служебных полномочий, связанное с насилием (статья 365, часть 2 УКУ). Однако и их ежегодно доходит до суда не более 15–20.

"Большинство судебных приговоров освобождает полицейских от отбытия наказания за пытку. Это доказывает, что суды рассматривают пытку как нетяжкое преступление. Средний срок даже для тех, кого реально привлекли к ответственности, составляет три-четыре года", — говорит исполнительный директор Экспертного центра по правам человека.

Что можно изменить?

Авторы исследования убеждены, что надо усилить ответственность за пытки, по меньшей мере, до пяти лет лишения свободы, при этом разграничить "пытки" и "превышение власти".

Необходимо также менять судебную практику.

"Важно, чтобы суды активно реагировали. Как только судья получает информацию, что доказательство получено под пыткой, он должен изымать его из процесса и освобождать подозреваемого. Тогда отпадет желание применять пытки и у правоохранителей: зачем тратить столько времени, пытать подозреваемого, если судья его потом отпустит, а к уголовной ответственности привлекут самого правоохранителя?" — считает Ю.Белоусов.

А правоохранители как альтернативу истязаниям могут применять, например, так называемое процессуальное интервью, когда целью является не признание, а сбор точных данных. При этом изменение подходов к расследованию должно происходить на всех этапах следствия.

Расследование пыток должно быть одним из основных направлений Государственного бюро расследований, а МЗ должно разработать единый медицинский стандарт фиксации признаков истязаний, считают исследователи.

Главное, говорят специалисты, чтобы во всех звеньях правоохранительной системы поняли: пытка — это неэффективный метод, который не позволяет найти реально виновных людей. Но это надежный метод для осуждения невиновных.

Татьяна Курманова; zn.ua

 

Группы в социальных сетях: Группа Донбасс информационный в ВКонтакте   Группа Донбасс информационный в Facebook   Группа Донбасс информационный в Googleplus   Донбасс информационный в Одноклассниках   Донбасс информационный в Твиттере
Отправить пост в социальную сеть:
Google +

stat24.meta.ua
Copyright © 2011 - 2018 | www.donbass-info.com | При копировании информации с сайта активная ссылка обязательна!