новости, достопримечательности, история, карта, фотогалерея Донецкой области
Донбасс информационный - путеводитель по Донецкой области

Новости Донецкой области (Донбасса) и Украины

3 ноября 2018 года

Боевые действия на Донбассе во многом обусловлены поддержкой гражданских волнений

Донбасс

Боевые действия на Донбассе, которые начались в апреле 2014 года, во многом обусловлены поддержкой гражданских волнений, которые неизбежно возникли на волне противостояния в Киеве в декабре 2013 — феврале 2014 годов, со стороны внешней силы — России. И наиболее выпукло это проявляется в эволюции вооруженных формирований так называемых ЛНР и ДНР.

Формирование «армии ЛДНР»

Разрозненные отряды полукриминальных элементов с битами в марте 2014 года (собранные местными организациями «Партии регионов» как титушки для борьбы с Евромайданом) благодаря практически неограниченным поставкам из России оружия и боеприпасов к осени 2015 года превратились в полноценные армейские части со своей внутренней структурой, штатным расписанием и прочими «прелестями» псевдокадровой армии. Причем для обычного обывателя в России танки, артиллерия, эшелоны боеприпасов представлялись и представляются как «захваченное у украинских карателей».

Однако фактически на весну 2014 года на Донбассе не базировалась ни одна из 18 боевых бригад ВСУ. Вообще военных частей на той территории, которую сейчас контролирует оккупационная власть, было всего семь — причем все с дислокацией непосредственно в Луганске и Донецке: два зенитно-ракетных дивизиона, конвойный батальон внутренних войск МВД Украины, а также вспомогательные части ПВО и РЭБ.

При таких раскладах ни о каких сотнях танков, БМП и БТР, якобы захваченных у украинской армии, речи в принципе идти не может. Ведь хотя практически все эти формирования (кроме авдеевской части ПВО) перешли под контроль «республик» тем или иным способом, «поживиться» сепаратисты там смогли только стрелковым вооружением да парой-тройкой не самых новых БТР и БРДМ. Все остальное вооружение и боеприпасы с мая 2014 года сначала «тонким ручейком», а потом и «полновесной рекой» потекли на оккупированные территории из России.

После Минска

Подписание Минских договоренностей было как вынужденной мерой с нашей стороны, так и относительно продуманным шагом на замораживание конфликта — со стороны России.

Сразу после сентября 2014 года началось накачивание незаконных вооруженных формирований коллаборантов оружием, пока без изменения подчиненности и встраивания в структуру вооруженных сил РФ. Однако уже зимняя кампания 2015 года показала, что это путь в никуда. Хотя формально «армия Новороссии» принимала активное участие во взятии Донецкого аэропорта и Дебальцевского «кармана», основную роль пришлось,  как и летом 2014 года, играть кадровым российским военным, а потери в людях и технике у боевиков были на грани катастрофических.

Поэтому после февраля 2015 года на оккупированных территориях Донецкой и Луганской областей началась реорганизация вооруженных формирований по стандартам российской армии. Процесс оказался непростым и поначалу кровавым — уж слишком много оказалось людей, которые пришли только грабить и убивать и совершенно не умеющих подчиняться.

В итоге после нескольких резонансных убийств «лидеров русской весны» и физического уничтожения некоторых банд, что называется, «на корню» началось планомерное военное строительство с обустройством мест постоянного базирования, с назначением на все командные должности (причем как высшего, так и среднего звена) кадровых российских офицеров, которые вполне официально отправлялись в командировки. Тем болеечто официально создаваемые подразделения в российских документах образца 2016 года проходят как «резервные формирования мотострелковых войск 12-го командования резерва Южного военного округа ВС РФ».

Структура «армии ЛДНР» (по состоянию на 2016 год)

Отдельный вопрос —  структура вооруженных сил гибридных войск. Как в силу медийной закрытости «территорий», так и постоянного «перетряхивание» подразделений. Более или менее достоверные данные датированы только летом 2016 года, после этого произошли серьезные изменения в подчиненности и общей структуре, поэтому периоду 2017-2018 гг. будет посвящен отдельный материал.

Итак, структура «армии ДНР», по состоянию на лето 2016 года, была следующая: пять мотострелковых бригад — в г. Кальмиусское (Старобешевский район), в Горловке, Донецке и Дебальцево. Формально каждая бригада по штату должна насчитывать 4500 человек, но реально в зависимости от подразделения численность личного состава может колебаться от 2500 до 4000 человек.

Кроме того, в боевом составе числится три отдельных бригады (артиллерийская в Донецке, две мотострелковые (в Новоазовске и Макеевке) и комендантский полк в Донецке. Что интересно, у «дончан» сформировано четыре батальона спецназначения и разведки (все с дислокацией в «столице республики»).

Непосредственно в Донецке также дислоцируется достаточно большое количество вспомогательных подразделений типа батальона материального обеспечения, отдельной роты радиоэлектронной борьбы. По всей оккупированной территории разбросаны также пять батальонов территориальной обороны, однако информация об их состоянии и подготовке личного состава неизвестна.

На Азовском море есть даже «военно-морской флот», который был создан в мае 2015 года из рыбацких лодок и прогулочных катеров в количестве целых пяти штук.

Силы «луганской народной милиции» несколько скромнее ввиду гораздо меньшей территории, которую контролирует «руководство ЛНР». Это две отдельные мотострелковые бригады (Луганск и Алчевск), отдельная артиллерийская и танковая бригады (с дислокацией в том же Луганске), а также отдельный комендантский полк.

Особенностью «луганской народной милиции» является большое количество батальонов территориальной обороны, куда загнали всех казачков образца лета 2014 года. Их целых восемь, и разбросаны они очень широко — Луганск, Ровеньки, Алчевск, Перевальск, Должанск, Хрустальный, Брянка и Антрацит.

Очень непростой вопрос и численность вооруженных формирований «ЛНДР». Обычно военные специалисты называют цифры, отталкиваясь от численности населения (так называемые мобилизационные возможности). Однако в случае с оккупированными территориями такие цифры вывести в принципе невозможно, ибо неизвестна точная численность населения оккупированных территорий после массового исхода в Украину и РФ летом 2014 года. Кроме того, боевики отказались от мобилизации и взяли за основу принцип контрактной армии (благо финансирование со стороны России позволяет). Поэтому все цифры носят исключительно оценочный характер.

Летом 2014 года, в пик активной фазы войны, сами лидеры боевиков оценивали свои силы в 20 тысяч идейных добровольцев с Донбасса и около 5 тысяч — из России. Официальные украинские цифры того периода по разным причинам были далеки от реальности. Хотя вполне может быть, что военная разведка и давала точные данные, но по понятным причинам они нам пока недоступны.

Первые внятные оценки стали появляться только осенью 2015 года, когда спикер Генерального штаба Владислав Селезнев озвучил цифру в 35 тысяч боевиков, набранных из местных. Правда, уже 10 февраля 2016 года он же стал говорить о 27 тысячах. Учитывая, что за прошедшие несколько месяцев серьезных боев не было, то совершенно непонятна убыль в 8 тысяч.

Примерно в это же время появилась и информация от Главного управления разведки Министерства обороны Украины: заместитель директора департамента Вадим Скибицкий заявил, что на Донбассе воюют 26 тысяч местных коллаборантов.

Однако это еще не все. В марте скандально известный советник министра внутренних дел Зорян Шкиряк в одном из своих многочисленных интервью численность местных боевиков в рядах «армии ЛДНР» оценил в 28 тысяч. Кроме того, по его словам, боевики располагают 470 танками, 205 РСЗО, почти 600 тяжелыми артиллерийскими системами различного калибра, а также более чем 1000 единиц другой бронетехники.

Такой разброс в цифрах показывает, что вряд ли мы можем оперировать реальными цифрами. Скорее всего, принимая во внимание фактор так называемых мертвых душ, сегодня можно говорить о 30-тысячном, по состоянию на 2016 год, корпусе (с учетом российских военнослужащих),  противостоящем нам на Донбассе. В последующем (в 2017-2018 гг.) его численность несколько уменьшилась.

fraza.ua

 

Группы в социальных сетях: Группа Донбасс информационный в ВКонтакте   Группа Донбасс информационный в Facebook   Группа Донбасс информационный в Googleplus   Донбасс информационный в Одноклассниках   Донбасс информационный в Твиттере
Отправить пост в социальную сеть:
Google +

Архив Новостей

2018 ноябрь
2018 октябрь
2018 сентябрь
2018 август
2018 июль
2018 июнь
2018 май
2018 апрель
2018 март
2018 февраль
2018 январь
2017 декабрь
2017 ноябрь
2017 октябрь
2017 сентябрь
2017 август
2017 июль
2017 июнь
2017 май
2017 апрель
2017 март
2017 февраль
2017 январь
2016 декабрь
2016 ноябрь
2016 октябрь
2016 сентябрь
2016 август
2016 июль
2016 июнь
2016 май
2016 апрель
2016 март
2016 февраль
2016 январь
2015 декабрь
2015 ноябрь
2015 октябрь
2015 сентябрь
2015 август
2015 июль
2015 июнь
2015 май
2015 апрель
2015 март
2015 февраль
2015 январь
2014 декабрь
2014 ноябрь
2014 октябрь
2014 сентябрь
2014 август
2014 июль
2014 июнь
2014 май
2014 апрель
2014 март
2014 февраль
2014 январь
2013 декабрь
2013 ноябрь
2013 октябрь
2013 сентябрь
2013 август
2013 июль
2013 июнь
2013 май
2013 апрель
2013 март
2013 февраль
2013 январь
2012 декабрь
2012 ноябрь
2012 октябрь
2012 сентябрь
2012 август
2012 июль
2012 июнь
2012 май
2012 апрель
2012 март
2012 февраль
2012 январь
2011 декабрь
2011 ноябрь
2011 октябрь
2011 сентябрь
2011 август
stat24.meta.ua
Copyright © 2011 - 2018 | www.donbass-info.com | При копировании информации с сайта активная ссылка обязательна!